Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Постановление Правительства Москвы от 17.10.2012 N 564-ПП

(ред. от 22.11.2016)
«Об утверждении Административного регламента предоставления государственной услуги "Выдача разрешения на право организации розничного рынка" в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 12.04.2011

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11

«О некоторых вопросах применения особенной части кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Указанное Постановление Пленума ВАС РФ (далее — Постановление N 11) содержит разъяснения относительно правонарушений в различных сферах отношений: самовольное занятие земельного участка, добыча подземных вод, рыболовство, ремонт и введение в эксплуатацию зданий и помещений, охрана интеллектуальной собственности, конкуренция, а также миграционный учет.

Самовольное занятие земельного участка

Самовольному занятию земельного участка посвящена ст. 7.1 КоАП РФ. Пленум ВАС РФ разъяснил, в каких случаях возможно привлечение к административной ответственности по данной статье.

В п. 1 Постановления N 11 указано, что под самовольным занятием земельного участка следует понимать пользование чужим земельным участком при отсутствии определенным образом выраженной воли собственника этого участка или управомоченного им лица.

Данный пункт Постановления N 11 указывает на значимость слова «самовольное» при описании диспозиции этого правонарушения. Ранее в арбитражной практике существовала позиция, согласно которой состав указанного правонарушения образуется в том числе и тогда, когда собственник земельного участка согласен на его занятие, если при этом не подготовлены соответствующие правоустанавливающие документы. Данная позиция отражена в Постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 12.05.2010 по делу N А13–16734/2009, от 12.11.2009 по делу N А05–6904/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 14.07.2009 N Ф04–4039/2009 (10172-А67–31), Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2010 N 17АП-12242/2009-АК, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2009 N 18АП-7306/2009).

Однако в ряде случаев арбитражные суды указывали на невозможность применения ст. 7.1 КоАП РФ при выявлении согласия собственника на передачу земли в чужое пользование. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 21.04.2010 N Ф09–2670/10-С1 согласие собственника на передачу земли суд учитывал как один из фактов, свидетельствующих о невозможности применения указанной нормы. Однако Пленум ВАС РФ не разъяснил, что следует понимать под волей, выраженной в установленном порядке.

В то же время в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.02.2005 N 11301/04 была сформулирована правовая позиция, согласно которой пользование земельным участком с разрешения его собственника, но без оформления правоустанавливающих документов, не предусмотренных действующим законодательством (к примеру, договор аренды), не образует состава правонарушения, предусмотренного ст. 7.1 КоАП РФ.

Добыча подземных вод

В п. 2 Постановления N 11 Пленум ВАС РФ указал на разграничение составов правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1 — 2 ст. 7.3 и ст. 7.6 КоАП РФ. В соответствии с этим разъяснением добыча подземных вод без лицензии (либо с нарушением лицензионных требований) должна квалифицироваться в соответствии с ч. ч. 1 — 2 ст. 7.3 КоАП РФ.

Пленум ВАС РФ в данном случае повторил правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.02.2008 N 9199/07. Ранее судебная практика в ряде случаев определяла такое правонарушение как самовольное занятие водного объекта или пользование им с нарушением установленных условий, то есть квалифицировала его по ст. 7.6 КоАП РФ. Эта позиция отражена в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 14.08.2008 N Ф04–5033/2008 (9988-А75–32), от 20.12.2007 N Ф04–288/2007 (324-А70–6), ФАС Центрального округа от 23.08.2007 по делу N А09–8395/06–22.

После принятия указанного Постановления Президиума ВАС РФ судебная практика по данному вопросу складывалась единообразно. Добычу подземных вод без лицензии (либо с нарушением лицензионных требований) суды квалифицировали как правонарушение, предусмотренное в ст. 7.3 КоАП РФ (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2010 по делу N А82–216/2010, ФАС Дальневосточного округа от 19.05.2009 N Ф03–1909/2009, ФАС Московского округа от 30.11.2010 N КА-А41/14568–10).

