Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 24.07.2012

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 № 17

«О рассмотрении судами гражданских дел по спора о защите прав потребителей»

 
 

Рассматриваемое Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 (далее — Постановление N 17) можно характеризовать как комплексный документ, который касается множества вопросов, возникающих при рассмотрении судами общей юрисдикции гражданских дел по спорам о защите прав потребителей.

В качестве косвенного подтверждения этому можно отметить, что Постановлением N 17 признано утратившим силу Постановление Пленума ВС РФ от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (далее — Постановление N 7), а также ряд других постановлений Пленума ВС РФ (утративших силу в некоторых случаях целиком, а иногда — в отдельных частях).

Следует отметить, что положения, закрепленные в Постановлении N 17, во многом изменяют практику судов общей юрисдикции, в том числе Верховного Суда РФ.

 

1. Круг отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей

 

Пленум ВС РФ разъяснил, что к гражданско-правовым отношениям с участием потребителей, урегулированным специальными федеральными законами, содержащими нормы гражданского права, Закон РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) применяется в той части, в которой они не урегулированы этими законами (п. 2 Постановления N 17).

В качестве примера в рассматриваемом Постановлении указывается на отношения, связанные с договорами участия в долевом строительстве, личного или имущественного страхования, банковского вклада, перевозки, энергоснабжения.

 
А. Участие в долевом строительстве
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется на отношения, связанные с участием в долевом строительстве, в части, не урегулированной специальным законом.

В п. п. 2 и 10 Постановления N 17 Верховный Суд РФ подтвердил ранее сформулированную позицию о соотношении законодательства о защите прав потребителей и Федерального закона от 30.12.2004214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон о долевом строительстве). В частности, Верховный Суд РФ указывает, что к отношениям, возникающим из договора участия в долевом строительстве, который заключен гражданином в целях приобретения в собственность жилого помещения и иных объектов недвижимости только для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, законодательство о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной Законом о долевом строительстве.

Нельзя не отметить, что на это имеется прямое указание в п. 9 ст. 4 Закона о долевом строительстве.

Таким образом, как уже отмечено, Пленум ВС РФ подтвердил свою позицию, отраженную в п. 6 Обзора Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утв. Президиумом ВС РФ 01.02.2012, далее — Обзор 2012 года). Напомним, что в п. п. 6 и 7 Обзора 2012 года Верховный Суд РФ также допустил применение к отношениям по долевому строительству положений законодательства о защите прав потребителей, касающихся, в частности:

— санкций в отношении застройщика, предусмотренных Законом о защите прав потребителей. Такое допущение также имело место ранее в практике судов общей юрисдикции (см., например, Определение Пермского краевого суда от 07.09.2011 по делу N 33–9041);

— возмещения потребителю морального вреда, если нарушения его законных прав изготовителем (исполнителем, продавцом) произошли по вине последнего (ст. 15 Закона о защите прав потребителей);

— освобождения застройщика от ответственности. Застройщик несет повышенную ответственность перед потребителем, являющимся участником долевого строительства (ст. 7, п. 2 ст. 9, ст. 10 Закона о долевом строительстве). В частности, отсутствие у застройщика денежных средств и нарушение обязательств его контрагентами не относится к обстоятельствам непреодолимой силы и не снимает с него ответственности перед потребителями за нарушение обязательств перед ними. Отсутствие вины застройщика в нарушении сроков сдачи в эксплуатацию многоквартирного дома также не может служить основанием для снижения его ответственности перед инвесторами-потребителями.

Эти выводы Верховного Суда РФ вытекают из п. 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которому к обстоятельствам непреодолимой силы, освобождающим предпринимателя от ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств перед потребителем, не относится, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Согласно п. 6 ст. 28 Закона о защите прав потребителей освобождение предпринимателей от ответственности перед потребителями за нарушение сроков допускается лишь при наличии вины последних в нарушении обязательств предпринимателей, а также в результате возникновения обстоятельств непреодолимой силы.

Отметим, что в 2005 г. Верховный Суд РФ указывал, что к отношениям, связанным с участием граждан-инвесторов в долевом строительстве многоквартирных домов, не могут применяться санкции, предусмотренные Законом о защите прав потребителей, кроме установленных положениями о возмещении морального вреда (ответ на вопрос 26 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2005 года, утвержденного Постановлениями Президиума ВС РФ от 04.05.2005, от 11.05.2005, от 18.05.2005). Верховный Суд РФ обосновывал свою позицию тем, что Закон о долевом участии предусматривает применение к застройщикам иных мер ответственности, чем указаны в законодательстве о защите прав потребителей.

 
Б. Личное и имущественное страхование
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется также на отношения, связанные с личным и имущественным страхованием (в части, не урегулированной специальным законом).

Крайне важно, что в п. 2 Постановления N 17 в качестве примера отношений, к которым может применяться законодательство о защите прав потребителей, приводятся отношения с участием граждан по личному и имущественному страхованию. Ранее суды общей юрисдикции чаще всего приходили к противоположному выводу. Эта позиция основывалась в первую очередь на практике Верховного Суда РФ.

Так, в 2006 г. Верховный Суд РФ указал, что к отношениям, вытекающим из Федерального закона от 25.04.200240-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», не применяется законодательство о защите прав потребителей, так как договоры ОСАГО направлены на защиту интересов третьих лиц, а не собственных нужд страхователя, как того требует Закон о защите прав потребителей (ответ на вопрос 28 раздела «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года, утвержденного Постановлениями Президиума ВС РФ от 07.06.2006, от 14.06.2006).

А в 2008 г. в разъяснениях Верховного Суда РФ уже прямо указывалось, что законодательство о защите прав потребителей вообще не применяется к отношениям имущественного страхования (ответ на вопрос 2 раздела «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 28.05.2008, далее — Обзор 2008 года).

Аналогичная практика существовала и в нижестоящих судах общей юрисдикции <*>.

