Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 16.10.2012

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

РЕШЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ФАС РОССИИ ОТ 05.09.2012 ПО ДЕЛУ N 8–26/4

«О КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЙСТВИЙ КРЕДИТНЫХ И СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В РАМКАХ ДОГОВОРОВ КОЛЛЕКТИВНОГО СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ЗАЕМЩИКОВ»

В рассматриваемом Решении Президиума ФАС России (далее — Решение) разъясняется позиция антимонопольного органа относительно заключения кредитной организацией договоров коллективного страхования жизни и здоровья заемщиков при заключении кредитных договоров.
Также в рассматриваемом Решении поясняется, что рекомендации Президиума ФАС России распространяются не только на договоры коллективного страхования заемщиков, но и на иные соглашения между кредитной и страховой организациями, касающиеся коллективного страхования заемщиков.
Под договором коллективного страхования заемщиков в Решении понимается договор страхования, по условиям которого одна сторона (страховая организация) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (кредитной организацией), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица (заемщика данной кредитной организации).
В Решении отмечается, что такой договор коллективного страхования жизни и здоровья заемщиков (далее — договор коллективного страхования) может быть заключен в отношении каждого конкретного заемщика лишь с его непосредственного письменного согласия. Это условие прямо указано в п. 2 ст. 934 ГК РФ.
В то же время право выбора страховой организации по договору коллективного страхования принадлежит непосредственно страхователю (кредитной организации). Кредитная организация не обязана заключать договоры коллективного страхования с несколькими страховыми организациями, поэтому она вправе предлагать заключение договора страхования только с одной страховой организацией. Однако кредитная организация не может навязывать заемщикам страхование жизни и здоровья при выдаче кредита. Заемщик должен иметь возможность отказаться от предложенного страхования или быть застрахованным другим страховщиком.
Страхователь (кредитная организация) не может обусловливать выдачу кредита получением согласия заемщика на предложенное страхование, то есть фактически обязывать страховаться для получения кредита. Такое условие кредитного договора будет нарушать требования законодательства о защите прав потребителей. Важно отметить, что жалобы на навязывание страхования жизни и здоровья при заключении кредитного договора должны рассматриваться органами Роспотребнадзора.
В то же время обусловленность выдачи кредита согласием заемщика на страхование его жизни и здоровья в определенной страховой организации также будет являться и нарушением антимонопольного законодательства. Положения о недопустимости навязываемых услуг и необоснованного отказа от заключения договора закреплены в ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). В рассматриваемом Решении не указывается прямо на соотношение данных отраслей права, однако из содержания этого документа можно сделать вывод, что заемщик при защите своих прав имеет возможность выбора: воспользоваться правовыми инструментами законодательства о защите прав потребителя или обратиться с жалобой на нарушение антимонопольного законодательства.
В рассматриваемом Решении ФАС России в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 23 Закона о защите конкуренции дал рекомендации о способах доказывания совершения правонарушений в подотчетной ему области.
В Решении отмечается, что навязывание дополнительных услуг и необоснованные отказы (уклонения) от заключения договора при выдаче кредита будут являться нарушением антимонопольного законодательства в двух случаях:
 — при злоупотреблении кредитной организации доминирующим положением;
 — при заключении ограничивающего конкуренцию соглашения между кредитной и страховой организациями.