Нарушение правил содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений

В п. 3 Постановления N 11 даны разъяснения относительно субъекта правонарушения, предусмотренного в ст. 7.22 КоАП РФ. Как указал Пленум ВАС РФ, лицом, нарушившим правила содержания и ремонта жилого дома или жилого помещения, следует считать лицо, на которого возложены функции по ремонту и содержанию подобного дома или помещения. По общему правилу таким лицом выступает собственник указанного объекта недвижимости (ст. 210 ГК РФ). Однако если речь идет о многоквартирном жилом доме, обязанность по его содержанию и ремонту может быть возложена на управляющую организацию, товарищество собственников жилья или жилищный кооператив (см. ст. ст. 161 — 162 ЖК РФ). Соответственно, и субъектом ответственности по ст. 7.22 КоАП РФ за нарушение правил содержания жилых домов должны признаваться указанные организации, если им были переданы такие полномочия.

Подобные разъяснения уже давал Минрегион России в Письме от 14.10.2008 N 26084-СК/14 «Об изменении практики осуществления государственного контроля за содержанием общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме в соответствии с новым жилищным законодательством Российской Федерации» (далее — Письмо Минрегиона России N 26084-СК/14).

Специально оговаривается, что на лиц, осуществляющих ремонт на основании договора подряда, не может возлагаться ответственность за нарушение правил содержания жилых домов и помещений, поскольку указанные лица не несут бремени содержания таких объектов недвижимости. Ранее к аналогичному выводу пришла и судебная практика (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.11.2009 по делу N А19–13645/09, от 18.11.2009 по делу N А19–11295/09).

Однако в некоторых судебных актах была отражена позиция, согласно которой ответственным лицом за совершение данного правонарушения может быть не только управляющая организация. Это может быть и лицо, которому функции по содержанию и ремонту переданы на основании гражданско-правового договора, в том числе подрядчик (см. Постановления ФАС Уральского округа от 29.12.2008 N Ф09–9912/08-С1, от 16.04.2007 N Ф09–9056/06-С1).

Встречался и вывод, что ответственным за нарушение правил содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений является только подрядчик (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.05.2010 по делу N А27–24643/2009).

Пленум ВАС РФ также разъяснил, что признание многоквартирного дома аварийным само по себе не исключает применения санкций за нарушение ст. 7.22 КоАП РФ. Установлено, что обязанные лица должны в необходимых объемах содержать такие жилые дома и помещения до отселения проживающих в них лиц. Данный вывод встречался в судебной практике (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.09.2010 по делу N А43–41401/2009, п. 1 Некоторых примеров разрешения споров, связанных с применением административного законодательства, принятых Десятым арбитражным апелляционным судом).

Управляющая компания не может ссылаться на отсутствие у нее денежных средств как основание для неприменения санкций за нарушение правил содержания жилых домов и помещений (п. 3.3 Постановления N 11). Такая позиция уже встречалась в судебной практике (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2010 по делу N А31–10412/2009, ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.11.2009 по делу N А78–4533/2009).

Не является обстоятельством, исключающим ответственность по ст. 7.22 КоАП РФ, и отказ собственников жилого дома или помещения дополнительно оплачивать необходимые ремонтные работы. Однако Пленум ВАС РФ указал, что если управляющая организация предприняла все необходимые меры по содержанию и ремонту указанного объекта недвижимости, то данное обстоятельство исключает применение к ней административной ответственности в связи с отсутствием в ее действиях вины. Аналогичные разъяснения ранее были даны в Письме Минрегиона России N 26084-СК/14.

Немаловажный вопрос — срок давности привлечения к административной ответственности по данному правонарушению. Пленум ВАС РФ разъяснил, что нарушение правил содержания жилых домов и помещений относится к категории длящихся правонарушений, поэтому срок давности должен исчисляться либо со дня обнаружения указанных нарушений (если правонарушение продолжается), либо с последнего дня их совершения (если правонарушение прекратилось).