---------------

<*> См., к примеру, Постановления Президиума Московского областного суда от 12.12.2007 N 887 по делу N 44г-432/07, от 20.02.2008 N 132, от 24.01.200844г-20, Президиума Калининградского областного суда от 04.06.200744-Г-96/2007, Президиума Ивановского областного суда от 14.08.200944г-44/09, Президиума Ярославского областного суда от 20.04.201144-г-32/11, Определения Московского городского суда от 04.04.2011 по делу N 33–8980, Пермского областного суда от 14.02.2012 по делу N 33–4422, от 28.08.2007 N 33–4079, Московского областного суда от 01.06.2010 по делу N 33–10519, Нижегородского областного суда от 26.06.2007 по делу N 33–3218/2007, Свердловского областного суда от 03.05.2012 по делу N 33–5003, от 04.09.2008 N 33–7281/2008, Санкт-Петербургского городского суда от 16.11.2011 N 33–17028, Справка Кемеровского областного суда от 14.03.2008 N 01–19/155, Кассационное определение Нижегородского областного суда от 16.09.2008 по делу N 33–6012, п. 4 Обзора судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по гражданским делам за IV квартал 2008 года, п. 13 Обзора практики рассмотрения судами Саратовской области гражданских дел по защите прав потребителей, утвержденного постановлением Президиума Саратовского областного суда 29.06.2009, Кассационное определение Ярославского областного суда от 12.03.2009 по делу N 33–1050/09.

 

Схожая правовая позиция встречалась в практике применения арбитражными судами ст. 14.8 КоАП РФ (см., к примеру, Постановление ФАС Московского округа от 06.11.2008 N-КА-А40/9735–08, в отношении которого отказано в передаче в Президиум ВАС РФ Определением ВАС РФ от 06.04.2009 N 1769/09).

В то же время суды общей юрисдикции не всегда были так категоричны в решении вопроса о возможности применения отдельных положений законодательства о защите прав потребителей по спорам, связанным с договорами имущественного страхования <*>. Однако данная практика в основном относится к периоду до принятия Верховным Судом РФ указанного Обзора 2008 года.

---------------

<*> Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 11.10.200744-Г-204, Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за третий квартал 2007 года, Обзор Красноярского краевого суда от 01.05.2008 «Обзор судебной практики рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», Кассационное определение Омского областного суда от 01.09.2010 N 33–5376/10.

 

Следует отметить, что не была единой позиция судов по вопросу применения положений Закона о защите прав потребителей к договорам личного страхования. Существуют примеры отказа в применении этих положений (см. Определения Московского городского суда от 18.04.2012 N 4г/7–1756/12, Воронежского областного суда от 25.11.2008 по делу N 33–3778), но есть и противоположная судебная практика (например, Определение Пермского краевого суда от 05.08.2010 по делу N 33–6707).

По сути, в рассматриваемом Постановлении N 17 Пленум ВС РФ придерживается позиции, существовавшей в практике судов общей юрисдикции, включая Верховный Суд РФ, согласно которой «к отношениям, вытекающим из договора страхования с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона „О защите прав потребителей“ о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты госпошлины. Правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются Гражданским кодексом РФ и специальным по вопросам страхования законодательством» (Решение ВС РФ от 28.04.2004ГКПИ04-418. См. также определение N 33–4079 от 28.08.2007 Обзора кассационной и надзорной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за 2007 год, подготовленный Пермским краевым судом 07.02.2008).

 
В. Предварительные договоры
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется также на отношения, вытекающие из предварительных договоров.

В п. 4 Постановления N 17 указывается, что Закон о защите прав потребителей может применяться также к предварительным договорам с участием потребителей, в соответствии с условиями которых потребители выражают намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Подобная практика существовала, однако не была распространенной (см., к примеру, Определение Ленинградского областного суда от 16.02.2011 N 33–810/2011, Московского городского суда от 16.11.2011 N 33–37032 по делу N 2–5000/11, Московского областного суда от 19.01.2012 по делу N 33–1452/2012).

Практика судов общей юрисдикции исходила преимущественно из того, что Закон о защите прав потребителей не применяется к отношениям по предварительному договору. Этот подход обосновывался следующим образом:

— предмет предварительных договоров всегда отличается от предмета основного договора, поэтому до заключения основного договора правоотношения сторон фактически не являются взаимоотношениями потребителя и продавца (изготовителя, исполнителя, импортера) (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.05.2012 N 33–5801/2012, от 03.05.2012 N 5328, от 06.02.2012 N 33–1601/12, от 24.08.2010 N 11682);

— Закон о защите прав потребителей применяется исключительно к правоотношениям сторон договора и не распространяется на взаимоотношения сторон в рамках предварительного договора (Определение Свердловского областного суда от 12.04.2012 по делу N 33–3950/2012);

— предварительный договор по сути является договором о намерениях в будущем заключить основной договор, он не устанавливает обязанность потребителя по оплате (Определение Московского областного суда от 05.04.2012 по делу N 33–8322);

— действие Закона о защите прав потребителей не распространяется на предварительные договоры, так как сторона предварительного договора не вправе требовать реального исполнения обязательства, которое только предполагается установить основным договором (Определение Приморского краевого суда от 22.03.2011 по делу N 33–2468).

При этом нередко оба подхода сосуществовали в судебной практике на уровне областного и приравненного к нему суда.

 
Г. Договоры без указания цены
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется также на отношения, вытекающие из возмездных договоров без указания цены.

Законодательство о защите прав потребителей может применяться к отношениям по возмездному приобретению товаров (выполнению работ, оказанию услуг), если цена в таком соглашении не определена (п. 5 Постановления N 17).

В п. 2 Обзора 2012 г. уже отмечалось (применительно к риелторским услугам), что потребителю не может быть отказано в возмещении убытков, вызванных недостатками оказанных услуг или выполненных работ (п. 1 ст. 29 Закона о защите прав потребителей), со ссылкой на то, что в таком договоре не была установлена стоимость оказываемых услуг (выполняемых работ). Цена в этом случае может быть определена в соответствии с правилами, изложенными в п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Возможность применения положений Закона о защите прав потребителей к договорам, не содержащим размера вознаграждения риелтора, также подтверждается существующей судебной практикой (Определение Нижегородского областного суда от 08.07.2008 по делу N 33–4002/2008).

 
Д. Риелторские услуги
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется на отношения, связанные с оказанием риелторских услуг.

В п. 11 Постановления N 17 подтверждается ранее высказанная в п. 2 Обзора 2012 года позиция о возможности применения законодательства о защите прав потребителей к риелторским договорам.

Под риелторскими услугами понимается осуществление юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями посреднических услуг на рынке сделок с недвижимостью. Такие услуги могут включать, в частности, подбор вариантов объектов недвижимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощь в заключении указанными гражданами сделок по купле-продаже и иных сделок в отношении объектов недвижимости, организацию продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан (п. 11 Постановления N 17).

