Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 31.07.2012

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Конституционного Суда РФ от 09.07.2012 N 17-П


«По делу о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора Российской Федерации — протокола о присоединении Российской Федерации
к Марракешскому соглашению об учреждении
Всемирной торговой организации»

 

В данном Постановлении Конституционного Суда РФ (далее — Постановление N 17-П) на предмет соответствия Конституции РФ было рассмотрено содержание Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации (подписан в г. Женеве 16.12.2011, далее — Протокол) в неразрывной связи со всеми прилагаемыми к нему многосторонними торговыми соглашениями.

Согласно указанному Протоколу Российская Федерация присоединяется в том числе к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации (заключено в г. Марракеше 15.04.1994, далее — Марракешское соглашение) и становится членом Всемирной торговой организации (далее — ВТО). В соответствии с положениями Протокола Россия принимает на себя обязательства по многосторонним торговым соглашениям, которые являются приложениями к Марракешскому соглашению.

Заявители по данному делу — группа депутатов Государственной Думы — указывают на необходимость оценки Протокола с точки зрения соответствия его норм Конституции РФ по содержанию в полном объеме, однако свою позицию выражают лишь в отношении отдельных его положений.

В частности, оспаривается конституционность процедуры ратификации, норм приложений к Протоколу о категориях лиц, обладающих правом на осуществление представительства в судах, а также требования о ведении дел в третейских судах только через представителя — адвоката. Кроме того, оспаривается конституционность допуска иностранных граждан к осуществлению деятельности патентных поверенных, а также конституционность участия Российской Федерации в деятельности Органа по разрешению споров в рамках ВТО.

Заявители, помимо прочего, поставили вопрос о социально-экономических последствиях присоединения России к ВТО. В связи с этим Конституционный Суд РФ в п. 2 мотивировочной части Постановления N 17-П указал, что он не вправе оценивать политическую и экономическую целесообразность заключения международного договора Российской Федерации, подлежащего ратификации Государственной Думой или утверждению иным федеральным органом государственной власти. В соответствии с ч. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.19941-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права.

Конституционный Суд РФ также отметил, что положения Марракешского соглашения и прилагаемых к нему многосторонних торговых соглашений не могут быть предметом его рассмотрения. Это обусловлено тем, что Марракешское соглашение не относится к международным многосторонним договорам Российской Федерации, которая не была первоначальным членом ВТО, а значит, данное соглашение не подлежат подписанию, одобрению Правительством РФ и ратификации Государственной Думой или утверждению иным федеральным органом государственной власти (п. 2.1 мотивировочной части Постановления N 17-П).

Кроме того, Конституционный Суд РФ указал на невозможность оценки конституционности оспариваемых документов в целом, так как он не вправе принять к рассмотрению нормативные положения без аргументации, подтверждающей несоответствие конкретных нормативных положений оспариваемого документа Конституции РФ (п. 2.2 мотивировочной части Постановления N 17-П).

В этой связи следует обратить внимание также на Решение Верховного Суда РФ от 06.06.2012АКПИ12-693 «Об оставлении без удовлетворения заявления об отмене Постановления ЦИК России от 13.04.2012 N 118/917–6», которым было отказано в вынесении на всероссийский референдум вопроса о присоединении России к ВТО. Это связано с тем, что не представляется возможным исключить неопределенность положений Протокола и приложений к нему с целью формулирования вопроса, выносимого на референдум, ввиду их значительного объема, а также отсутствия оригинала документа на русском языке.

Кроме того, Конституционный Суд РФ отметил, что недопустимо согласовывать вступление России в ВТО со всеми субъектами РФ, на необходимость чего указывали заявители. В Постановлении N 17-П отмечается, что любой международный договор, затрагивающий ключевые вопросы экономической политики Российской Федерации, не может не затрагивать и интересы всех ее субъектов. Таким образом, проведение согласительных процедур со всеми субъектами РФ противоречило бы правовой природе России как единственно обладающей государственным суверенитетом (Постановление КС РФ от 07.06.200010-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

1. Орган по разрешению споров в рамках ВТО

Конституционный Суд РФ рассмотрел конституционность участия Российской Федерации в деятельности Органа по разрешению споров в рамках ВТО через призму государственного суверенитета.

