Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 16.04.2013

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 156

«Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений»

 

1. Сущность публичного порядка >>>

2. Принцип соразмерности мер гражданско-правовой ответственности >>>

3. Оговорка о публичном порядке как основание для пересмотра иностранного судебного или арбитражного решения >>>

4. Бремя доказывания нарушения публичного порядка >>>

5. Применение оговорки о публичном порядке государственным судом по собственной инициативе >>>

6. Оговорка о публичном порядке и специальные основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения >>>

7. Отдельные случаи применения оговорки о публичном порядке >>>

А. Возложение иностранным судом на российскую сторону судебного разбирательства обязанности по уплате судебного залога как условие апелляционного обжалования >>>

Б. Взыскание убытков по договору, который не был одобрен в соответствии с требованиями иностранного законодательства об одобрении крупных сделок >>>

В. Вынесение решения по спору без участия в иностранном судебном или арбитражном разбирательстве супруга должника >>>

Г. Наличие опечатки в иностранном судебном или арбитражном решении >>>

Д. Процедура арбитражного разбирательства >>>

 

В рассматриваемом Информационном письме Президиума ВАС РФ (далее - Информационное письмо N 156) разъясняются некоторые вопросы, связанные с применением оговорки о публичном порядке (ст. 1193 ГК РФ).

Следует отметить, что оговорка о публичном порядке впервые была закреплена в пп. "b" п. 2 ст. V Конвенции Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (заключена в г. Нью-Йорке в 1958 г., далее - Нью-йоркская конвенция), которая зачастую применяется в российском праве напрямую.

В приведенной норме Нью-йоркской конвенции говорится о том, что в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что признание и приведение в исполнение такого решения противоречат публичному порядку этой страны.

 

1. Сущность публичного порядка

 

В Информационном письме N 156 не приведен исчерпывающий перечень основных положений российского правопорядка, нарушение которых будет свидетельствовать о нарушении публичного порядка. Однако в п. 1 рассматриваемого документа указано, что под публичным порядком должны пониматься такие фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства.

Президиум ВАС РФ в данном Информационном письме всячески подчеркивает, что оговорка о публичном порядке может применяться лишь в исключительных случаях, поскольку этот институт является экстраординарным средством процессуальной защиты.

Кроме того, в документе указывается, что оговорка о публичном порядке может быть выражена и в негативном виде (ст. 1193 ГК РФ), и в позитивном (ст. 1192 ГК РФ). В последнем случае принято говорить о так называемых сверхимперативных нормах российского права. Так, в п. п. 1 и 3 Информационного письма N 156 отмечается, что противоречие иностранного судебного или арбитражного решения российским сверхимперативным нормам также будет являться нарушением публичного порядка.

В качестве примерных ориентиров, позволяющих российскому государственному суду установить, что иностранное судебное или арбитражное решение противоречит публичному порядку, указывается несколько. В частности, такое иностранное судебное или арбитражное решение может:

- противоречить сверхимперативным нормам российского права;

- наносить ущерб суверенитету или безопасности государства;

- затрагивать интересы больших социальных групп;

- нарушать конституционные права и свободы частных лиц.

Другой критерий публичного порядка можно обнаружить в п. 2 Информационного письма N 156, в котором определено, что российский публичный порядок основан на фундаментальных правовых принципах, которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью. Кроме того, в п. 10 рассматриваемого документа отмечается, что нарушение публичного порядка должно носить экстраординарный характер, а применение данного основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения призвано защищать фундаментальные основы российского правопорядка.

Более развернутое определение публичного порядка можно встретить в судебной практике ФАС Северо-Западного округа. Так, под публичным порядком предлагается понимать основы правопорядка, включающие в себя "помимо основ морали, главных религиозных постулатов, главных экономических и культурных традиций, сформировавших российское гражданское общество, и основополагающие принципы российского права" (см., к примеру, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 06.03.2012 по делу N А56-49603/2011, от 18.03.2010 по делу N А56-82470/2009, от 28.12.2009 по делу N А21-802/2009).