В судебной практике также поддерживается идея о применении законодательства о защите прав потребителей к риелторским договорам <*>.

---------------

<*> Определения Московского городского суда от 30.08.2011 по делу N 33–27119, от 26.10.2011 по делу N 33–34617, от 18.04.2011 по делу N 33–11226/11, от 26.08.2010 по делу N 33–26864, Санкт-Петербургского городского суда от 14.04.2011 N 33–5321, от 01.12.2011 N 33–17823, Ленинградского областного суда от 22.09.2011 N 33–4727/2011, Кассационное определение Хабаровского краевого суда от 24.03.2010 по делу N 33–1961.

 

Аналогичной позиции придерживаются и арбитражные суды (Постановления ФАС Уральского округа от 15.06.2010Ф09-4474/10-С1 по делу N А50-1619/2010, от 15.10.2009Ф09-7954/09-С1 по делу N А07-11809/2009).

 
Е. Медицинские услуги в рамках ОМС и ДМС, государственная социальная помощь
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей распространяется на оказание медицинских услуг, связанных с медицинским страхованием, и на отношения в рамках предоставления государственной социальной помощи.

Пленум ВС РФ в п. 9 Постановления N 17 разъяснил, что к медицинским услугам, которые оказывают медицинские организации в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования (далее соответственно — ДМС и ОМС), применяется законодательство о защите прав потребителей.

Примеры такого подхода (в части к ОМС) встречались в судебной практике ранее (см., к примеру, Определение Московского областного суда от 15.12.2011 по делу N 33–28076).

Однако существовала и противоположная позиция, в частности, в вопросе применения законодательства о защите прав потребителей к медицинским услугам в рамках ОМС (Справка по вопросам применения законодательства о защите прав потребителей, утвержденная президиумом Пермского областного суда 25.08.2006, Определение Ленинградского областного суда от 28.03.201233а-1290/2012).

В п. 8 Постановления N 17 указывается, что права и законные интересы граждан, имеющих право на государственную социальную помощь и использующих в ходе ее реализации товары или услуги, также подлежат защите в соответствии с законодательством о защите прав потребителей. Граждане могут предъявить соответствующие требования к изготовителю (продавцу) таких товаров и (или) исполнителю услуг.

 

2. Отношения, не регулируемые законодательством о защите прав потребителей

 
А. Нотариальные действия и профессиональная юридическая помощь адвокатов
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей не распространяется на отношения по осуществлению нотариальных действий, а также по оказанию профессиональной юридической помощи адвокатами.

В п. 6 Постановления N 17 указывается, что к отношениям, связанным с осуществлением нотариальных действий, а также с оказанием профессиональной юридической помощи адвокатами, законодательство о защите прав потребителей не применяется.

Ранее в практике судов общей юрисдикции встречался аналогичный вывод в отношении нотариальных действий (п. 4 раздела 2 Справки по результатам обобщения судебной практики рассмотрения дел о защите прав потребителей, подготовленной судебной коллегией по гражданским делам Свердловского областного суда, отделом обобщения судебной практики 03.05.2005).

 
Б. Отношения членства в потребительских кооперативах и некоммерческих объединениях граждан
Ключевое разъяснение: законодательство о защите прав потребителей не распространяется на отношения, связанные с членством в потребительских кооперативах и некоммерческих объединениях граждан.

В п. 7 Постановления N 17 разъясняется, что положения Закона о защите прав потребителей также не распространяются на внутрикорпоративные отношения (то есть отношения членства) граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан.

Аналогичные выводы можно встретить в практике судов общей юрисдикции <*>.

---------------

<*> Пункт 3 раздела «Разрешение споров, вытекающих из гражданских правоотношений» Справки Кемеровского областного суда от 02.08.2011 N 01–07/26–475, Определения Свердловского областного суда от 20.03.2012 по делу N 33–2594/2012, от 13.12.2011 по делу N 33–17585/2011, Рязанского областного суда от 14.12.2011 N 33–2513, Кассационное определение Ярославского областного суда от 12.09.2011 по делу N 33–5439, Постановление Президиума Ярославского областного суда от 05.08.200944-г-44/09.

 

В то же время к отношениям этих организаций с гражданами (в том числе состоящими в этих организациях лицами) по поводу оказания платных услуг (работ) применяется законодательство о защите прав потребителей.

 

3. Недостатки товара (работы, услуги)

 

В п. 13 Постановления N 17 Пленумом ВС РФ были даны определения различных видов существенных недостатков товаров (работ, услуг):

— неустранимого недостатка;

— недостатка, который не может быть устранен без несоразмерных расходов;

— недостатка, который не может быть устранен без несоразмерной затраты времени;

— недостатка, выявленного неоднократно;

— недостатка, который проявляется вновь после его устранения.

Напомним, что в п. 15 Постановления N 7 были лишь перечислены виды существенных недостатков, но не указывались определения каждого из них.

Данные недостатки товара (работы, услуги) влекут за собой применение специальных правовых последствий, предусмотренных ст. ст. 18 и 29 Закона о защите прав потребителей.

Особенности недостатков технически сложных товаров определены в п. п. 13 — 14 Постановления N 17. Для применения последствий, указанных в п. 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, необходимо установить факт наличия таких недостатков технически сложного товара, на устранение которых в совокупности затрачивается время, приводящее к невозможности использования товара (работы, услуги) более чем 30 дней в течение каждого года гарантийного срока. А несоразмерность расходов на устранение недостатков технически сложного товара определяет суд, исходя из особенностей товара, цены товара либо иных его свойств.

 

4. Момент исполнения обязанности потребителя по оплате товаров (работ, услуг)

 
Ключевое разъяснение: потребитель считается исполнившим свою обязанность по оплате в момент передачи денежных средств банку, платежному агенту, другой организации, оказывающей платежные услуги и обслуживающей потребителя.

В п. 49 Постановления N 17 разъясняется, что обязанность потребителя по оплате услуг (товаров) считается исполненной с момента передачи им денежной суммы банку, кредитной организации, платежному агенту, банковскому платежному агенту (субагенту) или иной организации, оказывающей в соответствии с действующим российским законодательством платежные услуги населению, в том числе с использованием электронных денежных средств.

Таким образом, обязанность потребителя по оплате будет считаться исполненной еще до того, как соответствующие денежные средства будут перечислены на счет банка получателя денежных средств.

