Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Постановление Правительства Москвы от 29.11.2016 N 794-ПП

«Об установлении величины прожиточного минимума в городе Москве за III квартал 2016 г.»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 29.05.2012

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Конституционного Суда  РФ от 14.05.2012 № 11-П

«По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф. Х. Гумеровой и Ю. А. Шикунова»


 

1. Иммунитет от обращения взыскания на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина-должника в практике Конституционного Суда РФ >>>

2. Конституционные принципы, рассмотренные в Постановлении N 11-П >>>

3. Принцип разумной сдержанности >>>

4. Правовая позиция Конституционного Суда РФ >>>

 

В данном Постановлении Конституционного Суда РФ (далее — Постановление N 11-П) на предмет соответствия Конституции РФ рассматриваются положения Гражданского процессуального кодекса РФ о запрете на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания должника и членов его семьи жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности (абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ).

Конституционность исключения из данного правила, которое допускает обращение взыскания на такое имущество, если оно является предметом ипотеки, не рассматривалось Конституционным Судом РФ в этом Постановлении.

Данное разбирательство возникло в результате жалоб граждан, которые столкнулись с невозможностью обращения взыскания по исполнительным документам на жилые помещения должников, не исполнивших свои обязательства, но при этом владевших долями в праве собственности на жилые помещения, по своим размерам явно превышавшими уровень, достаточный для обеспечения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище.

 
1. Иммунитет от обращения взыскания на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина-должника в практике Конституционного Суда РФ
 

Следует отметить, что Конституционный Суд РФ уже рассматривал жалобы на предмет соответствия различных положений ч. 1 ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ.

Так, в Определении КС РФ от 04.12.2003456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указывалось на то, что законодательный запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина и членов его семьи не противоречит положениям Конституции РФ.

В то же время в этом Определении обращалось внимание на то, что Конституционный Суд РФ не исключает возможности уточнения законодателем такого запрета в части, касающейся размеров жилого помещения, которое гарантирует нормальное существование человека (п. 2 мотивировочной части указанного Определения).

Законодателем такие уточнения не были разработаны, что в конечном итоге косвенно привело к рассмотрению спора, изложенного в Постановлении N 11-П.

Впоследствии вопрос о невозможности обращения взыскания по исполнительным документам на единственное жилое помещение гражданина возникал в практике Конституционного Суда РФ неоднократно (Определения от 20.10.2005382-О, от 24.11.2005492-О, от 19.04.2007241-О-О, от 20.11.2008956-О-О, от 01.12.20091490-О-О, от 22.03.2011313-О-О, от 17.01.201210-О-О).

В названных определениях Конституционного Суда РФ отмечалось, что само по себе законодательное ограничение прав кредитора на обращение взыскания на такие объекты права собственности не является неконституционным. В обоснование своей позиции Конституционный Суд РФ указывал на то, что в этой ситуации законодатель действовал в рамках своих дискреционных полномочий.

Данное противоречие было разрешено законодателем в пользу гарантий на достойный уровень жизни, установленных также в ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948.

В Определении КС РФ от 17.01.201210-О-О, к примеру, подчеркивается, что законодатель был вправе на основе своих дискреционных полномочий предоставить гражданину-должнику «имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы — исходя из общего предназначения данного правового института — гарантировать указанным лицам условия, необходимые для их нормального существования».

Практически дословно в этом выводе повторяется тезис, изложенный в Постановлении КС РФ от 12.07.200710-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В. В. Безменова и Н. В. Калабуна» (далее — Постановление N 10-П), где рассматривался вопрос о конституционности имущественного иммунитета, установленного в отношении земельного участка, принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности.

В Постановлении N 10-П Конституционный Суд РФ указал, что федеральный законодатель был вправе предусмотреть такие процессуальные гарантии реализации социально-экономических прав гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

Однако в п. 5.2 мотивировочной части Постановления N 10-П Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что установление имущественного иммунитета в отношении земельного участка не соответствует Конституции РФ, если для обеспечения достойного уровня жизни гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, такого земельного участка явно достаточно. Как указал Конституционный Суд РФ в этом Постановлении, для предоставления исполнительского иммунитета в отношении земельного участка требуется принимать во внимание не только факты, определенные в абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, но и общие количественные и качественные характеристики, целевое назначение и фактическое использование земельного участка (п. 5.1 мотивировочной части).

Формальный подход законодателя, предоставившего имущественный иммунитет в отношении любого земельного участка, отвечающего требованиям абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, представляет собой чрезмерное, непропорциональное и произвольное ограничение как имущественных прав кредитора, так и возможности их надлежащей судебной защиты, что противоречит ч. 3 ст. 17, ч. 1 ст. 35, ст. 45, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

В связи с этим Постановлением N 10-П положение абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ было признано неконституционным.

Отметим, что в Постановлении N 11-П Конституционный Суд РФ, используя такие же доводы в отношении схожей правовой нормы, пришел к иным выводам о конституционности рассматриваемых положений ч. 1 ст. 446 ГПК РФ. На это обращается внимание в Особом мнении судьи КС РФ Н. С. Бондаря и в Особом мнении судьи КС РФ Г. А. Жилина к Постановлению N 11-П.

 
2. Конституционные принципы, рассмотренные в Постановлении N 11-П
 

В Постановлении N 11-П указывалось на необходимость разрешения коллизии в рассматриваемой ситуации между несколькими конституционными принципами.

С одной стороны, Конституционный Суд РФ отмечал безусловную важность принципов юридического равенства участников экономических отношений и защиты права собственности, что также подразумевает и свободу распоряжения своим имуществом каждым гражданином. Возможность свободного распоряжения своей собственностью, включая жилые помещения, включает в себя и необходимость в ряде случаев отвечать таким имуществом по своим обязательствам.