Также в Определении Арбитражного суда г. Москвы от 09.02.2010 по делу N А40-156339/09-50-1134 можно найти определение публичного порядка как фундаментальных начал правопорядка, общепризнанных принципов нравственности и морали, а также интересов обороноспособности страны.

Следует отметить, что ранее в п. 29 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов" (далее - Информационное письмо N 96) указывались более детальные критерии понятия "публичный порядок". В примере, приведенном в Информационном письме N 96, разъяснялось, что российский публичный порядок основан на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения, соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения с учетом вины.

Помимо этого, в судебной практике можно найти пример того, что нарушающими российский публичный порядок могут признаваться такие решения третейского суда, исполнение которых делает невозможным деятельность государственных предприятий в сфере государственной безопасности, в социальной сфере, в сфере производства отдельных видов продукции, изъятой из оборота или ограниченно оборотоспособной (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 N 16882/11 по делу N А40-41184/2011-50-359).

Вышеперечисленные характеристики публичного порядка, выявленные в судебной практике, не в полной мере соотносятся с теми критериями, которые приводятся в п. п. 1 и 2 Информационного письма N 156. Согласно последним разъяснениям Президиума ВАС РФ под нарушением публичного порядка следует понимать более серьезное противоречие российскому правопорядку. В рассматриваемом Информационном письме подчеркивается, что само по себе отличие норм иностранного права от российских правовых норм, регулирующих схожие правоотношения, не может служить основанием для применения оговорки о публичном порядке (п. 5 Информационного письма N 156).

Подобные выводы уже встречались в судебной практике (см., к примеру, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 N 09АП-8742/2010-ГК по делу N А40-135063/09-39-950). Так, в указанном судебном акте установлено, что содержание понятия "публичный порядок" не совпадает с содержанием российского национального законодательства, поэтому даже "наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке".

В качестве примера арбитражного решения, не нарушающего российский публичный порядок, в п. 1 Информационного письма N 156 приводится дело, в котором международный арбитраж применил нормы шведского права, допускающего повышенную ответственность стороны по договору по сравнению с нормами российского права о договорной ответственности. Президиум ВАС РФ обратил внимание на то, что в этом арбитражном решении отсутствует нарушение российского публичного порядка.

Насколько можно судить, указанный в п. 1 Информационного письма N 156 пример был взят из судебной практики Президиума ВАС РФ (Постановления от 13.09.2011 N 9899/09 по делу N А56-60007/2008 и от 19.09.2006 N 5243/06 по делу N А40-64205/05-30-394).

Также в п. 5 Информационного письма N 156 приводится другое дело. В нем российский государственный суд отказался признавать нарушающим публичный порядок арбитражное решение, в котором третейский суд взыскал с российской компании заранее оцененные убытки по внешнеторговой сделке. Российский государственный суд указал, что принципы свободы договора и добросовестности являются основополагающими принципами российского гражданского законодательства, а условие о выплате заранее оцененных убытков в определенных ситуациях было согласовано сторонами и добровольно включено в соглашение. Само по себе отсутствие в российском праве аналога иностранного правового института заранее оцененных убытков не может быть основанием для признания арбитражного решения нарушающим публичный порядок.

Противоположным примером является арбитражное решение, вынесенное в пользу стороны по договору, заключенному при помощи коммерческого подкупа и заведомо невыгодному для контрагента этой стороны (п. 2 Информационного письма N 156). Приведение в исполнение на территории России указанного арбитражного решения будет противоречить российскому публичному порядку, как поощряющее коррупцию и противоправные действия.

Схожее разъяснение также содержится в п. 30 Информационного письма N 96.

Следует отметить, что в судебной практике нарушающим публичный порядок признается арбитражное решение, которое вступает в противоречие с другим арбитражным решением по этому вопросу (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 27.08.2012 N ВАС-17458/11 по делу N А27-781/2011), а также арбитражное решение, которое предполагает осуществление принудительного исполнения по ничтожной сделке (Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 11746/11 по делу N А76-18682/2010-12-587).