 

5. Посредники в правоотношениях с участием потребителей

 
Ключевое разъяснение: агенты (посредники) могут отвечать перед потребителями, если осуществляли расчеты от своего имени.

Пленум ВС РФ в п. 48 Постановления N 17 указал, что даже при участии в отношениях агентов (посредников) по общему правилу перед потребителем отвечает изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер, далее совокупно — продавец).

Однако агент может быть привлечен к ответственности, если расчеты по сделкам с потребителями он осуществлял от своего имени. В этой ситуации предел ответственности посредника определяется величиной агентского вознаграждения. Это, впрочем, не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала, продавца).

В качестве убытков потребителя, отнесенных на основного исполнителя (продавца), могут рассматриваться, в частности, комиссионные вознаграждения, которые потребители у214-ФЗnbsp;защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утв. Президиумом ВСnbsp;отношениям, связанным сnbsp;разъяснениях Верховного Суда РФ/nobrnbsp;делу Nnbsp;основного исполнителя (продавца), могут рассматриваться, вплачивают посредникам (агентам).

Следует отметить, что суды общей юрисдикции и ранее допускали применение Закона о защите прав потребителей к договору агентирования (Определение Свердловского областного суда от 01.11.2011 по делу N 33–15488/2011, Апелляционное определение Московского городского суда от 02.03.2012 по делу N 11–468).

 

6. Доведение информации до потребителя

 
Ключевое разъяснение: при предоставлении информации потребителю необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).

Пленум ВС РФ указал, что информация об оказываемых услугах (предоставляемых товарах, выполняемых работах) в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона о защите прав потребителей должна доводиться до сведения потребителя в наглядной и доступной форме в объеме, установленном в п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей (п. 44 Постановления N 17). Такая информация должна предоставляться своевременно и содержать необходимые и достоверные сведения о товарах (работах, услугах), обеспечивающие потребителю возможность компетентного выбора.

Как разъясняется в названном пункте Постановления N 17, суд должен исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги). Так, не может быть признано надлежащим предоставление информации на иностранном языке.

Следует отметить, что по вопросу информирования потребителей ранее высказался и ВАС РФ, подчеркнув, что предоставление потребителю информации не может быть возмездным (п. 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», далее — Информационное письмо N 146).

Аналогичные выводы встречались и в практике судов общей юрисдикции (см., к примеру, Определение Московского городского суда от 30.01.2012 по делу N 33–2447).

 

7. Процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей

 
А. Договорная подсудность споров с участием потребителей

Ключевое разъяснение: вне зависимости от установления договорной подсудности потребители сохраняют предоставленное законом право выбора суда при обращении в суд за защитой своих прав ( п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей).

Верховный Суд РФ разъяснил, что судам общей юрисдикции подведомственны дела:

— по искам, связанным с нарушением прав потребителей (п. 15 Постановления N 17), что следует, в частности, из п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ;

— по заявлениям должностных лиц Роспотребнадзора о ликвидации (прекращении деятельности) продавца за неоднократное или грубое нарушение прав потребителей (в соответствии с пп. 7 п. 4 ст. 40 Закона о защите прав потребителей) (п. 19 Постановления N 17).

По спорам, связанным с защитой прав потребителей, в суд могут обращаться (п. п. 16, 17 Постановления N 17):

— граждане Российской Федерации;

— иностранные граждане и лица без гражданства;

— индивидуальный предприниматель (в отношении товаров (работ, услуг), приобретенных (выполненных, оказанных) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности);

— прокурор;

— Роспотребнадзор и его территориальные органы;

— иные органы в случаях, установленных законом (далее — уполномоченные органы);

— органы местного самоуправления;

— общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), имеющие статус юридического лица.

Иски в защиту прав потребителей могут представляться в суд по месту жительства или пребывания истца либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации (ее филиала или представительства) или по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем (п. 22 Постановления N 17). Суды не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на неподсудность данного дела (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ), так как при альтернативной подсудности выбор между несколькими судами принадлежит истцу (ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей). Данное правило действует, даже если потребитель и продавец заключили соглашение о подсудности (п. 26 Постановления N 17).

Аналогичная позиция встречается в практике судов общей юрисдикции <*>. В частности, суды указывали, что потребитель не может быть ограничен условием о подсудности, которое включено в договор присоединения и на которое он не может повлиять, в своем праве обратиться в суд по своему месту жительства.

---------------

<*> Определения Ленинградского областного суда от 26.10.2011 N 33–5255/2011, Санкт-Петербургского городского суда от 06.06.2012 N 33–7497/12, от 16.01.2012 N 33–231, Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 33–41045/11, Постановление Президиума Московского городского суда от 18.05.2012 по делу N 44г-60/12, Апелляционные определения Верховного суда Удмуртской Республики от 21.03.2012 по делу N 33–890, Московского городского суда от 16.03.2012 по делу N 11–1246, Кассационное определение Тамбовского областного суда от 21.12.2011 N 33–3970.

 

Эта правовая позиция тождественна выводам, к которым пришли арбитражные суды по аналогичному вопросу: установление договорной подсудности ущемляет права потребителей (п. 7 Информационного письма N 146, Постановление Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139).

Однако ранее в судах общей юрисдикции преобладающим был противоположный подход. Суды отмечали, что условие о рассмотрении споров между исполнителем и потребителем в суде по месту нахождения исполнителя (договорная подсудность) не ущемляет права потребителя <*>.

---------------

<*> Письмо Верховного Суда РФ от 20.07.2009 N 8/общ 1936, Определения Московского областного суда от 03.08.2010 по делу N 33–14854/2010, Пермского краевого суда от 17.06.2010 по делу N 33–4816, Справка Кемеровского областного суда от 20.07.2010 N 01–07/26–506, Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 23.12.200944г-208, Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 06.10.2009.

 

При этом практика Верховного Суда РФ по вопросу о допустимости установления договорной подсудности в отношениях с потребителем различалась. Например, применительно к кредитному договору Верховный Суд РФ исходил из правомерности установления договорной подсудности (Определения ВС РФ от 20.10.20099-В09-18, от 22.09.200951-В09-11, Письмо Верховного Суда РФ от 20.07.2009 N 8/общ 1936), а позднее при рассмотрении споров, касающихся договора банковского вклада, встречалась противоположная позиция (Определение ВС РФ от 10.05.20115-В11-46). В приведенных судебных актах истцом выступал не потребитель, а банк (кредитная организация).