В Постановлении N 17-П указывается, что суверенитет России (как необходимый признак государства) предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении (ст. ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции РФ, Постановление КС РФ от 07.06.200010-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

В то же время ст. 79 Конституции РФ допускает возможность участия России в межгосударственных объединениях с передачей им части своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя. Таким образом, само по себе функционирование на основе международного договора органа, осуществляющего некоторые государственные полномочия, не противоречит Конституции РФ.

Решения созданного международным договором международного органа по разрешению споров могут иметь обязательный характер для государств — участников международного соглашения, что по общему правилу само по себе не является ущемлением государственного суверенитета, если государства на условиях взаимности допустили создание и функционирование такого органа по разрешению спора. Соответствующий международный договор согласно суверенным волям участвующих в нем государств создает для них права и обязанности, вытекающие из деятельности этого органа по разрешению споров (преамбула и ст. 34 Венской Конвенции о праве международных договоров, заключена в г. Вене 23.05.1969).

Таким образом, сама по себе деятельность Органа по разрешению споров в рамках ВТО не может признаваться ущемляющей государственный суверенитет Российской Федерации (ч. 1 ст. 4, ст. 10, ч. 3 ст. 55 и ст. 79 Конституции РФ). Следовательно, Протокол — в той части, в какой он распространяет на Российскую Федерацию действие приложения к Марракешскому соглашению о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров в рамках ВТО, — не противоречит Конституции РФ (п. 4 мотивировочной части Постановления N 17-П).

2. Категории лиц, имеющих право на осуществление представительства в государственных и третейских судах

Заявителями оспаривается конституционность правил, установленных в приложении к Протоколу, согласно которым представительство в уголовных судах и российских арбитражных судах, а также возможность выступать в гражданском судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях (в качестве представителя организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления) может осуществлять только адвокат. Под адвокатом понимается физическое лицо, получившее статус адвоката в соответствии с российским законодательством.

Вопрос о конституционности данной нормы возник ввиду того, что приложения к Протоколу в настоящее время не имеют официального перевода на русский язык, в связи с чем у заявителей возникли сложности при переводе некоторых многозначных выражений, в частности, фразы «Russian arbitration tribunals». В оригинале спорная норма (п. II (1) (A) (a) Перечня специфических обязательств Российской Федерации по услугам, Приложение I к Протоколу) выглядит следующим образом:

«An advocate is a natural person, obtaining advocate’s status in accordance with the Russian legislation. Only advocates are allowed to:

— carry out representation in criminal courts and Russian arbitration tribunals;

— act as representatives of organizations, governmental bodies, local government bodies in civil and administrative court proceedings and court proceedings relating to administrative offence cases».

Заявители утверждали, что выражение «Russian arbitration tribunals» следует понимать как «российские третейские суды», а спорная норма нарушает Конституцию РФ, поскольку включает третейские суды в российскую государственную судебную систему. Помимо этого, заявители отмечали, что требование обязательного участия адвоката при разбирательстве дел в третейских судах противоречило бы природе третейского разбирательства, предполагающего максимальную свободу сторон в определении как состава и компетенции суда, так и процедуры разбирательства дел.

Конституционный Суд РФ подтвердил, что указанное выражение имеет несколько переводов, но в данном конкретном случае его следует понимать как «российские государственные арбитражные суды». В подтверждение этого Конституционный Суд РФ сослался на довод Правительства РФ, который заключался в том, что в ходе переговоров в указанном случае стороны имели в виду исключительно государственные арбитражные суды. Также в Постановлении N 17-П отмечается, что в приложениях к Протоколу и в официальных документах ВТО, касающихся режима внешней торговли Российской Федерации, приводятся ссылки на нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ, что подтверждает такой вариант перевода, как «российские государственные арбитражные суды» (п. 5.2 мотивировочной части Постановления N 17-П).

