Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 01.11.2011

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147

«Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»

1. Применение правил о публичном договоре к кредитным соглашениям >>>

2. Применение правил о договоре присоединения к кредитным соглашениям >>>

3. Одностороннее изменение кредитного соглашения >>>

4. Комиссии по кредиту >>>

5. Взыскание процентов за пользование кредитом >>>

6. Односторонний отказ от исполнения обязательств по кредитному договору >>>

7. Ковенантные условия кредитного договора >>>

8. Исполнение нескольких кредитных договоров >>>

9. Неисполнение банком обязательства по выдаче кредита >>>

10. Согласование существенных условий договора о предоставлении кредитной линии >>>

11. Повышенные проценты за нарушение заемного обязательства >>>

12. Исполнение обязательства заемщика третьим лицом >>>

Президиум ВАС РФ принял Информационное письмо от 13.09.2011 N 147, касающееся применения положений гражданского законодательства о кредитном договоре (далее — Информационное письмо N 147).

Данное Информационное письмо обобщает судебную практику арбитражных судов, сложившуюся в отношении кредитных договоров, а также приводит примеры аргументации правовых позиций Президиума ВАС РФ по этим вопросам, которые зачастую основаны на применении правовых принципов разумности, добросовестности и состязательности сторон, что, в частности, приводит к тому, что по ряду вопросов Президиум ВАС РФ обращается к оценке экономической целесообразности при рассмотрении арбитражными судами споров, связанных с кредитными отношениями.

Следует отметить, что некоторые разъяснения, содержащиеся в Информационном письме N 147, были учтены законодателем при подготовке Федерального закона от 19.10.2011 N 284-ФЗ «О внесении изменений в статьи 809 и 810 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». С момента вступления указанного Закона в силу они приобретут статус нормы закона.

По всей видимости, в Информационном письме N 147 также были использованы положения проекта новой редакции Гражданского кодекса РФ, а также некоторые достижения российской правовой доктрины (к примеру, по вопросу об установлении существенных условий кредитного соглашения в нормах специального банковского законодательства).

Рассматриваемый документ был опубликован на сайте ВАС РФ 14 октября 2011 г.

1. Применение правил о публичном договоре к кредитным соглашениям

Ключевое разъяснение: кредитный договор не является публичным договором.

Проблема квалификации кредитного договора как публичного связана с тем, что ст. 426 ГК РФ содержит открытый перечень отдельных видов договоров, которые могут быть публичными.

Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма N 147 указал, что участие банка в государственной программе поддержки сельскохозяйственных производителей не свидетельствует о необходимости применения положений законодательства о публичном договоре к кредитным соглашениям, заключаемым в рамках такой программы.

Банки не могут заключать кредитные договоры со всеми обратившимися согласно правилам ст. 426 ГК РФ. Данный вывод был сделан Президиумом ВАС РФ на основании положений банковского законодательства, предусматривающего необходимость соблюдения определенных нормативов финансовой надежности (в частности, ч. 2 ст. 24 Федерального закона от 02.12.1990 N 395–1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках), а также другие нормы о банковском надзоре).

Одним из инструментов регулирования различных банковских нормативов является оценка финансовой устойчивости заемщика, а также других показателей, влияющих на вероятность возврата кредита, на основании которых банком принимается решение о заключении с ним кредитного договора. Также следует учитывать и тот факт, что банк принимает на себя риск невозврата выданного кредита, поэтому применение норм о публичном договоре к данным правоотношениям было бы несправедливым по отношению к кредитной организации.

Ссылка сторон спора на то, что правилами программы поддержки сельскохозяйственных производителей предусматривается обязанность банка заключить кредитные договоры со всеми заемщиками, отвечающими необходимым критериям, не была принята Президиумом ВАС РФ во внимание. В Информационном письме N 147 эта позиция обосновывается тем, что данные правила, помимо прочего, предусматривали необходимость соблюдения положений законодательства и внутренних правил банка о наличии оснований для заключения кредитных соглашений.

Вывод о том, что кредитный договор не может быть признан публичным договором, встречался в судебной практике и раньше (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 16.05.2007 N 5262/07 по делу N А36–1506/2006, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2009 по делу N А45–14083/2009, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2010 по делу N А49–4461/2010, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2006 по делу N А36–1506/2006).