Представляется, что правовая позиция Верховного Суда РФ может быть обоснована тем, что по спорам из кредитного договора с требованиями к контрагенту в суд чаще всего обращается банк, а по спорам из договора банковского вклада — потребитель.

В то же время при наличии договорной подсудности потребитель может воспользоваться ею по своему выбору. Суд не может отказать в принятии от потребителя искового заявления в соответствии с договорной подсудностью, ссылаясь на неподсудность спора (п. 26 Постановления N 17).

 
Б. Соблюдение досудебного претензионного порядка и бремя доказывания
Ключевое разъяснение: Суд не вправе возвратить исковое заявление, содержащее требования к перевозчику, которое подано по общим правилам подсудности споров о защите прав потребителей, а не по месту направления претензии (за исключением случаев, когда перевозчик осуществляет судоходство на внутренних водных путях).

По спорам, вытекающим из перевозки пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой внутренним водным транспортом, исковые заявления о защите прав потребителей должны подаваться по месту нахождения перевозчика, к которому первоначально была направлена претензия.

Однако в случае нарушения этого правила (то есть при направлении в суд искового заявления в соответствии с общими правилами подсудности для исков о защите прав потребителей) суд не может возвратить исковое заявления по основанию неподсудности. Исключение составляют случаи, когда ответчиком является перевозчик, осуществляющий судоходство на внутренних водных путях (п. 22 Постановления N 17). При этом в п. 23 Постановления N 17 Верховный Суд РФ подчеркнул, что несоблюдение обязательного претензионного порядка является основанием для возврата искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в следующих случаях:

— в отношении урегулирования споров о защите прав потребителей, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением оператором связи обязательств, вытекающих из договора об оказании услуг связи,

— в связи с перевозкой пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой буксируемого объекта внутренним водным транспортом.

В Постановлении N 17 не дано разъяснений по подсудности споров, в которых потребители являются ответчиками. Примечательно, что по этому вопросу Президиум ВАС РФ высказывался, определив, что такие споры всегда должны рассматриваться по месту жительства потребителя (п. 7 Информационного письма N 146).

Прокурор, уполномоченный орган, орган местного самоуправления, общественное объединение потребителей (их ассоциация, союз), имеющее статус юридического лица, должно представлять исковые заявления в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии с общими правилами о подсудности (ст. 28 ГПК РФ), то есть по месту нахождения ответчика (п. 25 Постановления N 17). В свою очередь, заявления указанных лиц, поданные в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя (потребителей), должны рассматриваться в соответствии с правилами об альтернативной подсудности (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей).

В п. 28 Постановления N 17 рассмотрен вопрос распределения бремени доказывания в спорах о защите прав потребителей.

Верховный Суд РФ указывает, что по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце, а не на потребителе (п. 4 ст. 13, п. 5 ст. 14, п. 5 ст. 23.1, п. 6 ст. 28 Закона о защите прав потребителей, ст. 1098 ГК РФ).

Исключение предусмотрено для случаев продажи товара (выполнения работы, оказания услуги) ненадлежащего качества. В этой ситуации распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков (п. 6 ст. 18, п. п. 5 и 6 ст. 19, п. п. 4, 5 и 6 ст. 29 Закона о защите прав потребителей).

 

8. Отдельные способы защиты нарушенных прав потребителей

 
Ключевое разъяснение: возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие непредоставления достоверной или полной информации о товаре (работе, услуге), должно осуществляться в полном объеме независимо от вины производителя.

Пленум ВС РФ в п. 38 Постановления N 17 указал, что потребитель вправе выбрать вид требований, которые заявит в отношении продавца в случае нарушения прав и законных интересов потребителя вследствие неоговоренных продавцом недостатков товара (п. 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, ст. 503 ГК РФ). Аналогичный вывод ранее содержался в п. 17 Постановления N 7.

В п. 38 Постановления N 17 разъясняется, что потребитель вправе требовать замены технически сложного товара либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара (ст. 4 Закона о защите прав потребителя). При этом такие требования должны быть предъявлены в течение 15 дней со дня передачи товара потребителю.

По истечении этого срока отказаться от исполнения договора или требовать замены технически сложного товара возможно только при наличии одного из следующих условий:

— обнаружение существенного недостатка товара (п. 3 ст. 503, п. 2 ст. 475 ГК РФ);

— нарушение установленных в ст. ст. 20 — 22 Закона о защите прав потребителей сроков устранения недостатков товара;

— невозможность использования товара более 30 дней (в совокупности) в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Интересно отметить, что в соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ требования граждан к качеству программного обеспечения, используемого в технически сложном товаре (например, к операционной системе), должны рассматриваться как требования к качеству товара в целом с учетом его потребительских свойств в соответствии со ст. 469 ГК РФ (п. 39 Постановления N 17).

Аналогичное толкование положений законодательства уже встречается в судебной практике. Так, в Определении Свердловского областного суда от 06.12.2011 по делу N 33–16927/2011 суд признал недостатки программного обеспечения планшетного устройства известной марки существенными недостатками товара в целом. Также встречаются схожие выводы применительно к программному обеспечению сотового телефона (Определение Верховного суда Республики Карелия от 15.02.2011 по делу N 33–468/2011, Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 03.05.2012 по делу N 33–3870/2012).

Противоположную позицию можно увидеть в Кассационном определении Костромского областного суда от 16.07.2008 по делу N 33–767, в котором суд не признал недостатки программного обеспечения сотового телефона доказательством ненадлежащего качества товара в целом. Отметим, что в этом деле суд высказал предположение о причинно-следственной связи между действиями потребителя и сбоем работы телефона.

Помимо иных требований, содержащихся в Законе о защите прав потребителей, гражданин вправе требовать признания заключенной им сделки недействительной в соответствии с правилами, предусмотренными в Гражданском кодексе РФ (п. 33 Постановления N 17). В случае признания такой сделки недействительной будут применены последствия, установленные п. 2 ст. 167 ГК РФ.

В п. 35 Постановления N 17 указывается, что возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие непредоставления достоверной или полной информации о товаре (работе, услуге), должно осуществляться в полном объеме независимо от вины продавца. Освобождение от этого вида ответственности возможно лишь в ситуации причинения вреда вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы, в ситуации нарушения потребителем правил использования, транспортировки или хранения этого товара. Кроме того, освобождение от ответственности возможно, если вред причинен до передачи товара, не имеющего гарантийного срока, потребителю или по причинам, возникшим до этого момента.