Способы доказывания злоупотребления доминирующим положением


В ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещается злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае понуждения к страхованию жизни и здоровья заемщика при заключении кредитного договора могут быть допущены следующие нарушения в этой сфере:
 — навязывание заемщику условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные нормативными или судебными актами, п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции);
 — экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или уклонение прямо не предусмотрены нормативными или судебными актами (п. 5 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции).
Для совершения указанных правонарушений необходимо наличие доминирующего положения у кредитной организации на товарном рынке при оказании услуг по кредитованию физических лиц (в соответствующих продуктовых и географических границах). Напоминаем, что доминирующее положение для кредитных организаций определяется в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 26.06.2007 N 409 «Об утверждении условий признания доминирующим положения кредитной организации и правил установления доминирующего положения кредитной организации».
Если кредитная организация занимает доминирующее положение, то она может быть привлечена к ответственности за навязывание страхования и необоснованное уклонение (отказ) от выдачи кредита при отказе от предложенного страхования (ст. ст. 14.31 и 14.31.1 КоАП РФ). В Решении приводятся ориентиры доказывания данных злоупотреблений доминирующим положением. Кредитную организацию можно отнести к злоупотребляющей доминирующим положением на рынке при следующих обстоятельствах:
 — включение в документы, подписываемые заемщиком при получении кредита, указания на согласие заемщика быть застрахованным по договору коллективного страхования без одновременного письменного указания на возможность не давать такого согласия;
 — переписка между сотрудниками кредитной организации, из которой следует, что кредитная организация навязывает заемщикам подключение к программе коллективного страхования;
 — задокументированные устные разъяснения, в том числе по телефону, сотрудников кредитной организации, из которых следует, что кредитная организация навязывает заемщикам подключение к программе коллективного страхования;
 — отказ кредитной организации снизить процентную ставку по кредиту до уровня, на который заемщик мог бы рассчитывать в соответствии с объявленными условиями снижения процентной ставки по кредиту в случае его согласия быть застрахованным по договору коллективного страхования, при предъявлении заемщиком страхового полиса, подписанного выбранной заемщиком страховой организацией и предусматривающего страхование рисков, необходимое для снижения процентной ставки по кредиту.
В указанном перечне следует отметить пункт о включении в кредитный договор обязанности заемщика быть застрахованным у конкретного страховщика. Это обстоятельство, свидетельствующее о навязывании дополнительных услуг, встречается чаще всего в рассматриваемой ситуации, так как оно наиболее наглядно и просто в доказывании.
В судебной практике (при разрешении споров о защите прав потребителей в связи с навязыванием услуг) отмечается, что «возникновение обязательств из кредитного договора не может обуславливать возникновение обязательств из договора личного страхования, поскольку гражданским законодательством не предусмотрена обязанность заемщика по заключению договора личного страхования при заключении кредитного договора» (см., к примеру, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 05.04.2012 по делу N А43–12748/2011 , ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.02.2011 по делу N А33–7434/2010 , Первого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2012 по делу N А43–2764/2012 , Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.03.2012 по делу N А33–6916/2011 , Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2012 по делу N А03–251/2012 , а также Определение Ивановского областного суда от 23.04.2012 по делу N 33–724, Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 28.03.2012 N 33–2843, Кассационное определение Тамбовского областного суда от 19.12.2011 N 33–4068).
Таким образом, судебная практика солидарна с антимонопольным органом в том, что прямое указание в кредитном договоре на обязанность заемщика быть застрахованным в данной страховой организации является безусловным нарушением законодательства.
В то же время в отдельных судебных актах отмечается, что условие кредитного договора об обязательном страховании заемщика является обоснованным и соответствующим законодательству (см., к примеру, Постановление ФАС Московского округа от 24.02.2010 N КА-А41/1010–10 по делу N А41–21180/09). В данном деле арбитражный суд обратил внимание, что услуга страхования не является навязываемой, поскольку эту услугу реализует не банк, а также потому, что она взаимосвязана с кредитным договором и является составной частью кредитной сделки.
Также в Решении указывается, что некоторые обстоятельства сами по себе не могут служить единственным доказательством злоупотребления доминирующим положением на рынке. К таким доказательствам отнесены следующие обстоятельства:
 — статистика выданных кредитов, из которой следует, что имеют место случаи выдачи кредитов без подключения к программе коллективного страхования заемщиков;
 — статистика отказов в выдаче кредита, из которой следует, что кредитная организация может отказать в выдаче кредита даже при наличии согласия лица быть застрахованным по договору коллективного страхования заемщиков;
 — наличие различных бонусных программ кредитной и (или) страховой организации, стимулирующих сотрудников кредитной организации к получению согласия заемщиков на подключение к программе коллективного страхования.
Также в Решении отмечается, что возбуждение дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении доминирующей на рынке кредитной организации невозможно без выдачи предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства (ст. 39.1 Закона о защите конкуренции). Следует отметить, что такое предупреждение выдается антимонопольным органом, несмотря на то что соответствующие жалобы должны рассматриваться органами Роспотребнадзора.