Что касается использования федеральных объектов недвижимости без надлежащим образом оформленных документов или с нарушением правил эксплуатации (ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ), то здесь Пленум ВАС РФ указал на следующее. Субъектом ответственности по данному правонарушению может быть и арендатор (субарендатор) федерального имущества. Такое заключение Пленум ВАС РФ сделал исходя из того, что арендатор обязан удостовериться в том, что заключает договор аренды с управомоченным лицом. Эта позиция Пленума ВАС РФ соответствует сложившейся судебной практике (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 16.10.2007 N Ф04–7172/2007 (39222-А03–43), Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2009 N 09АП-18034/2008-АК).

В то же время в Рекомендациях научно-консультативного совета о практике применения законодательства об административных правонарушениях (выработаны Научно-консультативным советом при Федеральном арбитражном суде Волго-Вятского округа по итогам заседания Совета от 09.10.2008 в г. Владимире) указано следующее. Если законом не установлена обязанность лица оформить документы, то пользование федеральным объектом недвижимости без их оформления не образует состава правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ. Сейчас данная позиция противоречит п. 4 Постановления N 11.

Нарушение правил рыболовства

В п. 5 рассматриваемого Постановления Пленума ВАС РФ установлены правила разграничения ответственности за правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 8.17 и ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ.

Пленум ВАС РФ разъяснил, что нарушение правил рыболовства вне внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны РФ (что составляет объективную сторону правонарушения в соответствии с ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ) подлежит квалификации в соответствии с ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ.

Аналогичные выводы ранее были сделаны Пленумом ВС РФ в п. 7 Постановления от 23.11.2010 N 27 «О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного, прибрежного и других видов рыболовства». Эта позиция ВС РФ получила распространение в арбитражной практике (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2011 по делу N А56–37401/2010).

Однако в Постановлении N 11 не нашла отражения другая позиция Пленума ВС РФ. В соответствии с ней действия лиц, осуществляющих рыболовство в пределах внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа, исключительной экономической зоны РФ, также могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ. Это возможно, если будет установлено, что указанными лицами нарушены правила рыболовства, но водные биоресурсы не обнаружены.

Административные правонарушения в строительстве

В п. 6 Постановления N 11 разъясняется, что субъектами ответственности за административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ, могут являться как застройщик (заказчик по договору строительного подряда), так и иные лица, которые были им привлечены к осуществлению соответствующих работ. Например, к ответственности за нарушение установленного порядка строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капитального строительства (ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ) могут привлекаться подрядчик или субподрядчик.

Следует отметить, что Пленум ВАС РФ использовал формулировку «застройщик (заказчик по договору строительного подряда)», из которой можно заключить, что застройщик и заказчик по договору строительного подряда — одно и то же лицо.

Однако осуществлять строительство вправе не только застройщик (напомним, что это физическое или юридическое лицо, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов капитального строительства, а также выполнение инженерных изысканий, подготовку проектной документации для их строительства, реконструкции, капитального ремонта). Таким правом обладает и уполномоченное им лицо — заказчик, который в свою очередь вправе привлекать подрядчиков для осуществления строительства (пп. 16 ст. 1, ч. 3 и 4 ст. 52 Градостроительного кодекса РФ). Таким образом, заказчиком по договору строительного подряда может быть как застройщик, так и заказчик — лицо, непосредственно осуществляющее организацию строительства.

Указанный вывод Пленум ВАС РФ сделал исходя из того, что такие лица обязаны удостовериться в том, что застройщик, привлекая их к осуществлению работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, обладает соответствующим разрешением на строительство.

Разъяснения, содержащиеся в п. 6 Постановления N 11, согласуются со сложившейся судебной практикой. Последняя отражена в Определении ВАС РФ от 31.01.2011 N ВАС-16235/10, Постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 19.08.2010 по делу N А32–7367/2010, ФАС Уральского округа от 19.01.2011 N Ф09–11113/10-С1, от 10.11.2010 N Ф09–9094/10-С1, ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.11.2009 по делу N А19–7686/09, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2010 N 17АП-10205/2010-АК, п. 7 Рекомендаций Научно-консультативных советов при ФАС Западно-Сибирского округа и ФАС Уральского округа (утв. Научно-консультативными советами при ФАС Западно-Сибирского округа и ФАС Уральского округа протоколом от 29.06.2009 N 2).