2. Применение правил о договоре присоединения к кредитным соглашениям

Ключевое разъяснение: в случае разработки банком в одностороннем порядке проекта кредитного соглашения, существенно нарушающего баланс интересов сторон, суд вправе применить к нему положения о договоре присоединения ( ст. 428 ГК РФ).

В п. 2 Информационного письма N 147 указывается, что договор присоединения может быть заключен банком не только с физическими лицами для удовлетворения их бытовых нужд, но и с предпринимателями. Осведомленность предпринимателя об условиях заключаемого договора не является основанием для неприменения положений законодательства о договоре присоединения (п. 3 ст. 428 ГК РФ), если заемщик не мог изменить эти условия.

Президиум ВАС РФ по аналогии закона распространил на соглашения между предпринимателями действие нормы ГК РФ о возможном расторжении или изменении договора присоединения, если этот договор лишает сторону прав, обычно предоставляемых в аналогичных случаях (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

Также в данном пункте Информационного письма N 147 отмечается, что согласование суммы кредита не свидетельствует о том, что иные условия кредитного соглашения не были навязаны заемщику.

Как указано в Информационном письме N 147, навязывание контрагенту по договору обременительных для него условий не соответствует принципу добросовестности. В такой ситуации пострадавшая сторона независимо от наличия или отсутствия статуса предпринимателя вправе использовать особые правовые средства защиты, предусмотренные для договора присоединения.

В описанной ситуации явно обременительными условиями кредитного договора были признаны следующие его положения:

— право банка в одностороннем порядке по своему усмотрению и без объяснения заемщику причин отказать в выдаче кредита либо выдать кредит в меньшем размере;

— по своему усмотрению и без объяснения причин увеличивать размер процентов за пользование кредитом, а также сокращать срок возврата кредита;

— установление запрета для заемщика, несогласного с изменением условий кредитования, на досрочный возврат кредита на прежних условиях.

3. Одностороннее изменение кредитного соглашения

В п. 3 Информационного письма N 147 разъяснено, что при реализации банком права на одностороннее изменение условий кредитного договора, если такое право предусматривается этим соглашением, кредитная организация должна действовать на основании принципов разумности и добросовестности.

При этом Президиум ВАС РФ разъяснил, что само условие кредитного договора о возможности банка в одностороннем порядке изменить его условия о сроке и процентной ставке является правомерным (ст. 310 ГК РФ и ч. 2 ст. 29 Закона о банках).

В то же время из положений законодательства не следует, что сторона договора, не согласная с таким изменением, не может доказывать, что такие изменения нарушают принципы разумности и добросовестности. В частности, заемщик может ссылаться на нарушение баланса интересов контрагентов, а также на противоречие таких изменений деловым обыкновениям, установившимся между сторонами.

Правомерные действия банка, направленные на одностороннее изменение условий кредитного договора таким образом, что они стали заведомо невыполнимыми для заемщика и очевидно нарушают баланс интересов сторон, должны быть квалифицированы судом как злоупотребление правом (п. 3 ст. 10 ГК РФ). Следовательно, требования банка, основанные на новых условиях кредитного договора, не могут получить судебную защиту, если они противоречат принципам разумности и добросовестности.

В описанной в п. 3 Информационного письма N 147 ситуации банк в одностороннем порядке изменил срок кредита с трех лет до пяти месяцев, обязав заемщика вернуть заемные средства единовременно, а также в два раза увеличил процентную ставку по кредиту. Свои действия по одностороннему изменению договора банк обосновал тем, что в отношении одного из учредителей заемщика было возбуждено уголовное дело по факту совершения преступлений в сфере экономической деятельности, и банк был обеспокоен увеличившимися рисками невозврата этого кредита.

Данные обстоятельства были признаны в Информационном письме N 147 надлежащим доказательством увеличения кредитного риска, однако новые условия кредитного соглашения, внесенные банком в договор одностороннем порядке, были необоснованными и нарушали принцип разумности.

В частности, уведомление заемщика о необходимости погасить кредит в полном объеме через несколько дней после получения уведомления об изменении условий кредитного договора оценено Президиумом ВАС РФ как нарушение принципа разумности. Также об этом свидетельствует установление в кредитном договоре условия о единовременном погашении кредита, сумма которого соответствует величине совокупной выручки заемщика за прошедший год.

