Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Постановление Правительства Москвы от 17.10.2012 N 564-ПП

(ред. от 22.11.2016)
«Об утверждении Административного регламента предоставления государственной услуги "Выдача разрешения на право организации розничного рынка" в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 07.04.2011

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.2011 № 13603/10 по делу № Ф40–18477/09–38–51

«Если суд придет к выводу, что векселедержатель, приобретая векселя, совершил злоупотребление правом, то он утрачивает право требовать уплаты авалистом вексельного долга, несмотря на действительность аваля»

Суть спора

В период с 15.03.2006 по 17.03.2006 от имени ОАО «Акционерный коммерческий банк «УниверБанк» (далее — Банк) выпущены шесть простых векселей на общую сумму 468 100 000 руб., по которым векселедатель обязался безусловно уплатить указанную в них сумму ООО «СКАЙ» или по его приказу другому лицу. Срок оплаты — по предъявлении, но не ранее 15.03.2007.

Все векселя от лица векселедателя подписаны от имени Карповой Т.А., которая являлась единоличным исполнительным органом Банка.

Каждый из векселей содержал единственный бланковый индоссамент, совершенный от имени ООО «СКАЙ», а также отметку об авале за векселедателя, совершенном от имени ООО «Разрез Черемшанский».

Держателем векселей являлось ООО «Прогресс», которое якобы приобрело данные векселя у ООО «СКАЙ» по договору купли-продажи от 17.12.2007.

ООО «Разрез Черемшанский» находилось в процедуре банкротства и, будучи авалистом, не исполнило обязанность по оплате вексельного долга. На основании этого требование ООО «Прогресс» было включено в реестр требований кредиторов должника.

Компания MIROSENO INVESTMENTS LTD (далее — Компания) была конкурсным кредитором ООО «Разрез Черемшанский». Она подала иск о признании недействительными сделок по индоссированию и авалированию данных простых векселей, а также о признании недействительным права требования ООО «Прогресс» к ООО «Разрез Черемшанский». Оспариваемое право требования основывалось на авалях, проставленных последним на каждом из векселей.

При рассмотрении данного дела суды установили, что:

— имеющиеся на векселях подписи векселедателя и индоссанта подложны и выполнены не руководителем Банка Карповой Т.А. и не руководителем ООО «СКАЙ» Крапивиным В.А.;

— аваль проставлен генеральным директором ООО «Разрез Черемшанский» Поляковым А.Н. собственноручно;

— на договоре купли-продажи векселей стояла подпись руководителя ООО «СКАЙ» Крапивина В.А., хотя он умер за несколько месяцев до этого.

В связи с изложенным перед судами возник вопрос: вправе ли векселедержатель требовать уплаты вексельного долга с учетом перечисленных фактических обстоятельств?

Данный вопрос актуален в связи с тем, что вексельное обязательство является абстрактным, то есть из векселя не видно, на основании чего возникло право векселедержателя требовать выплаты денежных сумм.

Судебная практика трактует абстрактность векселя следующим образом: при рассмотрении исковых требований, основанных на векселе, суд не обязан исследовать, в силу каких правовых оснований и обязательств он был выдан. Эта позиция отражена, к примеру, в Постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 21.02.2011 по делу N А43–12977/2010, от 10.12.2010 по делу N А82–1200/2010, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.02.2011 по делу N А57–2662/2010, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2010 N 17АП-6787/2010-ГК.

Правовая природа аваля (вексельного поручительства) и применение ст. 10 Гражданского кодекса РФ к вексельным правоотношениям

Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» (далее — Положение о векселе) предусматривает особый способ обеспечения вексельного обязательства — аваль (гл. IV). Это обеспечение дается третьим лицом или одним из лиц, подписавших вексель (в дальнейшем лицо, давшее аваль, будет именоваться авалистом).

Аваль дается на векселе или на добавочном листе (аллонже). Он может быть дан и на отдельном листе с указанием места его выдачи. Аваль выражается словами «считать за аваль» или всякой иной равнозначной формулой и подписывается тем, кто дает аваль.

Для аваля достаточно одной подписи, поставленной авалистом на лицевой стороне векселя, если это не подпись плательщика или векселедателя.

В авале должно быть указано, за чей счет он дан. При отсутствии такого указания он считается данным за счет векселедателя.

А) Обеспечение авалем дефектного вексельного обязательства

Несмотря на то, что Положение о векселе определяет аваль как «вексельное поручительство», данный способ обеспечения не является разновидностью договора поручительства по следующим причинам:

1. Аваль является односторонней сделкой авалиста, в то время как поручительство — это договор между поручителем и кредитором по основному обязательству. На данное обстоятельство довольно часто обращает внимание судебная практика (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 22.08.2007 по делу N А57–27486/05–19, Определение Московского городского суда от 17.06.2010 по делу N 33–17502).

2. Обязательство авалиста действительно даже в том случае, если то обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, кроме дефекта формы. Другими словами, обязательство авалиста прекращается (отпадает) только в случае нарушения формы вексельного обязательства. Таким нарушением признается, например, отсутствие на векселе собственноручной подписи лица, выдавшего вексель (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1997 N 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте»).