Антиконкурентное соглашение между кредитной и страховой организациями


Президиум ФАС России указал, что в ситуации, когда кредитная организация не имеет доминирующего положения на рынке, она может быть привлечена к ответственности за данные правонарушения, если они были совершены в результате соглашения между кредитной и страховой организациями. Специально отмечается, что такое соглашение между кредитной и страховой организациями не является ограничивающим конкуренцию соглашением, поскольку эти организации не являются конкурентами. Следовательно, при обнаружении указанного соглашения кредитная и страховая организации не могут нести ответственность согласно ч. 1 ст. 11 и ст. 11.1 Закона о защите конкуренции (ст. 14.32 КоАП РФ).
В рассматриваемом Решении указывается, что такое соглашение между кредитной и страховой организациями подпадает под запрет заключения «иных соглашений» между хозяйствующими субъектами, если установлено, что эти соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции (ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Данное соглашение может быть составлено как в письменной, так и в устной форме (п. 18 ст. 4 Закона о защите конкуренции).
В Решении поясняется, что названное соглашение не может признаваться допустимым, как ограничивающее конкуренцию (ч. 1 ст. 13 Закона о защите конкуренции). Президиум ФАС России указал, что соглашение о понуждении заемщиков страховать жизнь и здоровье у конкретного страховщика отстраняет другие страховые компании от участия в программе страхования.
В судебной практике отмечается, что нарушение ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции в рассматриваемой ситуации может также выражаться (Определение ВАС РФ от 28.05.2012 N ВАС-2892/12 по делу N А71–124/2011) в следующем:
 — в фактическом взаимодействии кредитной и страховой организаций по подключению к программе страхования на территории товарного рынка кредитной организации только через указанную страховую организацию;
 — в наличии взаимной заинтересованности банка и страховой организации в виде получения материальной выгоды;
 — в отсутствии у заемщиков информации о праве выбора иной страховой организации.
Президиум ФАС России указывает, что для признания договора соглашением, которое приводит к навязыванию заемщикам подключения к программе коллективного страхования, в соглашении между кредитной и страховой организациями должно содержаться прямое волеизъявление сторон на навязывание (или иное понуждение) заемщиков к страхованию жизни и здоровья у конкретного страховщика. В рассматриваемом Решении указывается, что не могут быть признаны в качестве доказательства наличия договоренности о подобном навязывании следующие обстоятельства:
 — отсутствие в договоре коллективного страхования положения о том, что банк обязуется не обусловливать выдачу кредита согласием заемщика быть застрахованным по такому договору;
 — если кредитная и страховая организации согласовали в договоре форму документа, в котором заемщик выражает письменное согласие быть застрахованным, то отсутствие в такой форме указания на право заемщика отказаться от подключения к программе страхования или не выражать согласие быть застрахованным.
В рассматриваемом Решении также отмечается, что наличие в тексте договора коллективного страхования положений о том, что подключение заемщиков к программе коллективного страхования осуществляется исключительно добровольно (заемщик может не давать свое согласие быть застрахованным), само по себе не доказывает отсутствие иной договоренности между кредитной и страховой организациями о понуждении заемщиков к выражению согласия быть застрахованными по такому договору.
Доказывание наличия устной договоренности осуществить сложнее. Президиум ФАС России поясняет, что для этого необходимы доказательства, с достоверностью подтверждающие, что страховая организация знает о навязывании заемщикам кредитной организацией подключения к программе коллективного страхования или сама является инициатором такого навязывания. В Решении указывается, что в качестве доказательства тому может выступать, в частности, письменная и электронная переписка между кредитной и страховой организациями. Однако простого упоминания в переписке того факта, что существует устная договоренность о понуждении заемщиков страховаться у конкретной страховой организации, недостаточно для того, чтобы считать этот факт доказанным.
Прямым доказательством заключения антиконкурентного соглашения между страховой и кредитной организациями будет являться установленная договоренность между ними о невозможности снижения процентной ставки по кредиту до приемлемого для заемщика уровня в случае отказа заемщика от участия в предложенном коллективном страховании.