В Информационном письме N 147 также указывается, что установленная в одностороннем порядке увеличенная процентная ставка по кредиту в значительной степени превышала среднюю плату по кредиту в месте нахождения банка, следовательно, столь резкое повышение процентов по кредиту противоречит принципу добросовестности. Кроме того, арбитражный суд обратил внимание на то, что само по себе увеличение процентной ставки по кредиту в описанной ситуации никак не снижает кредитный риск по договору.

Аналогичные выводы встречались в судебной практике и ранее (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 23.12.2010 N ВАС-17778/10 по делу N А04–129/2010, а также Постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.08.2010 N Ф03–5734/2010 по делу N А04–129/2010). Суды указали на недопустимость «произвольного изменения платы за пользование кредитом без экономического обоснования конкретного размера процентной ставки», так как это противоречит основным принципам гражданского законодательства.

При этом нельзя не отметить, что еще в п. 2 Информационного письма ВАС РФ от 26.01.1994 N ОЩ-7/ОП-48 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных договоров» ВАС РФ разъяснил, что наличие оснований, с которыми по условиям кредитного договора связана возможность одностороннего изменения банком размера платы (процентов) за кредит, должно быть доказано банком. В частности, это может быть изменение ставки рефинансирования ЦБ РФ (Постановления ФАС Поволжского округа от 07.10.2009 по делу N А57–2397/2009, ФАС Северо-Кавказского округа от 23.11.2009 по делу N А53–4211/2009, ФАС Дальневосточного округа от 15.10.2010 N Ф03–6490/2010 по делу N А73–1328/2010, ФАС Уральского округа от 31.01.2011 N Ф09–10900/10-С5 по делу N А71–2903/2010, ФАС Центрального округа от 29.03.2010 N Ф10–988/10 по делу N А14–12207/2009/354/32).

Однако если банк, односторонне изменив условия договора, не обоснует такое изменение, то заемщик может потребовать взыскания излишне уплаченной суммы как убытка (Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 23.11.2009 по делу N А53–4211/2009, от 29.10.2009 по делу N А53–4213/2009) или изменения данного условия на прежнее (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 30.10.2009 по делу N А53–25289/2008).

Также в судебной практике есть примеры признания правомерным одностороннего изменения процентной ставки по кредиту банком в связи с изменением конъюнктуры на денежном рынке (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 05.04.2010 по делу N А43–13502/2009, от 23.11.2009 по делу N А53–4211/2009).

4. Комиссии по кредиту

Ключевое разъяснение: взимание комиссии по кредиту правомерно, если это обусловлено оказанием заемщику какой-либо самостоятельной услуги. В иных случаях комиссии по кредиту могут быть отнесены судом в счет платы за предоставление кредита или признаны неосновательным обогащением банка ( п. 4 Информационного письма N 147).

Президиум ВАС РФ указал на определенный механизм квалификации платежей заемщика в качестве комиссионных или в качестве платы за кредиты.

На первом этапе квалификации судам следует сразу же отсекать периодические платежи, размер которых определяется в процентах от остатка задолженности заемщика перед банком на дату платежа. Эти суммы, по мнению Президиума ВАС РФ, никак не могут быть отнесены к комиссионным платежам, а лишь прикрывают дополнительную плату за кредит.

Примечательно, что условия договора о таких платежах, прикрывающих дополнительную плату за кредит, согласно п. 4 Информационного письма N 147 не могут быть признаны недействительными, так как они не противоречат законодательству, а стороны согласовали свою волю в их отношении.

В качестве исключения из приведенного выше правила в п. 4 Информационного письма N 147 указывается на периодически взимаемую комиссию по овердрафту (кредитование расчетного счета, ст. 850 ГК РФ), которую следует квалифицировать как комиссию. Президиум ВАС РФ разъяснил, что в данном случае банк периодически предоставляет клиенту услугу совершать платеж по счету, несмотря на недостаток или отсутствие средств на нем.

На втором этапе квалификации судам следует оценить единовременные платежи по кредитному договору на предмет их взимания за совершение банком каких-либо услуг, создающих для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект. Такой вывод был сделан Президиумом ВАС РФ, исходя из определения понятия «услуга», которое можно вывести из смысла ст. 779 ГК РФ.