Следовательно, защита правовых интересов кредитора при обращении взыскания на имущество должника по исполнительным документам имеет должное конституционно-правовое обоснование, что подтверждается Конституционным Судом РФ в п. п. 2.1 и 2.2 мотивировочной части Постановления N 11-П.

Невозможность исполнения судебного решения, вынесенного при неисполнении должником принятого на себя обязательства, свидетельствует о неэффективности судебной защиты прав и законных интересов граждан. На это Конституционный Суд РФ также неоднократно указывал ранее (Постановления от 30.07.200113-П, от 15.01.20021-П, от 14.05.20038-П, от 14.07.20058-П, от 12.07.200710-П, от 26.02.20104-П).

В п. 2.2 мотивировочной части Постановления N 11-П Конституционный Суд РФ ссылается на закрепление принципа эффективной правовой защиты в ст. 2 Международного Пакта от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах», а также на толкование этого принципа в практике Европейского Суда по правам человека (Постановления от 07.05.2002 «Дело «Бурдов (Burdov) против России», от 29.03.2006 «Дело «Джузеппе Мостаччуоло (Mostacciuolo) против Италии (N 2)», от 15.02.2007 «Дело «Райлян (Raylyan) против Российской Федерации» и др.).

Невозможность обращения взыскания на единственное ценное и ликвидное имущество должника по исполнительным документам противоречит всем указанным правовым принципам, что и послужило причиной обращения в Конституционной Суд РФ по изложенному в Постановлении N 11-П вопросу.

С другой стороны, в рассматриваемом Постановлении обращается внимание на необходимость защиты социально-экономических прав граждан-должников, так как Российская Федерация согласно ст. 7 Конституции РФ является социальным государством и обязана обеспечить гражданам достойный уровень жизни. Конституционный Суд РФ видит возможность умаления достоинства личности в случае обращения взыскания на единственное жилое помещение, принадлежащее на праве собственности гражданину-должнику, что противоречит ч. 1 ст. 21 Конституции РФ.

При этом в п. 2.2 мотивировочной части Постановления N 11-П указывается на отсутствие определения права на обеспечение жилищем в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04.11.1950. Однако в практике Европейского Суда по правам человека отмечается, что достоинство личности связано в том числе с возможностью иметь место, где можно было бы проживать и которое можно было бы назвать своим домом (см., к примеру, Постановления от 18.01.2001 «Дело «Ли (Lee) против Соединенного Королевства», «Дело «Берд (Beard) против Соединенного Королевства», «Дело «Костер (Coster) против Соединенного Королевства», «Дело «Джейн Смит (Jane Smith) против Соединенного Королевства»).

В связи с указанной коллизией конституционных принципов Конституционный Суд РФ в соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, должен был разрешить данное противоречие.

Для этого Конституционный Суд РФ обратился к принципу разумной сдержанности.

 
3. Принцип разумной сдержанности
 

Обращает на себя внимание применение Конституционным Судом РФ при разрешении поставленного перед ним вопроса принципа разумной сдержанности. Руководствуясь этим принципом, Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении признал соответствующим Конституции РФ установление имущественного иммунитета в отношении единственного жилого помещения, принадлежащего должнику-гражданину. При этом в Постановлении N 11-П было отмечено (п. 4 мотивировочной части), что рассматриваемая норма все же несколько несоразмерно защищает интересы одной категории лиц (должников) в ущерб правам и законным интересам другой категории лиц (кредиторов).

В Постановлении N 11-П не дается определения принципа разумной сдержанности, но из текста данного акта Конституционного Суда РФ можно сделать вывод, что он тождествен принципу конституционной сдержанности, который до настоящего времени неоднократно упоминался в актах Конституционного Суда РФ при обосновании принятия того или иного решения (к примеру, Постановления от 27.03.20128-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона „О международных договорах Российской Федерации“ в связи с жалобой гражданина И. Д. Ушакова», от 27.11.200811-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 5 Федерального закона „О минимальном размере оплаты труда“ в связи с жалобами граждан А. Ф. Кутиной и А. Ф. Поварнициной»).

Так, в Особом мнении судьи КС РФ Г. А. Гаджиева к Постановлению от 27.03.20128-П разъясняется, что под этим принципом понимается умеренность судей Конституционного Суда РФ при принятии решений, требующих внесения изменений в действующее законодательство. Данный принцип связан с сущностным отличием Конституционного Суда РФ от органов законодательной власти, наделенных полномочиями создавать позитивное законодательство. Судья КС РФ Г. А. Гаджиев в указанном Особом мнении к Постановлению от 27.03.20128-П противопоставляет принцип конституционной сдержанности «судейскому активизму», допустимому, по его мнению, лишь в кризисных ситуациях.

В п. п. 4 и 5 мотивировочной части Постановления N 11-П принцип разумной сдержанности был применен при обосновании того, что положение абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ не противоречит Конституции РФ, несмотря на то что Конституционный Суд РФ признал наличие существенных дефектов в правовом регулировании невозможности обращения взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина.

 
4. Правовая позиция Конституционного Суда РФ
 

В п. 1 резолютивной части Постановления N 11-П Конституционный Суд РФ признал положение абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ соответствующим Конституции РФ. В данном пункте установлено, что имущественный иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей), которое является для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих с ним, единственным пригодным для постоянного проживания, направлено на защиту конституционного права на жилище, а также на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

При этом в п. 2 резолютивной части Постановления N 11-П отмечается, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство в связи с необходимостью обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора в «случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования».