Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 06.11.2012

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 18.10.2012 N 21

«О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ»


1. Подведомственность споров по делам, связанным с экологическими правонарушениями >>>

2. Общие вопросы экологических преступлений >>>

3. Незаконная охота >>>

4. Незаконная рубка лесных насаждений >>>

5. Уничтожение либо повреждение лесных и иных насаждений >>>

6. Имущественные отношения, возникающие из экологических правоотношений >>>

7. Предупреждение причинения вреда >>>

8. Компенсация морального вреда >>>


Пленум Верховного Суда РФ принял рассматриваемое Постановление (далее — Постановление N 21), в котором дал ряд разъяснений уголовного, гражданского и процессуального законодательства в связи с нарушениями в области охраны окружающей среды. Особое внимание в рассматриваемом документе было уделено таким составам преступления, как незаконная охота (ст. 258 УК РФ), незаконная рубка лесных насаждений (ст. 260 УК РФ) и уничтожение либо повреждение лесных и иных насаждений (ст. 261 УК РФ). Кроме того, были даны многочисленные пояснения о возмещении вреда, причиненного окружающей среде.
Верховный Суд РФ также указал, что положения российского законодательства об охране окружающей среды содержатся в различных нормативных актах, поэтому при рассмотрении дел об экологических правонарушениях суды должны обращаться к соответствующим нормам гражданского, административного, уголовного и иного отраслевого законодательства (п. 1 Постановления N 21). Судам необходимо устанавливать, какие именно нормы экологического законодательства были нарушены (с указанием конкретной нормы), и указывать в судебном решении, в чем выразилось это нарушение.
Разъяснения Верховного Суда РФ о применении законодательства об экологических преступлениях касаются положений гл. 26 УК РФ. Следует отметить, что ранее Верховный Суд РФ уже давал разъяснения о применении указанных норм права (Постановление Пленума ВС РФ от 05.11.1998 N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения», далее — Постановление N 14). По большинству вопросов, изложенных в этом документе, правовая позиция Пленума ВС РФ не изменилась.

Постановление N 14 признано утратившим силу (п. 47 Постановления N 21).


1. Подведомственность споров по делам, связанным с экологическими правонарушениями


Пленум ВС РФ разъяснил, что исковые дела по спорам, возникающим из экологических правоотношений, должны рассматриваться в судах общей юрисдикции (п. 30 Постановления N 21). Пленум ВС РФ подчеркнул, что указанные дела рассматриваются в судах общей юрисдикции независимо от субъектного состава участвующих в деле лиц. Поскольку имущественные отношения участников гражданского (хозяйственного) оборота, возникающие в ходе осуществления этими лицами предпринимательской и иной экономической деятельности, не являются предметом заявленных требований по делам данной категории, то и рассматриваться споры, вытекающие из экологических правонарушений, должны в судах общей юрисдикции, а не в арбитражных судах.
В настоящее время многочисленные споры имущественного характера, вытекающие из экологических правонарушений, рассматриваются в арбитражных судах, что обосновывается ими тем, что согласно ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (см., к примеру, Постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.10.2011 по делу N А19–4812/2011 , Шестого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2011 N 06АП-1310/2011 по делу N А73–11360/2010, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2009 по делу N А13–5021/2009).
Также можно упомянуть о том, что в практике судов общей юрисдикции существует позиция, согласно которой прокурор в силу полномочий, предоставленных ему ст. 45 ГПК РФ, вправе обращаться в суд с требованием о защите неопределенного круга лиц независимо от того, причинен ли такой вред в результате экономической деятельности ответчика (см., к примеру, Определение Московского городского суда от 22.06.2010 по делу N 33–18218, Апелляционное определение Амурского областного суда от 15.08.2012 по делу N 33АП-2274/2012, Кассационное определение Амурского областного суда от 15.02.2012 по делу N 33–465/2012). На возможность прокурора участвовать в делах, вытекающих из экологических правонарушений, указывается также в п. 30 Постановления N 21.


2. Общие вопросы экологических преступлений


Большинство составов экологических преступлений являются материальными, то есть для их наличия необходимо наступление общественно опасных последствий. Например, в ряде статей гл. 26 УК РФ указывается причинение вреда здоровью человека при совершении преступлений. Пленум ВС РФ разъяснил, что под причинением вреда в этом случае следует иметь в виду причинение вреда любой степени тяжести здоровью одного или нескольких лиц (п. 2 Постановления N 21).
Схожие разъяснения также содержались в п. 4 Постановления N 14, однако под причинением вреда здоровью людей понималось не только причинение вреда любой тяжести, но и расстройство здоровья и временная или постоянная утрата трудоспособности.
В Постановлении N 21 расстройство здоровья и утрата трудоспособности не рассматриваются в качестве самостоятельных последствий причинения вреда здоровью человека. Представляется, что это обусловлено тем, что расстройство здоровья и утрата трудоспособности являются критериями определения степени тяжести вреда здоровью (см. Постановление Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и Приказ Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 N 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»).
В ч. 1 ст. 247 УК РФ указывается на причинение существенного вреда здоровью человека. В п. 6 Постановления N 21 разъясняется, что под этим следует понимать тяжкий или средней тяжести вред здоровью хотя бы одного лица. А под существенным вредом окружающей среде следует понимать ее загрязнение, отравление или заражение, изменение радиоактивного фона до величин, представляющих опасность для здоровья или жизни человека, и т.п. Более подробное разъяснение того, что понимается под существенным экологическим вредом, можно было увидеть в п. 5 Постановления N 14, где приведены конкретные примеры причинения такого вреда.
Пленум ВС РФ указал, что признак массового заболевания людей (ч. 3 ст. 247 УК РФ) можно устанавливать и на основании заключений соответствующих специалистов или экспертов (п. 6 Постановления N 21).
Также в п. 4 Постановления N 21 было разъяснено, что при отсутствии в статьях гл. 26 УК РФ прямого указания на форму вины соответствующее экологическое преступление может быть признано как совершенное умышленно или по неосторожности при условии, что об этом свидетельствуют содержание деяния, способы его совершения и иные признаки объективной стороны преступления. Притом в п. 4 Постановления N 21 были прямо указаны те преступления, которые, исходя из их сути, могут быть совершены только по неосторожности (ч. 3 ст. 247 , ч. 2 ст. 248 , ч. 3 ст. 250 УК РФ).
Представляется, что правовая позиция Пленума ВС РФ в отношении возможности совершения только по неосторожности преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 248 УК РФ (нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами, повлекшее по неосторожности смерть человека), следует понимать ограничительно, так как само это деяние может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности («то же деяние», что и в ч. 1 ст. 248 УК РФ). На это прямо указывает Пленум ВС РФ в п. 4 Постановления N 21. В свою очередь последствия преступления (причинение смерти) причиняются по неосторожности.
Если правила нарушаются умышленно, а последствия причиняются по неосторожности, то на основании ст. 27 УК РФ преступление должно считаться в целом совершенным умышленно. В свою очередь, в Постановлении N 21 указано, что в этом случае преступление может быть совершено только по неосторожности.
Пленум ВС РФ разъяснил, что загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств (ст. 250 УК РФ) может быть результатом нарушения не только правил водопользования, но и иных правил и норм в области охраны окружающей среды. В качестве примера в п. 7 Постановления N 21 приводятся ситуации транспортировки, хранения, использования минеральных удобрений и препаратов. Об этом свидетельствует также и судебная практика (см., к примеру, Кассационное определение Кировского областного суда от 03.03.2011 по делу N 33–721). Другие примеры объективной стороны такого преступления можно было видеть в п. 9 Постановления N 14.
Следует отметить, что по ч. 2 ст. 250 УК РФ деяние может быть квалифицировано в соответствии с разъяснениями п. 7 Постановления N 21 только в том случае, когда оно было совершено на территории заповедника или заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации и причинило существенный вред животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству.
При квалификации преступлений по ст. 262 УК РФ следует учитывать, что перечень категорий особо охраняемых территорий является открытым (Федеральный закон от 14.03.1995 N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях») и судам в каждом случае рассмотрения вопроса о применении указанной статьи необходимо изучать требования режима, установленные для каждой категории особо охраняемых природных территорий (п. 26 Постановления N 21).
Значительность ущерба, причиненного окружающей среде, в результате нарушения режима особо охраняемой природной территории определяется судом не механически, а исходя из конкретных материалов дела. Суд должен обратить внимание на вид охраняемой природной территории, ее значимость, возможность восстановления и т.д. (п. 27 Постановления N 21). В необходимых случаях для определения значительности ущерба могут привлекаться соответствующие специалисты или эксперты.
Пленум ВС РФ также указывает на обязанность суда по индивидуализации наказаний по экологическим преступлениям (п. 28 Постановления N 21, ранее — п. 21 Постановления N 14). Подчеркивается, что в случае необходимости суд может назначить дополнительные меры наказания. К примеру, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ч. 3 ст. 47 УК РФ) может быть применено независимо от того, предусмотрено ли оно санкцией конкретной нормы гл. 26 УК РФ. Аналогичное разъяснение также давалось в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания».
В п. 19 Постановления N 14 уже указывалось на возможность конфискации орудия, оборудования или иных средств совершения преступления, в том числе транспортных средств. В п. 29 Постановления N 21 это разъяснение было дополнено указанием на то, что конфискованы могут быть лишь такие средства совершения преступления, которые принадлежат преступнику, поэтому судам следует в каждом случае устанавливать их собственников. Не может быть конфисковано средство совершения преступления, если оно является для преступника единственным законным источником получения средств к существованию.
Целесообразно отметить, что в судебной практике встречается позиция, согласно которой не может быть конфисковано транспортное средство, которое не выступало орудием совершения экологического преступления, а лишь служило для перемещения преступника к месту совершения преступления (см., к примеру, Определение Верховного Суда РФ от 24.09.2009 N 9-О09–34сп).
Несколько изменились разъяснения Пленума ВС РФ относительно квалификации преступлений, совершенных с использованием должностного или служебного положения (п. 3 Постановления N 21 и п. 10 Постановления N 14). Пленум ВС РФ подтвердил свою позицию, согласно которой такие лица должны отвечать по совокупности преступлений (предусмотренных ст. ст. 201 , 285 и 286 УК РФ) только в тех случаях, когда признак использования служебного и должностного положения не указан в соответствующих нормах об экологических преступлениях. Однако в Постановлении N 21 приведен более широкий перечень лиц, действия которых могут быть квалифицированы как действия лиц, использующих свое служебное положение при совершении экологических преступлений.


3. Незаконная охота


Относительно незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) в п. 8 Постановления N 21 указано, что определение понятия «охота» установлено в Федеральном законе от 24.07.2009 N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Объективная сторона этого преступления может выражаться в нарушении требований законодательства об охоте, к примеру в случае охоты без соответствующего разрешения на добычу охотничьих ресурсов, вне отведенных мест, вне сроков осуществления охоты и т.п.
Крупный ущерб при незаконной охоте согласно данным разъяснениям Пленума ВС РФ определяется не только из количества и стоимости добытых, поврежденных и уничтоженных животных, но и с учетом иных обстоятельств содеянного. В частности, в п. 9 Постановления N 21 указывается на причинение незаконной охотой крупного ущерба экологической ценности, значимости для конкретного места обитания, численности популяции этих животных. Специально оговаривается, что крупным является ущерб, причиненный, например, отстрелом лося, благородного оленя (марала, изюбря), овцебыка, бурого и белогрудого (гималайского) медведя (см. также п. 16 Постановления N 14).
В судебной практике можно встретить примеры того, как на основании заключения эксперта в области экологии крупным признавался ущерб окружающей среде, вызванный отстрелом одной косули (Определение Свердловского областного суда от 12.08.2011 по делу N 22–9059/2011).
В Постановлении N 21 поясняется, что незаконная охота (за исключением состава преступления, предусматривающего причинение крупного ущерба) является преступлением с формальным составом, то есть оно будет считаться оконченным с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу, первичную переработку, транспортировку. На это указывалось ранее в п. 17 Постановления N 14.
Специально оговаривается, что в п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ под использованием механического транспортного средства следует понимать лишь транспортные средства с двигателем (к примеру, автомобили, мотоциклы, мотонарты, снегоходы, катера, моторные лодки, вертолеты, самолеты и т.д.). Согласно разъяснениям, приведенным в п. 10 Постановления N 21, незаконной охотой с использованием механических транспортных средств действия лица будут квалифицироваться только в случае, если с их помощью велся поиск животных, выслеживание, преследование в целях добычи или непосредственно в процессе их добычи, а также осуществлялась транспортировка незаконно добытых животных.
В то же время использование механических транспортных средств для доставки людей или орудий охоты к месту ее проведения не является охотой с применением механического транспортного средства или воздушного судна. Эти действия при наличии к тому оснований могут быть квалифицированы как соучастие в незаконной охоте в форме пособничества (п. 10 Постановления N 21).
Ранее в п. 8 Постановления N 14 предусматривалось, что в качестве соучастия в форме пособничества также следует квалифицировать заранее обещанное приобретение добытой преступным путем продукции или ее систематическое приобретение у нарушителя, если скупщик понимал, что тем самым он позволяет преступнику рассчитывать на содействие в сбыте незаконно полученных объектов.
Под способами массового уничтожения птиц и зверей (п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ) в соответствии с п. 11 Постановления N 21 следует понимать действия, связанные с применением таких незаконных орудий или способов добычи, которые повлекли либо могли повлечь массовую гибель животных (например, выжигание растительности в местах обитания животных и т.п.). Если суд установит, что применение запрещенного орудия или способа добычи повлекло или могло повлечь указанные последствия, то перечисленные действия также должны быть квалифицированы по п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ. Для исследования свойств данных орудий или примененных способов добычи могут быть привлечены соответствующие специалисты или эксперты.
В п. 12 Постановления N 21 указывается, что при совершении незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 258 УК РФ) исполнителями преступления признаются лица, осуществлявшие поиск, выслеживание, преследование и добычу охотничьих ресурсов, производившие их первичную переработку и (или) транспортировку. Лица же, непосредственно не участвовавшие в незаконной охоте, но содействовавшие совершению этого преступления советами, указаниями, предоставлением орудий охоты, транспортных средств, а также приобретающие, хранящие или сбывающие продукцию незаконной охоты по заранее данному обещанию, привлекаются к уголовной ответственности в качестве пособников (ч. 5 ст. 33 УК РФ) при условии, что им было достоверно известно о незаконности охоты.
При этом пособничество следует отличать от совершения преступления в составе группы лиц по предварительному сговору (см., к примеру, Определение Ленинградского областного суда от 22.04.2010 N 22–687/2010).
Специально указывается, что завладение или умерщвление животных, содержащихся в неволе, не следует квалифицировать как незаконную охоту. Названные действия, если они были совершены с корыстной целью, подлежат квалификации как хищение либо уничтожение чужого имущества (п. 13 Постановления N 21).
Также в п. 14 Постановления N 21 указаны способы разграничения незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) и нарушений правил охоты (ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ). Например, такое разграничение может проводиться по наличию крупного ущерба.


4. Незаконная рубка лесных насаждений


Относительно преступлений, предусмотренных ст. ст. 260 и 261 УК РФ, в п. 15 Постановления N 21 указано, что их предметом являются лесные насаждения, под которыми следует понимать деревья, кустарники и лианы, произрастающие в лесах, а также деревья, кустарники и лианы, произрастающие вне лесов (к примеру, в лесополосе, парке, аллее и т.д.). Особо подчеркивается, что не имеет правового значения, посадил кто-то эти лесные насаждения или они выросли самостоятельно.
Предметом указанных преступлений не являются, если не предусмотрено иного, лесные насаждения, произрастающие:
 — на землях сельскохозяйственного назначения (кроме обеспечивающих защиту земель от внешнего неблагоприятного воздействия);
 — на приусадебных земельных участках;
 — на земельных участках, предоставленных для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства, животноводства и огородничества;
 — в лесопитомниках, питомниках плодовых, ягодных, декоративных, иных культур;
-, а также ветровальные, буреломные, сухостойные деревья.
Рубку или повреждение лесных насаждений, расположенных в указанных местах, при наличии достаточных оснований следует квалифицировать как хищение или уничтожение (повреждение) чужого имущества (п. 15 Постановления N 21).
В п. 16 Постановления N 21 дано определение понятию рубки лесных насаждений (в смысле ст. 260 УК РФ). Под ней следует понимать отделение любым способом ствола дерева, стебля кустарника и лианы от корня.
Объективная сторона незаконной рубки лесных насаждений может выражаться в осуществлении таких действий без соответствующего разрешения, с превышением разрешенного объема или за пределами лесосеки.
Специально отмечается, что наличие договора аренды лесного участка или разрешения на заготовку древесины само по себе не исключает преступности такого деяния. Преступлением, предусмотренным ст. 260 УК РФ, может быть признана рубка, совершенная, помимо всего прочего, при отсутствии необходимых документов, с нарушением предоставленных для вырубки сроков, а также путем вырубки тех деревьев, вырубать которые не разрешалось (п. 16 Постановления N 21). Иные примеры разновидностей объективной стороны этого преступления предусматривались в п. 11 Постановления N 14.
В п. 18 Постановления N 21 подчеркивается, что для совершения преступлений, предусмотренных в п. п. «а» и «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ, не является существенным значительный размер незаконной вырубки.
Для квалификации незаконной рубки как совершенной в составе организованной группы (ч. 3 ст. 260 и ст. 33 УК РФ) необходимо установить наличие устойчивой группы из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (п. 19 Постановления N 21). Признак устойчивости в соответствии с позицией Пленума ВС РФ может быть определен в случае наличия в группе организатора (руководителя), распределения ролей в группе, длительности ее существования, совершения нескольких преступлений, длительной подготовки к каждому преступлению и при иных обстоятельствах. Указанные критерии применяются в судебной практике (см., к примеру, Определение Верховного Суда РФ от 03.08.2011 N 35-О11–21). Аналогичные признаки организованной группы Пленум ВС РФ ранее уже обозначал в своих постановлениях (см., к примеру, п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» и п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).
Следует отметить, что последующее распоряжение древесиной, полученной в результате незаконной рубки, не требует дополнительной квалификации действий преступников в качестве хищения чужого имущества. Об этом прямо указано в п. 21 Постановления N 21.
В качестве главного критерия разграничения незаконной рубки как преступления (ст. 260 УК РФ) и как административного правонарушения (ст. 8.28 КоАП РФ) является значительный размер ущерба, причиненный такими действиями, или степень повреждения лесных насаждений (п. 22 Постановления N 21). Под значительным размером в данном случае понимается ущерб на сумму более 5 тыс. руб. А продолжение роста поврежденных лесных насаждений свидетельствует о совершении административного правонарушения. Согласно п. 22 Постановления N 21 нарушение арендаторами лесных участков технологии заготовки древесины должно быть квалифицировано по ст. 8.25 КоАП РФ.


5. Уничтожение либо повреждение лесных и иных насаждений


Под уничтожением лесных насаждений в ст. 261 УК РФ согласно разъяснениям Пленума ВС РФ следует понимать полное сгорание насаждений или их усыхание в результате воздействия пожара или его опасных факторов, загрязняющих и отравляющих веществ, отходов производства и потребления, отбросов и выбросов.
В качестве повреждений лесных насаждений понимаются случаи частичного их сгорания, деградации на определенных участках леса до степени прекращения роста, заражение болезнями или вредными организмами и т.д. (п. 24 Постановления N 21).
В п. 23 Постановления N 21 указывается, что по ч. 1 ст. 261 УК РФ следует квалифицировать такие нарушения правил пожарной безопасности в лесах, которые привели к возникновению пожара. Поджог лесных и иных насаждений в соответствии с ч. 3 ст. 261 УК РФ — это умышленное действие, направленное на уничтожение лесных или иных насаждений с помощью огня.
В качестве примера неосторожного обращения с огнем в п. 23 Постановления N 21 указывается разведение и оставление непотушенными костров, бросание спичек и окурков, что привело к возникновению пожара. В качестве примера поджога указываются действия, имеющие прямой умысел на поджог леса (разбрасывание факелов, поджог травы и т.д.).
По ст. 261 УК РФ могут быть квалифицированы и иные действия, направленные на уничтожение или повреждение лесных насаждений, например использование ядов, вредных веществ, отходов, взрывчатых веществ и т.д.
Также в п. 25 Постановления N 21 указаны способы разграничения нарушения правил пожарной безопасности в лесах как преступления (ст. 261 УК РФ) и как административного правонарушения (ст. 8.32 КоАП РФ). Например, если неосторожное обращение с огнем не привело к лесному пожару, то действия следует квалифицировать как административный проступок.