Также Президиум ВАС РФ указал, что такая услуга кредитной организации не должна быть стандартной, без совершения которой банк не сможет должным образом заключить и исполнить кредитное соглашение. Право банка взимать плату за совершение указанных стандартных услуг является ничтожным условием договора, а уже уплаченные в качестве таких платежей суммы подлежат возврату (п. 2 ст. 167, ст. 168 ГК РФ).

Аналогичная правовая позиция, предписывающая арбитражным судам оценивать банковские услуги, за которые взимается комиссия, на предмет самостоятельного характера встречалась ранее в судебной практике (см., к примеру, Постановления Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40–10023/08–146–139, от 17.11.2009 N 8274/09 по делу N А50–17244/2008, ФАС Западно-Сибирского округа от 12.10.2010 по делу N А27–20429/2009). Такая же судебная практика существует и в судах общей юрисдикции (Определение ВС РФ от 17.05.2011 по делу N 53-В10–15).

Также в судебной практике отмечалось, что не могут быть возвращены как неосновательное обогащение банка денежные средства, уплаченные в счет согласованного условия о притворной комиссии (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 16.08.2011 по делу N А28–12244/2010, ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.05.2011 по делу N А19–24520/09, ФАС Московского округа от 12.05.2009 N КГ-А40/3661–09 по делу N А40–58225/08–47–568). Однако существуют и примеры противоположенных выводов в судебной практике по этому вопросу (см., к примеру, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.06.2011 по делу N А53–9220/2010).

5. Взыскание процентов за пользование кредитом

Ключевое разъяснение: банк не может требовать возмещения упущенной выгоды по кредитному договору, если кредит был возвращен досрочно.

В п. 5 Информационного письма N 147 разъясняется, что проценты по кредитному договору могут уплачиваться лишь за пользование заемными денежными средствами. Требование о взыскании процентов по кредиту за период после его возврата противоречит законодательству (ст. 809 ГК РФ).

Президиум ВАС РФ также обосновал свою правовую позицию тем, что возмещение упущенной выгоды банка в данном случае недопустимо, так как заемщик не нарушал обязательства по договору.

Следует отметить, что в соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 19.10.2011 N 284-ФЗ «О внесении изменений в статьи 809 и 810 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», указанные выше правовые позиции Президиума ВАС РФ из п. 5 Информационного письма N 147 нашли свое отражение в п. 4 ст. 809 ГК РФ в новой редакции.

В п. 6 Информационного письма N 147 указывается, что при взыскании с заемщика процентов по кредиту судам следует оценивать фактические и юридические обстоятельства допущенных нарушений, а также наличие убытков у кредитора.

Президиум ВАС РФ разъяснил, что положения Гражданского кодекса РФ о взыскании причитающихся процентов (п. 2 ст. 811, ст. 813, п. 2 ст. 814) имеют своей целью защиту имущественных интересов кредиторов. Согласно указанным нормам закона на заемщика возлагается обязанность по возмещению убытков кредитора в виде упущенной выгоды в связи с досрочным возвратом суммы займа (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

В то же время в данном пункте Информационного письма N 147 обращается внимание на то, что банк, досрочно получив сумму кредита, имеет возможность разместить эти денежные средства на рыночных условиях. В такой ситуации убытки банка в виде упущенной выгоды отсутствуют, так как денежные средства предоставлены другому заемщику и приносят соответствующий доход.

Таким образом, возложение на заемщика обязанности по уплате процентов по кредиту с момента возврата банку полной суммы кредита не может быть обосновано убытками банка в виде упущенной выгоды, если такие проценты взыскиваются за период после возвращения всей суммы займа.

Учитывая возможные сложности и затруднения банка при размещении полученной от заемщика суммы кредита, Президиум ВАС РФ указал, что банк также вправе потребовать уплаты процентов по кредиту еще за один месяц, в течение которого полученные денежные средства могут быть размещены банком повторно.

Изложенная в п. 6 Информационного письма N 147 правовая позиция относительно уплаты процентов по кредиту не совпадает с позицией, изложенной в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», согласно которому в случаях, когда на основании п. 2 ст. 811, ст. 813, п. 2 ст. 814 ГК РФ займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере могут быть взысканы по требованию займодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена (см., также Постановления ФАС Московского округа от 23.04.2010 N КГ-А40/3203–10 по делу N А40–67657 8–10–471, ФАС Северо-Кавказского округа от 07.07.2010 по делу N А32–39041/2009).