Пунктом 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей предусматривается, что потребитель в случае неполучения информации о приобретаемом товаре вправе в разумный срок отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной суммы и возмещения иных убытков. В п. 36 Постановления N 17 указывается, что для определения разумного срока для отказа от договора в такой ситуации следует учитывать срок годности товара, сезонность его использования, потребительские свойства и т. п.

В п. 43 Постановления N 17 указывается, что отсутствие у потребителя кассового или товарного чека, чека безналичной оплаты услуг либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом (п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, ст. 493 ГК РФ). Потребитель вправе ссылаться на свидетельские показания и иные доказательства.

В случае приобретения товаров (заказа услуг, работ) дистанционным способом (к примеру, по телефону, по почте или с использованием сети Интернет) факт покупки может быть доказан выпиской с банковского счета об авторизации и о совершении транзакции с указанием получателя платежа, итогов дебетовых и кредитовых операций и т. п., а также иными документами, подтверждающими перевод денежных средств (п. 43 Постановления N 17).

Также следует отметить, что в п. 52 Постановления N 17 Пленум ВС РФ вновь подчеркнул необходимость включить в резолютивную часть судебного решения срок для выполнения ответчиком определенных действий, совершения которых требовал от него потребитель-истец (ч. 2 ст. 206 ГПК РФ). В качестве примера Пленум ВС РФ привел требования о безвозмездном устранении недостатков товара или его замене.

Суд также может указать на немедленное исполнение таких требований потребителя в соответствии со ст. 212 ГПК РФ.

Аналогичные положения ранее содержались в п. 31 Постановления N 7.

 
А. Убытки
Ключевое разъяснение: убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением его прав, должны возмещаться сверх неустойки (пени), установленной в законе или в договоре.

Пленум ВС РФ отметил, что убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением его прав, подлежат возмещению в полном объеме, если иное не указано в законе (п. 31 Постановления N 17). Убытки должны возмещаться сверх неустойки (пени), установленной в законе или в договоре. Более того, уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают лицо, нарушившее право потребителя, от выполнения в натуре возложенных на него обязательств перед потребителем (п. п. 2, 3 ст. 13 Закона о защите прав потребителей).

В п. 31 Постановления N 17 разъяснено, что понятие «убытки» применительно к спорам с участием потребителей совпадает с общим определением убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Пленум ВС РФ отметил, что убытки должны определяться судом исходя из цен, существующих в том месте, где должно было быть удовлетворено требование потребителя, на день вынесения решения, если законом или договором не предусмотрено иное (п. 3 ст. 393 ГК РФ). Таким образом, при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, связанных с возвратом товара ненадлежащего качества, суд вправе удовлетворить требование о взыскании разницы между ценой этого товара, установленной в договоре, и ценой аналогичного товара на момент удовлетворения требований о взыскании уплаченной за товар ненадлежащего качества денежной суммы.

 
Б. Неустойка

Ключевое разъяснение: законная неустойка, предусмотренная Законом о защите прав потребителей, не может быть уменьшена в соответствии со  ст. 333 ГК РФ по инициативе суда.

Статья 23 Закона о защите прав потребителей предусматривает взыскание неустойки (пени) с лица, допустившего нарушение указанных в ст. ст. 20 — 22 этого же Закона сроков, в размере одного процента от цены товара за каждый день просрочки.

В п. 32 Постановления N 17 разъясняется, что размер неустойки, установленной в ст. 23 Закона о защите прав потребителей, не ограничивается какой-либо предельной суммой.

Также Пленум ВС РФ пояснил, что суды должны рассчитывать сроки, за несоблюдение которых взыскивается указанная неустойка, как минимально необходимые для устранения выявленных недостатков товара (работы, услуги), если стороны спора письменно не условились об их продолжительности.

Кроме того, в п. 32 Постановления N 17 указывается, что потребитель, претендующий на получение неустойки в соответствии со ст. 23 Закона о защите прав потребителей, не вправе требовать ее взыскания после изменения своего требования к продавцу. Потребитель вправе претендовать лишь на сумму неустойки (пени), начисленную до момента предъявления им нового требования из числа предусмотренных ст. 18 этого же Закона. Пленум ВС РФ уточнил, что за просрочку исполнения нового требования также может начисляться указанная законная неустойка (пеня).

Примечательно, что Пленум ВС РФ допускает применение законной неустойки за несколько нарушений. Например, это касается случаев, когда продавец вовремя не исполнил одно из следующих требований:

— устранение недостатков товара;

— замена товара с недостатками;

— соразмерное уменьшение покупной цены товара;

— возмещение расходов на исправление недостатков товара потребителем;

— возврат уплаченной за товар денежной суммы;

— возмещение убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре.

Если при этом не было выполнено либо было несвоевременно выполнено требование потребителя о предоставлении во временное пользование товара длительного пользования, обладающего теми же основными потребительскими свойствами, то неустойка (пеня) взыскивается за каждое допущенное данными лицами нарушение (п. 32 Постановления N 17).

Схожая с предусмотренной в ст. 23 Закона о защите прав потребителей неустойка установлена в п. 5 ст. 28 этого Закона. Она взыскивается за нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) за каждый день или час просрочки в размере трех процентов от цены выполнения работы (оказания услуги), а если такая цена договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа.

В п. 32 Постановления N 17 указывается, что, если исполнителем были одновременно нарушены установленные сроки начала и окончания работы (оказания услуги), ее этапа, неустойка (пеня) взыскивается за каждое такое нарушение. В то же время ее полная сумма, в отличие от неустойки (пени), установленной ст. 23 Закона о защите прав потребителей, не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) не определена договором.

Пленум ВС РФ разъяснил, что размер неустойки (как предусмотренной в ст. 23, так и в ст. 28 Закона о защите прав потребителей) должен определяться исходя из цены товара (выполнения работы, оказания услуги), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом на день вынесения решения (п. 34 Постановления N 17).

Следует отметить, что согласно указаниям Пленума ВС РФ размер названных выше неустоек может снижаться в соответствии со ст. 333 ГК РФ лишь в исключительных случаях и по заявлению ответчика. При этом должны быть приведены мотивы, на основании которых суд решит, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Таким образом, снижение законных неустоек по спорам о защите прав потребителей по инициативе суда совершенно недопустимо. Отметим, что в п. 12 Постановления N 7 указывалось на возможность снижения законной неустойки непосредственно по инициативе суда.

