Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Закон г. Москвы от 21.11.2007 N 45

(ред. от 23.11.2016)
«Кодекс города Москвы об административных правонарушениях»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Интернет-интервью с Ф.И.Юсуповым, главным судебным приставом Москвы26.10.2011

Фердауис Ингельевич Юсупов

– Фердауис Ингельевич, службе судебных приставов исполняется 145 лет. Получается, что зарождение службы судебных приставов произошло еще до революции. Вы сейчас в своей работе чувствуете что-то общее с работой приставов тех, царских времен?

– Я могу со всей ответственностью заявить: работа судебного пристава XIX века ничем не отличается от деятельности современного. Мы в Кировской области, где я начинал работать, создали музей службы судебных приставов, подняли архивы Вятской губернии, нашли уникальные интереснейшие материалы. Только представьте: с 1868 года по 1918 год на Вятской земле было 9 губернских приставов, да еще 12 уездных приставов. И когда читаешь их постановления, документы, то видно, что они практически сродни сегодняшнему времени, только у нас сегодня компьютер, принтер, другой ритм жизни, народу побольше, но как исполняли судебные решения, так их и исполняют. И, что любопытно, сейчас вот посмотрите, какими каракулями все пишут, разобрать ничего невозможно, а каждый документ того времени написан каллиграфическим почерком, с завитками – и на специальной бумаге. Судебными приставами тогда становились люди весьма состоятельные, образованные. Чтобы стать судебным приставом, нужно было заплатить в казну шестьсот рублей. Это огромная сумма для того времени, если корова тогда стоила три рубля с полтиной.

– Институт судебных приставов после революции был упразднен и возродился в 90-х годах XX века. Фердауис Ингельевич, Вы, можно сказать, стояли у истоков этого возрождения. Расскажите немного о начале работы службы.

– Создание службы судебных приставов было инициировано при Александре Втором. И причиной тому послужил тот факт, что 75% судебных решений не исполнялось вообще. В 90-е годы нашего века ситуация была в чем-то похожа, потому и начался второй виток развития службы судебных приставов. В 90-е, как вы, наверное, знаете, возврат долгов осуществлялся с помощью применения оружия, «на стрелках» и т.п. Как только ввели институт судебных приставов – пошел цивилизованный возврат долгов. Как и во всем мире, во всех государствах. Этот институт (в различных, правда, формах) существует везде. Где-то есть частные службы, как, допустим, во Франции. В Штатах, например, вопросами исполнения судебных решений гражданско-правового характера занимаются адвокаты, при обращении взыскания на имущество выступают помощники шерифов. Служба судебных приставов очень важный, очень нужный инструмент для государства.

– Тяжело было начинать работу?

– Тяжело было найти административные инструменты для организации взаимодействия с правительством, с правоохранительными органами. Вначале нужно было доказывать нашу необходимость, доказывать, что ты нужен судейскому сообществу, что твоя работа приносит пользу, нужно было получить доверие граждан. Но это было очень интересно. Я начинал работать на должности главного судебного пристава в Кировской области. Когда я туда пришел, на весь штат – а он состоял из 107 женщин – с высшим образованием было всего два человека. И мои коллеги, мои милые дамы, учили меня работать. Я ходил на исполнения, смотрел, как что делается. Тяжело? Да, тяжело, я, например, и сейчас работаю 25 часов в сутки. Я прихожу на работу в 8, ухожу в час-два ночи ежедневно, и в таком режиме здесь, в Москве, работаю уже третий год.

– Каков результат такой напряженной работы?

– Результат – это те деньги, которые проходят через казначейство, увеличение в 2, в 3, в 4 раза взыскиваемости средств во все уровни бюджета, а это, поверьте, действительно очень неплохой показатель. И эти цифры все время растут. Если в 2009 году мы взыскали в доход государства 11,2 миллиарда, то в этом году мы примерно столько же сделали за первое полугодие. За три года в доход государства мы принесли 22 миллиарда! Для сравнения: бюджет Москвы – около триллиона рублей, а у нас на исполнении находится производств почти на 700 миллиардов рублей. Представляете, какие колоссальные суммы! Еще один показатель – за последние два года у наших граждан формируется положительное мнение о нашей работе. Я, например, в 2008 году не видел ни одного обращения – ни от юридического сообщества, ни от граждан – с благодарностью к работе приставов. Сейчас я получаю массу писем, в которых граждане, юридическая общественность Москвы, адвокатские организации благодарят нас за работу. Последний наш «Вестник» пестрит благодарственными письмами. Хотя есть еще лица, недовольные теми порядками, которые мы устанавливаем, бывают и анонимные сообщения с претензиями, но мы говорим так: чем больше вы пишете, тем больше укрепляете наш авторитет.