Вместе с тем существуют и примеры судебных актов, не допускающих применение ответственности по ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ к подрядчикам (Постановления ФАС Московского округа от 08.10.2010 N КА-А40/11975–10, от 27.02.2010 N КА-А40/1228–10).

В п. 7 Постановления N 11 разъясняется, что ответственность за эксплуатацию объекта капитального строительства без получения разрешения на ввод его в эксплуатацию (ч. 5 ст. 9.5 КоАП РФ) должно нести лицо, непосредственно использующее это здание (строение, сооружение).

Это разъяснение изменило существовавшую судебную практику, признающую субъектами данного административного правонарушения только застройщика или собственника спорного объекта (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 02.03.2010 по делу N А70–13083/2009, ФАС Поволжского округа от 05.10.2009 по делу N А72–1126/2009, ФАС Центрального округа от 12.08.2009 по делу N А68–405/09–30/15, ФАС Дальневосточного округа от 21.07.2010 N Ф03–4658/2010).

Ранее позиция, поддержанная в п. 7 Постановления N 11, в судебной практике встречалась реже. Она отражена в Определении ВАС РФ от 18.03.2011 N ВАС-16197/10, вопросе 20 Рекомендаций о практике применения законодательства об административных правонарушениях, выработанных Научно-консультативным советом при ФАС Волго-Вятского округа по итогам работы заседания совета от 08.10.2009 в г. Костроме (одобрены президиумом ФАС Волго-Вятского округа от 25.11.2009 N 7).

Пленум ВАС РФ особо отметил следующее. Если такую эксплуатацию осуществляют несколько лиц одновременно, то к административной ответственности может быть привлечено каждое из таких лиц, а не только то, которое начало эксплуатировать соответствующий объект первым. Вместе с тем стоит обратить внимание на то, что исходя из ст. ст. 51 и 55 Градостроительного кодекса РФ можно заключить, что обязанность получать строительные разрешения (разрешения на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию) лежит на застройщике, и привлечение им физического или юридического лица для осуществления строительства (заказчика) не изменяет этого требования. Такой вывод подтверждается судебной практикой (Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 07.12.2010 по делу N А53–10705/2010, от 27.10.2009 по делу N А32–13163/2009–29/141–71АЖ, от 21.08.2009 по делу N А32–27474/2008–29/471–184АЖ, ФАС Центрального округа от 19.04.2010 по делу N А23–4777/09А-9–246).

Незаконное использование товарного знака

Пленум ВАС РФ в Постановлении N 11 дал много разъяснений относительно правонарушений в области охраны исключительных прав на товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара (далее в совокупности — товарный знак).

В частности, в п. 8 указанного Постановления установлено, что ответственность по ст. 14.10 КоАП РФ наступает за любое использование товарного знака, а не только за его неправомерное размещение на товаре или на этикетке. Данная позиция подтверждается материалами судебной практики (например, Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2008 N 09АП-10016/2008-ГК).

Пленум ВАС РФ разъяснил, что ответственность за реализацию товара, на котором незаконно воспроизведен товарный знак, должен нести не только первый продавец такого товара, но и любое лицо, занимающееся его реализацией. Аналогичная позиция была выработана в судебной практике (п. 3 Обзора практики ФАС Московского округа о привлечении к административной ответственности в судебном порядке от 19.12.2003 N 12, п. 3.1 Некоторых примеров разрешения споров, связанных с применением административного законодательства (приняты Десятым арбитражным апелляционным судом), Постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 по делу N А19–16017/10, от 11.11.2010 по делу N А78–6245/2010, от 08.11.2010 по делу N А78–5797/2010).