6. Имущественные отношения, возникающие из экологических правоотношений


В п. 33 Постановления N 21 указано, что гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный окружающей среде, может наступать вследствие нарушения договора в сфере природопользования или в случае деликта. Также Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что природоохранное законодательство не предусматривает ограничения ответственности по обязательствам в сфере природопользования.
Кроме того, в п. 33 Постановления N 21 обращается внимание на то, что возможность предъявлять иски имущественного характера, связанные с экологическими преступлениями, не зависит от завершения уголовного дела по такому преступлению или от отказа в возбуждении уголовного дела. Об этом свидетельствует и судебная практика (см., к примеру, Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2011 N 07АП-397/11 по делу N А67–4777/2010, Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2006, 12.10.2006 по делу N А41-К1–5488/06).
Также встречаются выводы судов, согласно которым указание в судебном акте при прекращении уголовного дела на то, что ответчик загладил ущерб, само по себе не является основанием для освобождения от ответственности за вред, нанесенный окружающей среде (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.09.2007 N А19–19999/06-Ф02–6645/07 по делу N А19–19999/06).
В ст. 79 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Закон об охране окружающей среды) установлено, что вред, причиненный окружающей среде, подлежит возмещению в полном объеме. Также в полном объеме подлежит возмещению вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц.
В судебной практике можно встретить вывод о том, что вред, причиненный работником организации при совершении им экологического правонарушения, должен возмещаться работодателем, если работник действовал по его указанию и в его интересах (см., к примеру, Определение Московского городского суда от 12.04.2012 по делу N 33–8740).
В ст. 1064 ГК РФ и в ст. 77 Закона об охране окружающей среды установлено, что умышленно причиненный вред должен возмещаться в полном объеме независимо от формы вины (умысел или неосторожность). В случае причинения вреда окружающей среде в результате деятельности, связанной с повышенной опасностью, наличие вины не имеет правового значения. Лица, причинившие вред в результате такой деятельности, могут избежать имущественной ответственности только в случае, если вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 35 Постановления N 21 и п. 20 Постановления N 14). В указанном пункте Постановления N 21 приводятся нормативные акты, в которых закреплены такие опасные и особо опасные производства.
Пленум ВС РФ напомнил, что размер причиненного вреда подлежит оценке. В п. 34 Постановления N 21 указывается, что суд должен установить размер утраченного потерпевшим заработка (дохода), который он имел или мог иметь, определить дополнительно понесенные им расходы, вызванные повреждением здоровья и т.д.
Суд также может уменьшить размер подлежащего возмещению вреда, оценив материальное положение правонарушителя. Однако суд не должен этого делать, если вред окружающей среде причинен умышленно (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).
В п. 40 Постановления N 21 указывается, что для установления размера подлежащего возмещению вреда окружающей среде необходимо установить не только факт причинения вреда, но и его последствия. С этими целями суд может привлечь в случае необходимости специалистов или экспертов в области экологии, биологии, медицины и т.д. Общее указание на то, что в необходимых случаях в целях правильного разрешения вопросов, связанных с экологическим правонарушением, необходимо привлекать специалистов или экспертов в соответствующих областях, давалось в п. 7 Постановления N 14.
Пленум ВС РФ напоминает, что российское природоохранное законодательство допускает возникновение имущественной ответственности за правомерные действия. В качестве примера в п. 36 Постановления N 21 указывается, что внесение платы за негативное воздействие на окружающую среду не освобождает субъектов хозяйственной деятельности от необходимости возмещения вреда, нанесенного окружающей среде, и от выполнения мероприятий по охране окружающей среды (п. 3 ст. 1064 ГК РФ, ст. 16 Закона об охране окружающей среды). Также обязан возместить нанесенный окружающей среде вред субъект хозяйственной деятельности, который в законном порядке изымал какие-либо компоненты окружающей среды (ст. 77 Закона об охране окружающей среды). Данная обязанность сохраняется и при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы такой хозяйственной деятельности.
В п. 37 Постановления N 21 напоминается, что вред окружающей среде, причиненный в результате нарушения природоохранного законодательства, возмещается либо в добровольном, либо в судебном порядке. Об этом указывалось ранее в п. 14 Постановления N 14.