 

2. Принцип соразмерности мер гражданско-правовой ответственности

 

В п. 1 Информационного письма N 156 приведены критерии, на основании которых можно установить, нарушение каких основополагающих принципов российского права может быть охарактеризовано как нарушение публичного порядка. Среди таких принципов в п. 6 рассматриваемого документа выделяется принцип соразмерности при восстановлении нарушенных прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ).

Российский государственный суд не может автоматически отказывать в признании и приведении в исполнение (далее - отказывать в экзекватуре) иностранного судебного или арбитражного решения в связи с нарушением российского публичного порядка, если в иностранном судебном или арбитражном решении будет обнаружено применение норм иностранного права, которые могут быть использованы не только в компенсационных целях.

Президиум ВАС РФ в п. 6 Информационного письма N 156 обращает внимание, что не является нарушением публичного порядка такое применение норм иностранного права, которое в результате приводит к взысканию со стороны иностранного судебного или арбитражного спора убытков в разумных пределах, пусть даже и не в точном соответствии с тем ущербом, который был нанесен другой стороне спора. В качестве примера применения этой правовой позиции в рассматриваемом документе описывается спор, в котором третейским судом были взысканы заранее оцененные убытки, превышающие в два раза сумму основного долга и убытков, которые могли возникнуть в результате нарушения договора. Президиум ВАС РФ подтвердил правомерность вывода о том, что сам по себе факт такого превышения не противоречит российскому публичному порядку.

Согласно п. 6 Информационного письма N 156 принцип соразмерности может быть положен в обоснование решения российского государственного суда, отказывающего в экзекватуре иностранного судебного или арбитражного решения, при наличии следующих условий:

- если размер убытков настолько высок, что многократно превышает тот их размер, который стороны могли разумно предвидеть при заключении договора;

- если при согласовании размера таких убытков имелись очевидные признаки злоупотребления свободой договора (в форме эксплуатации слабых переговорных возможностей должника, нарушения публичных интересов и интересов третьих лиц и т.п.).

При обнаружении явной несоразмерности требований, подлежащих взысканию в соответствии с иностранным судебным или арбитражным решением, российский государственный суд может применить положения российского законодательства, к примеру нормы о снижении неустойки (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 19.09.2006 N 5243/06 по делу N А40-64205/05-30-394, ФАС Волго-Вятского округа от 17.02.2003 N А43-10716/02-27-10ИСП, Шестого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2011 N 06АП-2161/2011 по делу N А73-13887/2010, Определение Арбитражного суда г. Москвы от 09.06.2007, 19.06.2007 по делу N А40-41630/06-69-324).

В судебной практике также можно встретить позицию о невозможности применения иных мер, не отвечающих принципу соразмерности, в частности односторонней реституции, как меры, имеющей конфискационную природу, поскольку, по мнению государственных судов, это противоречит российскому публичному порядку (см. Постановление ФАС Центрального округа от 21.01.2009 по делу N А09-7012/2008-35).

 

3. Оговорка о публичном порядке как основание для пересмотра иностранного судебного или арбитражного решения

 

На недопустимость пересмотра по существу иностранного судебного и арбитражного решения прямо указывается в ч. 4 ст. 243 АПК РФ.

Тем не менее в п. 1 Информационного письма N 156 разъясняется, что российский государственный суд не может, отказывая в применении норм иностранного права в связи с нарушением публичного порядка, пересматривать иностранное судебное решение или решение третейского суда. Также и лицо, участвующее в споре, рассмотренном в иностранном суде или арбитраже, не может требовать отказа в экзекватуре лишь на том основании, что оно не согласно с этим решением. О невозможности пересмотра иностранного судебного или арбитражного решения по существу также указывается в п. 3 Информационного письма N 156.