В то же время в Постановлении N 11 установлено, что приобретение такого товара, а также его хранение или перевозка без цели введения в гражданский оборот не являются административным правонарушением.

В п. 9.1 указанного Постановления разъясняется, что ответственность за незаконное использование чужого товарного знака по ст. 14.10 КоАП РФ возникает в любом случае, если лицо не проверило, предоставляется ли ему правовая охрана в РФ. Пленум ВАС РФ указал, что данное правонарушение может быть совершено с любой формой вины, в том числе и по неосторожности. К примеру, такая ситуация может возникнуть, если лицо, использующее товарный знак, не проверило, осуществляет ли оно использование чужого товарного знака на законных основаниях. Данный вывод повторяет правовую позицию Президиума ВАС РФ, отраженную в п. 15 Информационного письма от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

При этом в соответствии с п. 12 Постановления N 11 обязанность доказать незаконность воспроизведения товарного знака, послужившую основанием для составления протокола об административном правонарушении, возлагается на административный орган, составивший такой протокол (ч. 5 ст. 205 АПК РФ). Эту точку зрения также поддерживают суды (Постановления ФАС Центрального округа от 03.08.2010 по делу N А08–26/2010–33, ФАС Северо-Кавказского округа от 16.02.2011 по делу N А15–1123/2010).

Пленум ВАС РФ пояснил, что заключение правообладателя товарного знака по вопросу его незаконного использования не может быть принято в качестве заключения эксперта. Такое заключение можно использовать лишь как одно из доказательств. Данный вывод встречался в судебной практике (Постановление ФАС Поволжского округа от 05.09.2008 по делу N А57–2493/08–6).

Вопрос об использовании обозначения, сходного с товарным знаком до степени смешения, судам следует рассматривать с позиции потребителя. Данное указание Пленума ВАС РФ следует понимать так, что для установления такого сходства каких-либо специальных знаний не требуется. Этот вывод подтверждается сложившейся судебной практикой (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.10.2010 по делу N А19–7007/10, ФАС Дальневосточного округа от 29.10.2010 N Ф03–5710/2010, ФАС Западно-Сибирского округа от 01.03.2011 по делу N А45–17700/2010, ФАС Московского округа от 04.10.2010 N КА-А40/11287–10, ФАС Поволжского округа от 08.02.2011 по делу N А49–4613/2010). Пленум ВАС РФ пояснил, что данное обстоятельство может быть подтверждено, в частности, путем проведения опросов или экспертизы.

Важное разъяснение было дано в п. 10 Постановления N 11. Если должностным лицом таможенного органа составлен протокол об административном правонарушении, предметом которого является товар, который не находился, не должен был находиться и не находится под таможенным контролем, то суд должен принять решение об отказе в привлечении лица к административной ответственности. Этот вывод следует из того, что в компетенцию таможенных органов по защите интеллектуальных прав входит проверка лишь товаров, находящихся или находившихся под таможенным контролем. Такая позиция достаточно давно закрепилась в судебной практике (см., к примеру, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.06.2007 N А74–73/07-Ф02–3894/07, от 18.09.2007 N А33–663/07-Ф02–6602/07, ФАС Волго-Вятского округа от 24.04.2008 по делу N А29–3345/2007).

Как указал Пленум ВАС РФ, правообладатель может быть признан потерпевшим по таким административным делам. Его процессуальное положение в таком случае будет регулироваться ст. 25.2 КоАП РФ.

В п. 15 Постановления N 11 разъяснено, с какого момента считается оконченным правонарушение, заключающееся в незаконном использовании товарного знака (ст. 14.10 КоАП РФ). Оно считается оконченным с момента перемещения товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака (или сходного с ним обозначения) через таможенную границу РФ и подачи таможенному органу документов, необходимых для помещения товаров под таможенную процедуру, условия которой предполагают возможность введения этих товаров в оборот на территории России.