Размер вреда исчисляется по соответствующим таксам и методикам, если они разработаны и утверждены. Суды обязаны их применять, если такие таксы и методики утверждены уполномоченными на это федеральными органами исполнительной власти. Аналогичная позиция также высказывалась в п. 15 Постановления N 14.
Если необходимые таксы и методики отсутствуют, то суд не может на основании этого факта отказать в возмещении причиненного окружающей среде вреда. В такой ситуации размер подлежащего возмещению вреда должен исчисляться исходя из фактически понесенных затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды. Среди этого необходимо учитывать понесенные убытки, а также проекты рекультивационных и иных восстановительных работ.
Кроме того, Пленум ВС РФ напомнил, что вред окружающей среде по требованию суда может быть возмещен путем восстановления нарушенного состояния окружающей среды за счет средств виновного лица в соответствии с проектом восстановительных работ в случае, если восстановление окружающей среды объективно возможно и правонарушитель в состоянии в течение разумного срока провести необходимые работы по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды (п. 37 Постановления N 21).
По делам, связанным с экологическими правонарушениями, суды должны установить причинно-следственную связь между совершенными деяниями и причинением вреда окружающей среде или здоровью людей (или возможности его причинения). В п. 41 Постановления N 21 указано, что судам необходимо отграничивать экологические правонарушения от естественных событий, а также устанавливать, не совершены ли противоправные деяния в состоянии крайней необходимости (например, в целях обеспечения функционирования и сохранности объектов жизнеобеспечения). Аналогичные разъяснения также содержались в п. 2 Постановления N 14.
В п. 42 Постановления N 21 Пленум ВС РФ напомнил, что иски о возмещении вреда окружающей среде могут быть предъявлены в течение 20 лет (п. 3 ст. 78 Закона об охране окружающей среды). При этом следует учитывать, что срок исковой давности о возмещении вреда и убытков от радиационного воздействия на окружающую среду составляет три года (ст. 58 Федерального закона от 21.11.1995 N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»). Иски же о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в результате негативного воздействия на окружающую среду, не имеют исковой давности (абз. 4 ст. 208 ГК РФ), но эти требования могут удовлетворяться за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.
В рассматриваемом Постановлении разъясняется, что лица, совместно причинившие вред окружающей среде, несут солидарную ответственность, что прямо вытекает из ст. 1080 ГК РФ. При этом разъясняется, что солидарная ответственность применяется только к таким нарушителям, совместное участие которых в экологическом правонарушении установлено (п. 43 Постановления N 21). Об этом может свидетельствовать согласованность, скоординированность и направленность их действий на реализацию общего намерения. Согласно требованиям ст. 40 ГПК РФ все лица, участвовавшие в причинении вреда окружающей среде, должны быть привлечены к участию в деле об этом экологическом правонарушении.
Пленум ВС РФ уточнил, что суд вправе возложить на указанных лиц долевую ответственность, исходя из степени вины каждого из них, а при невозможности определить степень вины — установить такие доли равными (ст. 1080 и п. 2 ст. 1081 ГК РФ).
В п. 45 Постановления N 21 предусмотрено, что незаконно добытые объекты животного мира, их части и выработанная из них продукция составляют неосновательное обогащение добывшего их лица (ст. 1102 ГК РФ). Однако в судебной практике встречается и противоположная позиция, в которой указывается на деликтный характер такой ответственности правонарушителя, а не кондикционный (Апелляционное определение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 15.03.2012 по делу N 33–557/2012).
Пленум ВС РФ разъяснил, что безвозмездное изъятие или конфискация добытых объектов не освобождает нарушителей от обязанности возместить ущерб, нанесенный объектам животного мира и среде их обитания. Если незаконно добытые объекты животного мира в силу своего физического состояния не позволяют возвратить их в среду обитания или получить из них продукцию, то такие объекты должны быть реализованы или уничтожены в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 09.01.2009 N 13 «О реализации или уничтожении безвозмездно изъятых или конфискованных объектов животного мира, физическое состояние которых не позволяет возвратить их в среду обитания, а также полученной из них продукции».
Если нарушители не могут возвратить в натуре незаконно добытые объекты животного мира, то суд должен решить вопрос о взыскании стоимости этих объектов на основании ст. 1105 ГК РФ и ст. 56 Федерального закона от 24.04.1995 N 52-ФЗ «О животном мире». Стоимость этих объектов должна включать в себя в том числе и сумму, полученную от их реализации (п. 45 Постановления N 21).