При этом даже если подпись векселедателя поддельна и выполнена другим лицом, данное обстоятельство не прекращает аваль (ст. 7 и ст. 77 Положения о векселе). В подобном случае аваль не теряет своей силы и не может быть признан ничтожным (см., к примеру, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2010 N 17АП-9836/2010-ГК). Общее разъяснение по этому вопросу дано в п. 12 совместного Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» (далее — Постановление N 33/14).

Более того, суды исходят из того, что ликвидация векселедателя не является основанием прекращения обязательств авалиста, поскольку аваль — независимое обязательство (см. Определение ВАС РФ от 15.07.2009 N ВАС-8220/09, а также Постановление ФАС Московского округа от 07.05.2009 N КГ-А40/3602–09).

В отличие от аваля договор поручительства является недействительным, если недействительно основное обязательство — вне зависимости от оснований этой недействительности (п. 3 ст. 329 ГК РФ).

3. Статья 32 Положения о векселе предусматривает, что авалист отвечает по обязательству так же, как и тот, за кого он дал аваль, то есть солидарно с ним. При этом в судебной практике сложилось мнение, что обязательства авалиста возникают с момента выдачи аваля (см. Постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 27.08.2010 по делу N А29–11016/2008 (Т-73805/2009), от 27.05.2010 по делу N А29–11016/2008 (Т-62117/2009)). Поручитель же может отвечать как солидарно (по общему правилу), так и субсидиарно (если это предусмотрено договором поручительства).

Следует отметить, что в силу п. 34 Постановления N 33/14 нормы Гражданского кодекса РФ о поручительстве и банковской гарантии не применяются к авалю.

В рассматриваемом деле только подпись авалиста была подлинной, остальные были поддельными. Однако ввиду того, что поддельность подписи не является дефектом формы векселя, аваль продолжает действовать и обязательства авалиста не прекращаются. При этом нужно отметить, что в отношении авалиста (ООО «Разрез Черемшанский») было открыто конкурсное производство.

Данное обстоятельство привело к тому, что держатель векселя был признан конкурсным кредитором авалиста, находящегося в стадии банкротства. На такое признание не повлиял даже тот факт, что обязательства, которые обеспечивает аваль, фактически отсутствуют.

В рассматриваемом деле данную проблему Президиум ВАС РФ разрешил путем применения ст. 10 ГК РФ, посвященной злоупотреблению правом. В связи с этим представляет интерес практика применения данной статьи к вексельным правоотношениям.

Б) Практика применения ст. 10 ГК РФ к вексельным правоотношениям

Как правило, суды применяют эту статью Гражданского кодекса РФ не собственно к векселям, а к сделкам, совершенным по поводу векселей. Так, например, злоупотреблением правом является заключение кредитного договора, предусматривающего предоставление заемщику целевого кредита для покупки векселей банка-заимодавца, если этот договор был заключен в преддверии банкротства этого банка (Постановление ФАС Поволжского округа от 31.01.2011 по делу N А57–5916/2010).

Злоупотреблением правом признается также заключение договора купли-продажи векселей, не обеспеченных активами, если эти векселя не могут быть предъявлены к платежу в связи с пропуском срока их предъявления к платежу (Постановление ФАС Уральского округа от 01.12.2010 N Ф09–9679/10-С4).

Что же касается непосредственно вексельных правоотношений, то как злоупотребление правом может быть квалифицирована выдача аваля по векселю, если авалист находится в стадии банкротства и доказано, что аваль был выдан с целью причинения убытков его кредиторам. Эта позиция отражена, например, в Постановлениях ФАС Центрального округа от 21.02.2011 по делу N А14–5769/2010/22/7Б, от 21.02.2011 по делу N А14–5769–2010/22/7 б, от 18.02.2011 по делу N А14–5769/2010/22/7 б, от 17.02.2011 по делу N А14–5769/2010/22/7Б, от 17.02.2011 по делу N А14–5769/2010/22/7 б, от 31.01.2010 по делу N А14–5768–2010/21/7 б.

Данный вывод обосновывается тем, что в этом случае удовлетворение вексельного требования осуществляется в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а не Положением о векселе.

При этом в отдельных судебных актах отмечается, что «предъявление к платежу векселя при наличии у векселедержателя информации об отсутствии у него правового основания для приобретения ценной бумаги, даже при наличии формальных оснований для требования платежа, является злоупотреблением правом, которое не может быть обеспечено судебной защитой» (Постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2011 по делу N А10–39/2009, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2010 по делу N А70–13519/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2009 по делу N А56–23074/2008). Более того, если вексель предъявлен к платежу, а плательщик находится в стадии банкротства, то такое предъявление подчас рассматривается как механизм искусственного создания требований в целях обеспечения контроля за процедурами банкротства и выведения части имущества в ущерб реальным кредиторам.

Следует обратить внимание на то, что согласно ст. 10 ГК РФ и п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» суд вправе по собственной инициативе, исходя из фактических обстоятельств, признать действия лица злоупотреблением правом.