6. Односторонний отказ от исполнения обязательств по кредитному договору

Ключевое разъяснение: односторонний отказ банка от исполнения обязательств по кредитному соглашению на будущее время не означает прекращения возникших обязательственных отношений между сторонами. В такой ситуации обязанность заемщика по возврату фактически полученной суммы кредита, процентов по кредиту и неустойки за нарушение договорных обязательств сохраняется до момента фактического исполнения судебного акта о взыскании денежных средств по договору.

В п. 7 Информационного письма N 147 описывается ситуация, в которой банк отказался продолжать кредитовать заемщика по договору кредитной линии ввиду неоспоримых доказательств того, что предоставленная должнику сумма не будет вовремя возвращена (ст. 310, п. 3 ст. 450 ГК РФ).

В такой ситуации согласно разъяснениям Президиума ВАС РФ проценты по фактически выданному кредиту, а также неустойка за просрочку возврата заемных средств не могут быть ограничены датой направления уведомления о прекращении договора кредитной линии, но должны быть уплачены за весь период до возврата всей суммы кредита. Заемные средства в такой ситуации не могут взыскиваться в качестве неосновательного обогащения, так как обязательственные отношения по кредитному договору между банком и заемщиком не прекратились.

В п. 8 Информационного письма N 147 также указывается, что при расторжении кредитного договора в судебном порядке (согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ) обязательственные отношения сторон следует считать прекращенными лишь на будущее время. Таким образом, при расторжении кредитного договора в суде ввиду существенного нарушения заемщиком договорного обязательства проценты по кредиту, а также установленная в договоре неустойка могут быть взысканы до момента фактического исполнения решения суда о взыскании долга по кредиту.

Следует отметить, что аналогичная правовая позиция уже излагалась Президиумом ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» применительно к расторжению договора в соответствии со ст. 453 ГК РФ.

Данное разъяснение встречается в судебной практике и применительно к кредитному договору. Так на основании п. 1 Информационного письма от 21.12.2005 N 104 суды отмечают, что «после расторжения кредитного договора банк вправе предъявить требование о взыскании задолженности, процентов за пользование кредитом до даты его расторжения. В дальнейшем кредитор вправе предъявить требование о взыскании процентов в соответствии со статьей 811 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.04.2011 по делу N А33–5284/2010, а также Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.10.2009 по делу N А53–16893/2008).

7. Ковенантные условия кредитного договора

Ключевое разъяснение: принятие на себя заемщиком каких-либо негативных обязательств, которые должным образом конкретизированы в договоре и ограничены по времени, не свидетельствует об ограничении его правоспособности или дееспособности ( ст. 22 ГК РФ).

В п. 9 Информационного письма N 147 разъясняется, что стороны кредитного договора вправе предусмотреть в качестве одного из условий досрочного возврата кредита нарушение обязанности заемщика не заключать соглашения о предоставлении поручительства, залога, а также не превышать определенных финансовых показателей. Эти условия должны быть в достаточной степени конкретизированы. К примеру, они могут быть ограничены договором по времени.

Данное требование к установлению в кредитных соглашениях негативных обязательств заемщика обусловлено тем, что действующее российское гражданское законодательство запрещает ограничение правоспособности или дееспособности (п. 3 ст. 22 ГК РФ) участников оборота, а также признает недействительным отказ от права (п. 2 ст. 9 ГК РФ). Это обстоятельство в некоторых случаях значительно осложняет защиту договорных интересов сторон при составлении текста соглашения, так как не позволяет должным образом юридически оформить принятие на себя стороной по договору каких-либо негативных обязательств (обязательств «не делать» чего-либо), гарантий и заверений.

Особенно чувствительны такие ограничения в облигационных правоотношениях (ст. 816 ГК РФ). При этом в международной практике обращения этих ценных бумаг исторически активно используются ковенанты эмитентов облигаций.

Ранее судебная практика в целом отрицательно относилась к каким-либо негативным условиям, обязанность по исполнению которых возлагалась на заемщика по кредитному договору (Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 22.02.2011 по делу N А53–17264/2009; от 22.02.2011 по делу N А32–20387/2009; от 19.11.2010 по делу N А53–9887/2010; от 13.11.2010 по делу N А53–9885/2010; от 08.10.2010 по делу N А53–26996/2009; от 22.10.2010 по делу N А46–1254/2010; от 23.01.2006 N Ф08–6575/2005 по делу N А25–651/2005–8).