В то же время в Решении отмечается, что сама по себе невыгодность для заемщиков процентных ставок по кредитам, которые не сопровождаются страхованием жизни и здоровья в предлагаемой страховой организации, не свидетельствует о навязанности такого страхования, если от участия в коллективном страховании заемщик может добровольно отказаться.
Этот вывод перекликается с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», где отмечается, что само по себе включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает его прав, если он имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.
Таким образом, допустимо сделать вывод, что критерий навязанности страхования может быть определен по условиям кредита, который предложен заемщику, отказавшемуся от страхования. Если заемщику в данной ситуации будет отказано в кредите или будут предложены совершенно неразумные условия кредита, то можно говорить о навязывании страхования. Если же заемщику в аналогичной ситуации будет предложен кредит на худших условиях, которые, однако, соответствуют рыночным, то о наличии нарушения антимонопольного законодательства не приходится говорить.
Следует отметить, что в судебной практике есть некоторые ориентиры разумности разности процентных ставок по кредитам, выдаваемым застрахованным заемщикам и незастрахованным. К примеру, по кредитным договорам, выдаваемым под залог недвижимого имущества, такая разница составляла 3 процента и была признана разумной (Постановление ФАС Московского округа от 16.07.2012 по делу N А40–127456/11–2–869).
В то же время отсутствие возможности получения кредита без страхования жизни и здоровья заемщика, безусловно, признается судами навязыванием страхования (см., к примеру, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.08.2012 по делу N А56–49150/2011 , ФАС Уральского округа от 25.06.2012 N Ф09–4710/12 по делу N А07–16815/2011, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.09.2012 по делу N А68–3731/2012 , а также Кассационное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 14.02.2012 по делу N 33–829/2012).
При этом не могут являться прямым доказательством устной договоренности между кредитной и страховой организациями следующие обстоятельства:
 — статистика выданных кредитов, из которой следует, что имеют место случаи выдачи кредитов без подключения к программе коллективного страхования заемщиков;
 — статистика отказов в выдаче кредита, из которой следует, что кредитная организация может отказать в выдаче кредита даже при наличии согласия лица быть застрахованным по договору коллективного страхования заемщиков;
 — наличие различных бонусных программ кредитной и (или) страховой организации, стимулирующих сотрудников кредитной организации к получению согласия заемщиков на подключение к программе коллективного страхования;
 — переписка между сотрудниками кредитной организации, из которой следует, что кредитная организация навязывает заемщикам подключение к программе коллективного страхования;
 — задокументированные устные разъяснения, в том числе по телефону, сотрудников кредитной организации, из которых следует, что кредитная организация навязывает заемщикам подключение к программе коллективного страхования.
В заключение можно привести пример совокупности фактов, свидетельствующих о заключении кредитной и страховой организациями антиконкурентного соглашения в деле, представленном в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 15.02.2011 по делу N А79–3751/2010. На заключение такого соглашения указывали следующие обстоятельства:
 — кредит выдавался банком под условием страхования жизни и здоровья заемщика;
 — в типовых формах документов на выдачу кредита упоминалась только одна страховая организация как единственный партнер банка, у которого можно оформить страховку;
 — страховые полисы оформлялись сотрудником банка, с которым страховщик заключил агентский договор;
 — страхование заемщиков банка на протяжении 2007 — 2009 гг. осуществлялось исключительно указанной страховой организацией;
 — отсутствовали случаи страхования заемщиков банка за указанный период в иных страховых организациях;
 — банком были приняты внутренние документы, возлагающие на заемщиков крайне обременительные обязанности, связанные со сменой страховщика.
Все эти косвенные свидетельства заключения кредитной и страховой организациями антиконкурентного соглашения, выражающегося в понуждении заемщиков страховаться в конкретной страховой организации, в совокупности неоспоримо свидетельствуют о совершении этого правонарушения.