Содержащееся в п. 34 Постановления N 17 разъяснение о правилах снижения законных неустоек тождественно позиции, изложенной в п. п. 1, 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Пленум ВС РФ также допускает взыскание законных неустоек за нарушение денежного обязательства одновременно с взысканием процентов, предусмотренных в ст. 395 ГК РФ, если взыскиваемая неустойка имеет штрафной характер (п. 34 Постановления N 17).

 
В. Моральный вред
Ключевое разъяснение: причинитель морального вреда возмещает его вне зависимости от своей вины.

В п. 45 Постановления N 17 разъясняется, что достаточным условием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда является сам факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных нравственных и физических страданий, исходя из принципа разумности и справедливости.

Пленум ВС РФ также обратил внимание на то, что размер компенсации морального вреда должен определяться судом независимо от размера возмещения имущественного вреда. Следовательно, стоимость товара (работы, услуги) или сумма подлежащей взысканию неустойки не может влиять на определение размера такой компенсации.

Интересно отметить, что ранее в п. 25 Постановления N 7 Пленум ВС РФ указывал на то, что моральный вред возмещается его причинителем только при наличии вины причинителя.

 
Г. Штраф за несоблюдение в добровольном порядке обязанности удовлетворить требования потребителя
Ключевое разъяснение: штраф за несоблюдение в добровольном порядке обязанности удовлетворить требования потребителя при наличии предусмотренных в законодательстве условий взыскивается судом автоматически, вне зависимости от заявления требований об этом.

В п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей предусмотрено правило, согласно которому при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с продавца за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50 процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Если же заявление в защиту прав потребителя было представлено общественным объединением потребителей (их ассоциацией, союзом) или органами местного самоуправления, 50 процентов от суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

Согласно п. 46 Постановления N 17 указанный штраф в пользу потребителя (или иных лиц, уполномоченных на его получение) взыскивается судом вне зависимости от того, заявлялось ли в суде такое требование (т. е. автоматически). Применение этой меры ответственности, в соответствии с позицией Пленума ВС РФ, поставлено в зависимость только от того, было или не было исполнено законное требование потребителя в добровольном порядке. Аналогичные разъяснения уже давались Верховным Судом РФ в п. 7 Обзора 2012 г. Данные выводы также повторяют правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в п. 29 Постановления N 7.

В связи с указанным, когда требование потребителя было надлежащим образом исполнено уже после принятия иска к производству, такой штраф не может взыскиваться, а суд прекращает производство по делу при отказе истца от иска (п. 47 Постановления N 17).

В п. 4 Обзора 2012 г. также обращалось внимание на то, что штраф следует рассчитывать исходя из размера всей суммы взыскания, определенной судом нижестоящей инстанции, а не только из суммы такого штрафа, установленной судом нижестоящей инстанции. Штраф согласно позиции, изложенной в Обзоре 2012 г., по общему правилу должен взыскиваться не в пользу пострадавшего потребителя, а в пользу бюджета муниципального образования (местного бюджета) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа (пп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ). В п. 5 Обзора также указывается на то, что потребитель не может быть получателем этого штрафа. Следует отметить, что Верховный Суд РФ в Постановлении N 17 характеризует нормы права о взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя как императивные и суды не вправе произвольно определять размер штрафа и его получателя.

Эти выводы Верховного Суда РФ были основаны на материалах Определений ВС РФ от 18.05.201010-В10-2 и от 13.04.201014-В09-12. Такая позиция содержится и в практике судов нижестоящих инстанций <*>. В практике судов общей юрисдикции встречаются судебные акты, согласно которым не допускается снижение размера штрафа на основании ст. 333 ГК РФ (см., к примеру, ответ на вопрос 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года, утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 01.08.2007, а также Определения Московского городского суда от 30.06.2011 по делу N 33–17692, Воронежского областного суда от 17.06.2010 по делу N 33–3241).

---------------

<*> Определения Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33–30547, Санкт-Петербургского городского суда от 01.08.2011 N 33–11574/2011, Постановления президиума Санкт-Петербургского городского суда от 16.11.201144г-107/11, президиума Московского городского суда от 02.12.2011 по делу N 44г-252, Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 14.11.2011 по делу N 33–4026/2011.

 
Д. Защита прав и законных интерАналогичная позиция встречается вnbsp;следующих условий:nbsp;может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) неесов неопределенного круга потребителей
Ключевое разъяснение: в интересах неопределенного круга потребителей могут заявляться лишь требования, целью которых является признание действий ответчика противоправными или прекращение противоправных действий ответчика.

В ст. 46 Закона о защите прав потребителей предусматривается, что в отношении неопределенного круга потребителей вправе обращаться в суд с требованиями о прекращении противоправных действий продавца Роспотребнадзор, органы местного самоуправления и общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы). В судебной практике в настоящее время под неопределенным кругом лиц в смысле ст. 46 Закона о защите прав потребителей (потребителей) понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также в отношении которого нельзя решить вопрос о правах и обязанностях каждого из этих лиц при разрешении дела (Ответ на вопрос 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 23.06.2004, 30.06.2004 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года», Постановление президиума Иркутского областного суда от 28.01.2008, Определение Московского городского суда от 06.02.2012 по делу N 33–3304).

Встречаются случаи признания таковыми покупателей в магазине (Определения Санкт-Петербургского городского суда от 16.05.2012 N 33–6530/2012, Московского городского суда от 28.12.2010 по делу N 33–38103), а также жителей многоквартирного жилого дома (в связи с нарушением водоснабжающей организацией требований к качеству воды) (Определение Свердловского областного суда от 10.04.2012 по делу N 33–4006/2012).

В то же время в другом деле пользователи услуг электроснабжения, в отношении которых были использованы незаконные системы расчета стоимости услуг электроснабжения, не были признаны неограниченным кругом потребителей (Апелляционное определение Тульского областного суда от 17.05.2012 по делу N 33–1190). Жители домов, отключенных от услуг холодного водоснабжения, также иногда не признавались судами неограниченным кругом лиц (Определение Пензенского областного суда от 18.09.2007 по делу N 33–1777).

В соответствии с п. 20 Постановления N 17 в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей к продавцу могут быть поданы иски прокуроров, уполномоченных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов), имеющих статус юридического лица.