Решения судов разных инстанций

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, однако суд апелляционной инстанции отменил данное решение и удовлетворил исковые требования.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

ВАС РФ в Определении от 30.12.2010 N ВАС-13603/10 пришел к выводу, что необходимо пересмотреть постановление суда кассационной инстанции в порядке надзора.

Судебная коллегия ВАС РФ указала на то, что ООО «Прогресс» приобрело спорные векселя недобросовестным образом, поскольку продавцом по договору купли-продажи был не руководитель ООО «СКАЙ», который умер задолго до заключения этой сделки, а неизвестное лицо, о чем ООО «Прогресс» не могло не знать.

Кроме того, данные действия были направлены против интересов иных кредиторов ООО «Разрез Черемшанский», поскольку эти кредиторы «лишались части того, на что они справедливо рассчитывали при должном распределении конкурсной массы».

Принимая во внимание изложенное, а также фактические обстоятельства дела, судебная коллегия ВАС РФ заключила, что у ООО «Прогресс» отсутствовало право требовать уплаты авалистом вексельного долга, несмотря на проставление последним авалей.

Обращаем внимание, что Определение ВАС РФ является процессуальным актом и не содержит правовой позиции ВАС РФ, поскольку в нем не разрешается спор по существу.

Президиум ВАС РФ в целом поддержал выводы, к которым пришла судебная коллегия ВАС РФ.

Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

Президиум ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и признал отсутствующим основанное на авалях вексельное требование ООО «Прогресс» к ООО «Разрез Черемшанский». При этом высшая судебная инстанция сформулировала следующие правовые позиции:

1. Установление факта подложности подписей векселедателя и индоссанта не является дефектом формы векселя.

2. ООО «Прогресс» является недобросовестным держателем векселей, поэтому на основании п. 1 ст. 10 ГК РФ у него отсутствует право требовать от ООО «Разрез Черемшанский» уплаты вексельного долга, несмотря на проставление последним авалей.

Злоупотребление правом со стороны ООО «Прогресс», по мнению Президиума ВАС РФ, заключалось в недобросовестном поведении исключительно с намерением причинить вред кредиторам ООО «Разрез Черемшанский».

В этой связи представляет интерес совокупность фактических обстоятельств, на основании которых был сделан вывод о недобросовестности ООО «Прогресс»:

— векселя были приобретены ООО «Прогресс» у неизвестного лица, которое выдавало себя за руководителя ООО «СКАЙ» (последний к тому моменту уже умер);

— ООО «Прогресс» не только не проверило полномочия данного лица, но и не удостоверило его личность, хотя это является обычаем делового оборота;

— на момент заключения указанного договора Банк («формальный векселедатель») прекратил свое существование (был ликвидирован). Поэтому даже если бы подпись руководителя Банка была подлинной, ООО «Прогресс» все равно не смогло бы предъявить к Банку требования;

— авалист находился в стадии банкротства, что также исключало удовлетворение вексельного требования в обычном порядке.

Таким образом, цель приобретения векселей состояла не в последующем предъявлении вексельного требования, а во включении их в реестр требований кредиторов, что позволило бы ООО «Прогресс» получать денежные средства из конкурсной массы и оказывать существенное влияние на решения, принимаемые собранием кредиторов. Это обстоятельство, по мнению Президиума ВАС РФ, доказывает то, что векселя были приобретены исключительно с намерением причинить вред кредиторам ООО «Разрез Черемшанский».

Следует отметить, что обозначенная выше судебная практика применения ст. 10 ГК РФ к вексельным правоотношениям не противоречит указанной правовой позиции. Однако вывод о том, что векселедержатель утрачивает право предъявить вексель к платежу по причине злоупотребления правом, ранее встречался в судебной практике крайне редко.

3. Интерес истца в рассматриваемом деле состоит в установлении объема обязательств, связывающих должника-авалиста и кредитора-векселедержателя. По существу предъявленный иск является требованием о признании отсутствующим вексельного требования. Поэтому данный иск правомерен — даже несмотря на то, что истец не является участником вексельных правоотношений.

Следует обратить внимание также на то, что неисследование судами обстоятельств приобретения ООО «Прогресс» векселей Президиум ВАС РФ квалифицировал как «фундаментальную ошибку, неисправление которой искажало бы саму суть правосудия». Исходя из этого, можно заключить, что суд обязан исследовать правомерность и добросовестность основания приобретения векселедержателем векселя. Следовательно, у векселедержателя возникает необходимость предъявить доказательства правомерности и добросовестности такого приобретения.

Президиум ВАС РФ указал, что содержащееся в рассматриваемом Постановлении толкование ст. ст. 17 и 32 Положения о векселе и ст. 10 ГК РФ является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Сообщаем, что изложенные в рассматриваемом Постановлении правовые позиции в соответствии с пп. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ в редакции Федерального закона от 23.12.2010 N 379-ФЗ могут являться новыми обстоятельствами и быть основанием для пересмотра дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.