Однако в арбитражных судах иногда встречались и примеры противоположных выводов (Постановления ФАС Поволжского округа от 20.12.2010 по делу N А65–4933/2010; ФАС Уральского округа от 10.02.2011 N Ф09–240/11-С3 по делу N А50–13540/2010).

8. Исполнение нескольких кредитных договоров

Ключевое разъяснение: при заключении нескольких кредитных договоров с разными сроками возврата кредита полученная сумма денежных средств должна быть отнесена на погашение того кредитного обязательства, срок исполнения которого наступает ранее, если заемщиком не указано назначение платежа.

В п. 10 Информационного письма N 147 указывается, что при погашении нескольких однородных обязательств по кредитным договорам следует применять по аналогии закона ст. 522 ГК РФ, так как этот вопрос специально не урегулирован положениями гражданского законодательства о кредитных договорах. Таким образом, если заемщиком не было указано назначение произведенного платежа, а также не было определено соглашением сторон, то эта сумма должна быть направлена на погашение кредитного обязательства, срок исполнения которого наступит ранее.

9. Неисполнение банком обязательства по выдаче кредита

Ключевое разъяснение: заемщик вправе взыскать с банка убытки в случае нарушения последним своих обязательств по выдаче кредита в установленный в договоре срок, если отсутствуют обстоятельства, предусмотренные п. 1 ст. 821 ГК РФ.

В п. 11 Информационного письма N 147 указывается, что наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (п. 1 ст. 821 ГК РФ), должно доказываться банком. Снижение рыночной стоимости предмета обеспечения само по себе не может свидетельствовать о том, что обязательства заемщика не будут исполнены. Заемщик может вести деятельность, приносящую основной доход, в направлении, никак не связанном с изменением рыночной стоимости предоставленного обеспечения.

В качестве убытков с банка может быть взыскана разница в процентных ставках по кредиту, который не был исполнен банком, и кредиту, взятому в другом банке. При этом Президиум ВАС РФ обратил внимание на то, что условия таких кредитов должны быть сопоставимы по объему, срокам и способам обеспечения. Так, более высокий процент по кредиту, обеспеченному поручительством, согласно п. 11 Информационного письма N 147 обоснован более высокими кредитными рисками его возврата, чем аналогичный кредит, обеспеченный залогом.

10. Согласование существенных условий договора о предоставлении кредитной линии



Ключевое разъяснение: договор о предоставлении кредитной линии, содержащий условия предоставления и порядок определения размера выдаваемых заемщику траншей, является заключенным, так как предмет этого соглашения в достаточной степени конкретизирован, что свидетельствует о согласовании волеизъявлений сторон.

В п. 12 Информационного письма N 147 разъясняется, что кредитный договор может не содержать конкретной суммы кредита, если в нем достаточно точно определяется размер и порядок предоставления денежных средств заемщику. Таким образом, договор о предоставлении кредитной линии, содержащий лимит кредитования на конкретный период времени (на общий срок договора, а также ежемесячный кредитный лимит), срок возврата кредита, а также процентную ставку по кредиту, является заключенным, так как все существенные условия этого договора были согласованы сторонами.

Положение об ответственности банка за нарушение кредитных обязательств не является существенным условием кредитного соглашения и его отсутствие не влияет на решение вопроса о заключенности этого договора. Такой вывод был сделан Президиумом ВАС РФ, исходя из положений ст. 819 ГК РФ, не содержащей каких-либо указаний относительно обязательного согласования сторонами кредитного договора этого условия.

Также в п. 12 Информационного письма N 147 указывается, что если бы какое-либо из существенных условий не было согласовано сторонами кредитного договора, то это не означало бы автоматического признания такого договора незаключенным, так как в такой ситуации могут быть применены специальные правила.

В то же время ч. 2 ст. 30 Закона о банках, указывающая на необходимость включения такого условия в кредитные договоры, согласно Информационному письму N 147 не регулирует частноправовые вопросы взаимоотношения банков и их клиентов, а только определяет принципы взаимоотношения участников банковской системы.