– Фердауис Ингельевич, Вы руководили Управлением Федеральной службы судебных приставов по Кировской области, сейчас Вы руководите Управлением Федеральной службы судебных приставов по Москве. Работа приставов в столице сильно отличается от работы в регионе?

– Ничем не отличается абсолютно. В Москве большие объемы, здесь интереснее, здесь работа может строиться гораздо продуктивнее. К сожалению, она системно не выстраивалась все эти годы. Я откровенно могу сказать, что работа раньше выстраивалась под формат решения ненормативных задач, не было порядка по линии силовиков, в системе дознания, в системе организации работы судебных приставов. В Кировской области за 10 лет мы смогли создать костяк сотрудников, менялись руководители, приходили случайные люди, но костяк Управления был сформирован. При минимальной заработной плате у нас была минимальная текучесть кадров, и вопрос коррупции в Кировской области вообще никогда не стоял. В Москве проблема с коррупцией колоссальная. К сожалению, я до сих пор еще получаю информацию о том, что вот там берут взятки, там дают взятки… И действительно, весь последний месяц мы каждую неделю кого-то задерживаем. Есть почти беспрецедентные случаи, когда мы задерживаем и взяткодателей. Бывает, что взяткодатель предполагает, что пристав куплен и за деньги он может решить свои вопросы. Но это уже не всегда так, потому что коллектив оздоравливается. Мы меняем ситуацию, и наши граждане должны понимать, что не надо платить приставу. Пристав должен просто исполнять свои функциональные обязанности, тогда будет все достойно и правильно.

– Фердауис Ингельевич, служба судебных приставов и опасна, и трудна, и окружена достаточно негативным отношением со стороны граждан, чему немало способствуют публикации в СМИ. Вашим сотрудникам психологически тяжело выдерживать такое давление?

– Да, работа у пристава тяжелая, в том числе и с точки зрения морально-психологической составляющей. Представьте себе – прийти и отобрать ребенка или выселить человека из квартиры… Пристав всегда сталкивается со стрессовой ситуацией. И часто СМИ показывают приставов с негативной стороны. К сожалению, я ни разу не видел в СМИ публикаций в защиту интересов взыскателя, почему-то всегда защищают интересы должника. Почему СМИ не пишут о нарушенных правах другой стороны? Мы должны, обязаны говорить, если судебные приставы что-то сделали незаконно. Я, например, знаю, что иногда приставов использовали при рейдерских захватах, и это тоже широко освещалось в прессе. Но сейчас мы действуем в рамках процессуального законодательства. Поверьте, за те 2,5 года, что я здесь работаю, ни одного такого факта у нас не было и могу обещать, что и не будет.

– В каких направлениях будет развиваться работа службы судебных приставов в Москве?

– Я уверен, что службу судебных приставов необходимо включить в систему правоохранительных органов. Чтобы поднять и статус, и ответственность, и престиж работы. Также нам нужен свой вуз, где бы мы готовили специалистов. Сейчас юридические вузы не готовят специалистов в сфере исполнительного производства. В настоящее время ведется работа над исполнительным кодексом. Принятие кодекса было бы хорошим подарком к нашему 150-летнему юбилею. Также, на мой взгляд, необходимо реализовывать информационные технологии, более активно внедрять их в массы. У нас есть мировые судьи, они часто выносят заочные решения в упрощенном порядке рассмотрения заявлений. К примеру, гражданин может и не знать о том, что в отношении него ЖЭК подал иск на взыскание коммунальных платежей. В Москве должно быть так, чтобы любой человек имел право доступа по своим паспортным данным, либо по ИНН к нашим базам данных. Чтобы он ввел свои ФИО, год рождения, открыл, а ему сказали – ты являешься должником, либо ты не являешься должником. А если являешься должником, пожалуйста, получи постановления, по которым ты являешься должником. И в электронном формате оплати свой долг. Вот если мы этого добьемся, то это будет высший пилотаж. К этому надо стремиться – чтобы гражданин не бегал по инстанциям, он по судам набегался, теперь он вокруг судебных приставов пляшет. Так не должно быть, мы, чиновники, должны служить людям, а не наоборот.

– Фердауис Ингельевич, более 5 лет Управление Федеральной службы судебных приставов по Москве и ООО «ЭЛКОД» успешно сотрудничают в области распространения правовой информации. Хотелось бы узнать Ваше мнение об этом сотрудничестве.

– Я считаю, что это очень позитивные и очень нужные взаимоотношения. Я сам давным-давно пользуюсь системой КонсультантПлюс, претензий нет, все замечательно. Я знаю, какая работа на местах проводится вашими специалистами, за это вам большое спасибо. А еще – спасибо за поддержку, за то, что вы нам создаете правовое пространство.