Недобросовестная конкуренция

Относительно административных правонарушений в области недобросовестной конкуренции (ч. ч. 1 — 2 ст. 14.33 КоАП РФ) в Постановлении N 11 указано следующее. При квалификации действий в качестве недобросовестной конкуренции следует учитывать не только положения Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции), но и содержание ст. 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.

В п. 17 Постановления N 11 указано на разграничение ответственности по ст. 14.10 и ч. 2. ст. 14.33 КоАП РФ. Установлено, что норма ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ является специальной по отношению к норме, запрещающей незаконное использование товарного знака. Соответственно, если правонарушение заключается в том, что в оборот был введен товар, на котором незаконно размещен товарный знак, то ответственность должна наступать по ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ. Данная позиция поддерживается судебной практикой (см., к примеру, Постановление ФАС Центрального округа от 14.01.2009 по делу N А14–5180–2008/86/22).

Пленум ВАС РФ указал на то, что при квалификации правонарушения как недобросовестной конкуренции следует обратить внимание на цель совершения противоправных действий. Для такой квалификации они должны быть направлены на получение преимуществ перед конкурентами при осуществлении предпринимательской деятельности. Данный вывод был сформирован в судебной практике (Постановление ФАС Поволжского округа от 01.12.2008 по делу N А72–4780/08–10/216).

Особо отмечено, что должна признаваться недобросовестной конкуренцией реализация товара с незаконным использованием олимпийской и (или) паралимпийской символики либо с символикой, создающей ложное представление о причастности производителя к Олимпийским и (или) Паралимпийским играм. В п. 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ N 11 поясняется, что ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 01.12.2007 N 310-ФЗ «Об организации и проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» является специальной нормой по отношению к определению недобросовестной конкуренции, установленному в п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции. Поэтому незаконное использование олимпийской символики следует считать недобросовестной конкуренцией, даже если такие действия не причинили убытков хозяйствующим субъектам-конкурентам.

В Постановлении N 11 разъясняется, что ответственность по ч. ч. 1 — 2 ст. 14.33 КоАП РФ может наступать независимо от введения товаров с незаконным использованием олимпийской (паралимпийской) символики в оборот. Обращаем внимание, что данный вывод относится только к олимпийской и (или) паралимпийской символике.

Пленум ВАС РФ разъяснил, что ответственность по ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ может нести только лицо, которое первым ввело в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности. Данный вывод был признан судебной практикой (см., к примеру, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 по делу N А19–16017/10).

В п. 19 Постановления N 11 установлено, что товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности не может быть конфискован в соответствии с ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ. Однако при определении мер ответственности по указанной статье судам следует принимать решения в том числе об изъятии контрафактной продукции и о ее уничтожении за счет нарушителя.

Правонарушения в области миграционного учета

В Постановление N 11 уже были внесены изменения, признающие недействующим п. 20 данного акта и «сдвигающие» последующую нумерацию пунктов на одну позицию (Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2011 N 28). С учетом данных изменений в Постановлении N 11 разъясняются следующие вопросы.

В п. 20 Постановления N 11 указано, что заключение трудового договора с иностранным гражданином или лицом без гражданства само по себе не является привлечением иностранного гражданина или лица без гражданства к трудовой деятельности и не образует состава административного правонарушения (ч. ч. 1 — 2 ст. 18.15 КоАП РФ). Данная позиция поддерживается судебной практикой (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2010 по делу N А70–7958/2010).

Также Пленум ВАС РФ отметил следующее. Поскольку данное правонарушение является длящимся, срок привлечения к административной ответственности за него исчисляется с момента обнаружения правонарушения или с последнего дня, когда оно совершалось (если привлечение этого иностранца либо лица без гражданства прекращено на момент обнаружения правонарушения).

В п. 21 Постановления N 11 уточняется, что привлечение к административной ответственности согласно ч. 3 ст. 18.15 КоАП РФ должно происходить за неуведомление органа миграционного учета, а не за уведомление его с нарушением сроков. Эту правовую позицию также использовали в своей практике суды (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.10.2009 по делу N А45–6427/2009).