7. Предупреждение причинения вреда


Также в рассматриваемом Постановлении указывается, что в соответствии с п. 2 ст. 1065 ГК РФ суд может обязать предприятие или иной промышленный объект прекратить производственную деятельность, если она причиняет вред окружающей среде или угрожает причинить новый вред (п. 38 Постановления N 21).
При этом Пленум ВС РФ разъяснил, что приостановка, ограничение или прекращение такой вредной деятельности должны быть обоснованы каким-либо нарушением. В качестве примера указывается деятельность промышленного объекта без разрешения, с нарушениями условий лицензий и т.п.
Верховный Суд РФ напомнил, что опасность причинения вреда окружающей среде в будущем может служить основанием для прекращения потенциально опасной деятельности (п. 1 ст. 1065 ГК РФ). Суд также может отказать в приостановлении или прекращении данной деятельности, если это противоречит общественным интересам (п. 40 Постановления N 21). Такой отказ не лишает потерпевших права на возмещение вреда, причиненного этой деятельностью.
Следует отметить, что в настоящее время суды общей юрисдикции придерживаются сходного толкования ст. 1065 ГК РФ (см., к примеру, Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 21.06.2012 по делу N 33–11178/2012, Определение Свердловского областного суда от 01.12.2011 по делу N 33–15786/2011).
При этом в практике судов общей юрисдикции отмечается, что отсутствие разрешительной документации само по себе не свидетельствует о существовании оснований для приостановления его деятельности, так как безопасность этой деятельности может быть подтверждена иными доказательствами (Определение Свердловского областного суда от 19.07.2011 по делу N 33–10340/2011).


8. Компенсация морального вреда


В п. 44 Постановления N 21 указывается также, что вред, причиненный здоровью граждан негативным воздействием окружающей среды, является основанием для компенсации морального вреда. Для присуждения указанной компенсации суд должен установить следующие обстоятельства:
 — факт причинения вреда потерпевшему;
 — какими действиями (бездействием) был нанесен моральный вред;
 — какова степень вины причинителя вреда;
 — какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим;
 — в какой сумме потерпевший оценивает их компенсацию;
 — другие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения заявленных требований.
Степень нравственных или физических страданий должна оцениваться судом индивидуально в каждом случае обращения с требованием о компенсации морального вреда. На это также указывалось в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».
Также Пленум ВС РФ разъяснил, что присуждение компенсации морального вреда осуществляется независимо от вины, если вред причинен юридическими лицами и гражданами, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей среды (ст. 1100 ГК РФ).