Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Постановление Правительства Москвы от 17.10.2012 N 564-ПП

(ред. от 22.11.2016)
«Об утверждении Административного регламента предоставления государственной услуги "Выдача разрешения на право организации розничного рынка" в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 10.09.2009

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 1898/09

«Общество правомерно было привлечено к административной ответственности, поскольку при таможенном оформлении товаров таможенному органу были представлены недействительные документы»

Суть спора

При таможенном оформлении товаров по грузовой таможенной декларации обществом с ограниченной ответственностью (далее - Общество) были представлены санитарно-эпидемиологические заключения, выданные Управлением Роспотребнадзора. В тексте этих санитарно-эпидемиологических заключений их получателем значилось не Общество, а иностранная фирма - изготовитель товара. Таможенный орган пришел к выводу о том, что представленные заключения являются недействительными документами, и возбудил в отношении Общества дело об административном правонарушении.

В ходе административного расследования было установлено, что указанные санитарно-эпидемиологические заключения выдавались Управлением Роспотребнадзора на иные товары, а именно другой страны изготовления и товарной группы. Общество подтвердило предъявление в таможню спорных санитарно-эпидемиологических заключений, но не смогло пояснить обстоятельства их получения.

Постановлением таможенного органа Общество было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 16.2 «Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств» КоАП РФ, и ему было назначено административное наказание в виде штрафа. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании постановления таможенного органа незаконным и его отмене.


Решения судов разных инстанций

Решением суда первой инстанции требование Общества было удовлетворено.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что таможенный орган не доказал наличия в действиях привлекаемого к административной ответственности лица состава административного правонарушения, не установил круг подлежащих доказыванию обстоятельств, не истребовал необходимые доказательства, то есть не выполнил требования статей 26.1 и 26.2 КоАП РФ. По мнению судов, таможне следовало провести экспертизу санитарно-эпидемиологических заключений, проверить фактическое проведение испытаний и экспертиз, указанных в этих заключениях, а также опросить работников сторонней организации, которой Общество на основании гражданско-правового договора поручило проведение сертификации товаров, включая получение санитарно-эпидемиологических заключений.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, в удовлетворении требования отказал. Суд исходил из ненужности доказывания фальсификации санитарно-эпидемиологических заключений посредством проведения экспертизы, поскольку Обществу вменялись действия по представлению недействительных документов, а не по их фальсификации. Факт представления Обществом в таможню недействительных санитарно-эпидемиологических заключений был установлен и надлежаще подтвержден.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд РФ, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции Общество просило его отменить и оставить без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

Проверив обоснованность доводов сторон, Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что обжалуемое постановление суда кассационной инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах, а равно представление недействительных документов, если такие сведения и документы могли послужить основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Таможня доказала, что при декларировании товара Обществом были представлены санитарно-эпидемиологические заключения Управления Роспотребнадзора на бланках строгой отчетности с номерами, под которыми этим органом в действительности были выданы заключения по другим товарам.

По мнению Президиума ВАС РФ, подобные несоответствия нельзя отнести к ошибкам, опечаткам и техническим погрешностям, они непосредственно связаны с разрешительным режимом ввоза товаров, но их наличие нельзя определить в момент визуального осмотра таможней документов при принятии таможенной декларации. Указанные нарушения могут быть выявлены путем проведения проверочных мероприятий после завершения процедуры декларирования товара без применения специальных знаний, а потому они не требуют проведения экспертизы. Поскольку Управление Роспотребнадзора не выдавало санитарно-эпидемиологические заключения, представленные Обществом таможне, последняя правомерно признала эти документы недействительными. Между тем, предъявление таможне именно этих документов послужило основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, так как декларирование ввезенных Обществом в РФ товаров без санитарно-эпидемиологических заключений невозможно.

Президиум ВАС РФ отметил, что в силу требований нормативных правовых актов санитарно-эпидемиологические заключения нельзя заменить для таможенных целей протоколами испытаний и экспертиз, на основании которых подобные заключения выдаются, поэтому доводы судов первой и апелляционной инстанций о необходимости проверки таможней факта проведения испытаний и экспертиз, обозначенных в недействительных заключениях, являются ошибочными. Кроме того, даже проведение таких испытаний и экспертиз не влияет на правовую оценку самого санитарно-эпидемиологического заключения как недействительного документа. Следовательно, суд кассационной инстанции правомерно сделал вывод о доказанности таможней объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

Президиум ВАС РФ указал, что на основании пункта 2 статьи 127 Таможенного кодекса РФ при декларировании товаров обязанность по представлению в таможенный орган необходимых документов и сведений возложена на декларанта. Поскольку декларантом выступало Общество, оно и было обязано представить таможне надлежащие санитарно-эпидемиологические заключения на товары. Ссылка Общества на проведение работ по сертификации, включая получение санитарно-эпидемиологических заключений, сторонней российской организацией на основании заключенного с нею договора правомерно не принята судом кассационной инстанции в качестве подобного объяснения и доказательства принятия Обществом мер по соблюдению тех требований, за нарушение которых оно привлечено к ответственности. Сам по себе факт заключения такого договора не снимает с Общества его публично-правовых обязанностей декларанта и не свидетельствует о факте передачи спорных санитарно-эпидемиологических заключений во исполнение этого договора.

С учетом изложенного, Президиум ВАС РФ постановление суда кассационной инстанции оставил без изменения, а заявление Общества - без удовлетворения.