Как указал Верховный Суд РФ, в интересах неопределенного круга потребителей могут заявляться лишь требования, целью которых является признание действий ответчика противоправными или прекращение противоправных действий ответчика (ст. 1065 ГК РФ, ст. 46 Закона о защите прав потребителей).

В п. 21 Постановления N 17 разъясняется, что уполномоченные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), имеющие статус юридического лица, вправе обратиться в суд в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя (группы потребителей) только при наличии их письменной просьбы (жалобы) об этом. Аналогичная позиция встречается в судебной практике (см., к примеру, Определение Московского областного суда от 09.12.2010 по делу N 33–23699/2010). В данном деле также отмечалось, что специального оформления полномочий общественного объединения на обращение в суд доверенностью не требуется.

В п. 53 Постановления N 17 указывается, что в случае удовлетворения исков в защиту неопределенного круга потребителей суд должен в резолютивной части решения обязать ответчика довести до сведения потребителей решение суда через СМИ или иным способом. Ранее в п. 30 Постановления N 7 отмечалось, что суд должен указать срок, в течение которого правонарушитель должен исполнить свои обязанности по доведению до потребителей соответствующей информации. Представляется, что в общем виде это требование сохранилось в п. 52 Постановления N 17.

Также Пленум ВС РФ пояснил, что в указанном случае суд вправе самостоятельно направить копию вступившего в законную силу решения для обнародования в официальном печатном издании — государственном или муниципальном.

На практике уже встречались судебные акты, предусматривающие публикацию судебного решения по вопросам, затрагивающим права и законные интересы неопределенного круга лиц (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.02.2012 N 33–2258/2012). Интересно, что в этом Определении указывалось на необходимость публикации только резолютивной части судебного решения.

Следует отметить, что в настоящее время в судебной практике нет определенности в решении вопроса о возмещении всех судебных издержек, понесенных лицом, обратившимся в суд за защитой прав и законных интересов неопределенного круга лиц в соответствии с п. 4 ст. 46 Закона о защите прав потребителей, в случае удовлетворения такого иска (см., к примеру, Апелляционные определения Ярославского областного суда от 29.05.2012 по делу N 33–2687/2012, Верховного суда Удмуртской Республики от 26.03.2012 по делу N 33–729/12). Так, в последнем из приведенных примеров суд посчитал, что возложение на ответчика расходов, включающих оплату услуг представителя на сумму 10 000 руб., привело бы к дисбалансу имущественных интересов сторон и не является необходимым для защиты имущественного права материального истца.

Следует отметить, что ранее в п. 30.1 Постановления N 7 Пленум ВС РФ указывал на необходимость возмещения судебных издержек при удовлетворении требований названных организаций в защиту неопределенного круга потребителей.

 

9. Уступка требований, вытекающих из кредитных договоров

 
Ключевое разъяснение: уступка требований по кредитным договорам, заключенным с потребителями (физическими лицами), возможна только в случае, если это допускается законом или договором.

Одно из наиболее важных положений Постановления N 17 касается возможности уступки требований по кредитным договорам, заключенным с потребителями (физическими лицами). Пленум ВС РФ разъяснил, что по общему правилу такие требования не могут быть уступлены в порядке цессии (§ 1 гл. 24 ГК РФ) другому лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности. Иное может быть установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении (п. 51 Постановления N 17).

Закон о защите прав потребителей и другие действующие законы не содержат положения, прямо предусматривающего возможность такой уступки. Следовательно, распространенная практика уступки не исполненных в срок требований банка по потребительскому кредитному договору лицу, не обладающему статусом кредитной организации, с точки зрения судов общей юрисдикции может осуществляться законным образом лишь при условии закрепления согласованного сторонами разрешения на такую уступку в кредитном договоре.

В практике судов общей юрисдикции встречалась иная правовая позиция (см., к примеру, Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 08.02.2012 по делу N 33–388). В данном деле суд указал, что уступка прав требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций и не может быть ограничена по кругу лиц по признаку наличия или отсутствия у них банковской лицензии.

Следует отметить, что это разъяснение Пленума ВС РФ существенно отличается от правовой позиции, которая неоднократно была представлена в практике Президиума ВАС РФ. К примеру, в п. 16 Информационного письма N 146 указывалось, что в отношениях по передаче требований банка по выданному кредиту личность кредитора не имеет существенного значения для должника и п. 2 ст. 388 ГК РФ не может применяться.

Также, по мнению ВАС РФ, уступка прав требования банка не противоречит п. 1 ст. 819 ГК РФ, так как при передаче прав требования условия кредитного договора не изменяются, а положение должника не ухудшается. В случае совершения такой цессии у должника сохраняются все гарантии, предусмотренные специальным законодательством, включая право на банковскую тайну, поскольку цессионарий обязан хранить ставшую ему известной информацию, составляющую банковскую тайну (ч. 7 ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395–1 «О банках и банковской деятельности»).

Аналогичные разъяснения по этому вопросу уже давались Президиумом ВАС РФ до опубликования Информационного письма N 146, в частности, в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации». После опубликования этого разъяснения судебная практика по вопросу о допустимости цессии прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной органи- невозможность использования товара более 30 дней (в совокупности) в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его различных недостатков. зацией, практически полностью устоялась.

Однако в некоторых случаях арбитражные суды отступали от этих разъяснений, полагая, что право требования может быть передано лишь субъектам банковской сферы <*>. В обоснование своей правовой позиции суды ссылались на то, что по смыслу ст. 819 ГК РФ денежные средства в кредит может предоставить только кредитная организация, имеющая банковскую лицензию, или применяли положения законодательства о банковской тайне (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395–1 «О банках и банковской деятельности»). Таким образом, суды приходили к выводу, что право требования может быть передано лишь субъектам банковской сферы.

---------------

<*> См., к примеру, Определения ВАС РФ от 14.07.2011ВАС-8679/11 по делу N А37-944/2010, от 24.09.2009ВАС-11679/09 по делу N А33-8727/2008, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 10.03.2011 по делу N А66-9099/2010, от 28.04.2010 по делу N А56-60582/2009, ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.11.2010 по делу N А33-6310/2010, Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.10.201009АП-22151/2010-АК по делу N А40-69873/10-21-379.

 

Кроме того, точку зрения о недопустимости цессии прав банка небанковским организациям поддержал Роспотребнадзор в Письмах от 23.08.2011 N 01/10790-1-32 «О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)» и от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146)».