Следует отметить, что ранее аналогичная точка зрения была выражена в отечественной доктрине (см., например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: в 5 томах. М.: Статут, 2006. Т. 1. Гл. VI, Параграф 2 «Существенные условия кредитного договора»).

11. Повышенные проценты за нарушение заемного обязательства

Ключевое разъяснение: при нарушении заемщиком своих обязательств перед банком по возврату кредита последний вправе применить меру ответственности в виде повышенных процентов за пользование заемными средствами. В этом случае они могут быть снижены в соответствии со ст. 333 ГК РФ при наличии обоснованного заявления заемщика.

В п. 13 Информационного письма N 147 разъясняется, что повышенные проценты по кредиту, установленные по отношению к нарушившему обязательство по возврату кредита заемщику, по своей природе являются неустойкой. Следовательно, они также могут быть снижены согласно ст. 333 ГК РФ при наличии указанных в ней оснований.

Такая правовая позиция ранее уже излагалась в п. п. 7 и 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». В названных пунктах указывалось, что повышенная ставка процента по кредиту в связи с просрочкой исполнения является «иным размером процентов», установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ. Тогда как проценты, взыскиваемые по ст. 395 ГК РФ, могут быть уменьшены по правилам ст. 333 ГК РФ в случае явной несоразмерности последствиям просрочки исполнения.

Обращаем внимание, что в п. 13 Информационного письма N 147 указывается на то, что в таких ситуациях проценты за нарушение обязательства по возврату кредита могут быть снижены при наличии мотивированного заявления заемщика. На необходимость активной позиции стороны по спору о снижении неустойки указывалось и ранее (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11680/10 по делу N А41–13284/09). В указанном деле обращалось внимание на то, что снижение неустойки судом по собственной инициативе нарушает принцип состязательности. Эта позиция также отражена в проекте Гражданского кодекса РФ (новая редакция ст. 333).

Судебная практика также использует эту правовую позицию (Определение ВАС РФ от 04.04.2011 N ВАС-2340/11 по делу N А40–53791/10–39–455, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 29.03.2011 N Ф03–795/2011 по делу N А73–8087/2010, ФАС Московского округа от 12.04.2011 N КГ-А40/2067–11 по делу N А40–48242/10–120–169, ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2011 по делу N А56–52838/2010).

Следует отметить, что приведенные правовые позиции арбитражных судов не совпадают с разъяснением, данным Президиумом ВАС РФ в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». В нем указывалось, что суд вправе уменьшить размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

Такая позиция долгое время господствовала в судебной практике (см., к примеру, Определение Конституционного Суда РФ от 14.03.2001 N 80-О, Определение ВАС РФ от 27.01.2011 N ВАС-18647/10, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 05.07.2011 N Ф03–2865/2011 по делу N А51–16734/2010, ФАС Центрального округа от 14.12.2010 по делу N А09–4701/2010, ФАС Западно-Сибирского округа от 24.02.2011 по делу N А45–9473/2010, ФАС Поволжского округа от 08.04.2011 по делу N А55–14052/2010, ФАС Северо-Западного округа от 28.02.2011 по делу N А56–92013/2009).

В п. 13 Информационного письма N 147 подчеркивается, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ могут быть снижены лишь увеличенные проценты за нарушение обязательства по возврату кредита. Увеличение процентов по кредиту, не связанное с нарушением обязательств по возврату кредита, не является мерой ответственности заемщика (то есть не является неустойкой), и к этому обстоятельству не может применяться правило об уменьшении неустойки по ст. 333 ГК РФ. В качестве примера такого условия о повышении процента по кредиту в Информационном письме N 147 приводится условие об утрате обеспечения исполнения обязательств по договору.

12. Исполнение обязательства заемщика третьим лицом

Ключевое разъяснение: принятие банком исполнения обязательства третьим лицом за заемщика не является неосновательным обогащением кредитора, так как законодательством не запрещается принятие такого исполнения ( п. 1 ст. 313 ГК РФ).

В п. 14 Информационного письма N 147 указывается, что подзаконные акта Банка России (в частности, Положение ЦБ РФ от 31.08.1998 N 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)») не регулируют взаимоотношения банка с клиентами. Президиум ВАС РФ обосновал свою позицию тем, что действие подзаконных актов Банка России не может распространяться на правовые отношения лиц, не являющихся кредитными организациями (в том числе на должника и третье лицо, исполняющее обязательство за должника).