Относительно ограничения категорий лиц, имеющих право на осуществление представительства в судах, в Постановлении N 17-П отмечается, что Конституция РФ закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48, ст. 52 Конституции РФ). В связи с этим разъясняется, что право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, не означает возможность допуска любого гражданина к участию в судопроизводстве в качестве представителя (п. 5 мотивировочной части Постановления N 17-П). Соответствующая специфика может быть установлена для различных видов судопроизводства.

3. Патентные поверенные

Еще один вопрос, рассмотренный в Постановлении N 17-П, касается допустимости осуществления иностранными гражданами функций патентного поверенного. Заявители указывали на то, что допуск иностранных граждан к осуществлению такой деятельности будет связан с возможностью их ознакомления со сведениями, составляющими государственную тайну или секреты производства.

Относительно этого Конституционный Суд РФ разъяснил, что в соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором (п. 6 мотивировочной части Постановления N 17-П).

Согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2008316-ФЗ «О патентных поверенных» (далее — Закон о патентных поверенных) патентными поверенными признаются граждане, получившие в установленном законом порядке статус патентного поверенного и осуществляющие деятельность, связанную с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, защитой интеллектуальных прав, приобретением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, распоряжением такими правами. Кроме того, в п. 3 ст. 1247 ГК РФ указывается, что в качестве патентного поверенного может быть зарегистрирован гражданин России, постоянно проживающий на территории Российской Федерации и отвечающий другим требованиям, установленным Законом о патентных поверенных.

Относительно работы патентных поверенных со сведениями, составляющими государственную тайну, в Законе о патентных поверенных указано следующее. Патентные поверенные при подаче заявок на выдачу патентов на секретные изобретения должны иметь соответствующий допуск к сведениям, составляющим государственную тайну (п. 3 ч. 1 ст. 4 Закона о патентных поверенных).

Иностранные граждане (а также лица, не имеющие гражданства или имеющие двойное гражданство) согласно российскому законодательству допускаются к государственной тайне на основании международного договора, предусматривающего обязательства иностранного государства или международной организации по защите передаваемых им сведений, составляющих государственную тайну, и только к тем сведениям, в отношении которых выполнены необходимые процедуры согласования (Постановление Правительства РФ от 22.08.1998 N 1003 «Об утверждении Положения о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне»).

Следовательно, согласно разъяснениям Конституционного Суда РФ допуск иностранных граждан к деятельности патентных поверенных в соответствии с Протоколом не предполагает возможности их доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, без соблюдения процедуры, установленной действующим законодательством. В п. 6.2 мотивировочной части Постановления N 17-П поясняется, что российское законодательство содержит достаточные гарантии защиты сведений, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

Таким образом, Протокол не противоречит Конституции РФ в той части, в какой его положения предполагают доступ иностранных граждан к деятельности в качестве патентных поверенных на российской территории.

4. Правовая позиция Конституционного Суда РФ

Конституционный Суд РФ признал Протокол как не вступивший в силу международный договор Российской Федерации соответствующим Конституции РФ по всем рассматриваемым вопросам (п. 2 резолютивной части Постановления N 17-П).

При этом Конституционный Суд РФ подчеркнул, что он не вправе оценивать рассматриваемые на предмет соответствия Конституции РФ нормативные акты в целом, так как в конституционном судопроизводстве недопустимо отступление от принципов состязательности и равноправия сторон. Заявители обязаны доказывать и аргументировать доводы, на которые они ссылаются. Следовательно, оценивать соответствие нормативного акта Конституции РФ в целом, а не по отдельным положениям, Конституционный Суд РФ не может.

Кроме того, из текста Постановления N 17-П следует, что оценка экономических и социальных последствий принятия той или иной нормы права не может быть предметом конституционного судопроизводства. Конституционный Суд РФ вправе оценивать лишь правовые нормы, а не экономические и социальные последствия их принятия и применения.

В Постановлении N 17-П устанавливается, что международным договором не может быть изменена российская судебная система, а добровольное подчинение Российской Федерации в соответствии с международным соглашением решениям, принимаемым специальным органом по разрешению споров, не умаляет ее государственного суверенитета.

Также Конституционный Суд РФ указал на соответствие Конституции РФ порядка принятия Протокола (на стадии его подписания и одобрения Правительством РФ) (п. 1 резолютивной части Постановления N 17-П).