Президиум ВАС РФ в данном документе обращает внимание на то, что российский государственный суд может оценивать лишь последствия исполнения иностранного судебного или арбитражного решения. Фактически в Информационном письме N 156 разъясняется, что государственный суд может подвергать анализу на соответствие российскому публичному порядку лишь резолютивную часть иностранного судебного или арбитражного решения. Российский государственный суд неправомочен оценивать мотивировочную часть этого решения, поскольку это приведет к его скрытому пересмотру. Государственный суд не может проводить повторную оценку фактов и доказательств, представленных и рассмотренных в иностранном суде или арбитраже.

Следует отметить, что в судебной практике также встречаются судебные акты, указывающие на неправомерность пересмотра арбитражного решения российским государственным судом (см., к примеру, Постановления Президиума ВАС РФ от 12.09.2006 N 4495/06 по делу N А58-3154/2005, от 12.09.2006 N 4488/06 по делу N А58-3151/2005, от 12.09.2006 N 4486/06 по делу N А58-3152/2005, п. 20 Информационного письма N 96).

 

4. Бремя доказывания нарушения публичного порядка

 

Президиум ВАС РФ указал на то, что бремя доказывания нарушения публичного порядка лежит на той стороне, которая заявляет о нарушении публичного порядка (п. 3 Информационного письма N 156).

В качестве примера применения такой правовой позиции в п. 3 Информационного письма приведено дело, в котором сторона просила отказать в экзекватуре арбитражного решения, поскольку полученные по внешнеторговой сделке товары не имеют документов, подтверждающих соблюдение российского порядка обеспечения соответствия продукции требованиям технических регламентов. Суд не счел этот довод достаточным доказательством нарушения российского публичного порядка, поскольку указанная обязанность иностранного продавца не была закреплена в договоре и покупатель вправе самостоятельно осуществить все необходимые процедуры для допуска товара в свободное обращение на территории России.

 

5. Применение оговорки о публичном порядке государственным судом по собственной инициативе

 

В п. 2 Информационного письма N 156 отмечается, что российский государственный суд при необходимости может по собственной инициативе отказать в экзекватуре иностранных судебных или арбитражных решений, если установит, что такое признание и приведение в исполнение противоречит российскому публичному порядку.

В качестве примера указанного разъяснения Президиум ВАС РФ привел судебный спор, в ходе которого выяснилось, что арбитражное решение было вынесено по договору, заключенному в результате неправомерных действий одной из ее сторон (коммерческого подкупа представителя контрагента). В этой ситуации государственный суд применил оговорку о публичном порядке по собственной инициативе, что, по мнению Президиума ВАС РФ, соответствует российскому процессуальному законодательству и положениям Нью-йоркской конвенции.

 

6. Оговорка о публичном порядке и специальные основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения

 

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в экзекватуре иностранного судебного или арбитражного решения приведен в ст. V Нью-йоркской конвенции, а также в ст. 244 АПК РФ. Оговорка о публичном порядке является лишь одним из оснований для такого отказа.

В связи с этим Президиум ВАС РФ разъяснил, что в ситуациях, когда иностранное судебное или арбитражное решение имеет тот или иной порок, который может быть охарактеризован одновременно и как нарушение публичного порядка, и как иное (специальное) из указанных в ст. V Нью-йоркской конвенции или ст. 244 АПК РФ нарушений, необходимо применять специальное основание для отказа в экзекватуре иностранного судебного или арбитражного решения (п. 4 Информационного письма N 156).

Так, в случае вынесения арбитражного решения с нарушением порядка извещения одной из сторон спора указанное решение не может быть приведено в исполнение на территории России в соответствии с пп. "b" п. 1 ст. V Нью-йоркской конвенции и п. 2 ч. 1 ст. 244 АПК РФ. Правила о нарушении публичного порядка в данной ситуации не должны применяться (п. 4 Информационного письма N 156).

В судебной практике уже встречалась такая позиция, согласно которой при наличии специальных оснований для отказа в экзекватуре, к примеру при отсутствии извещения одной из сторон арбитражного разбирательства, оговорка о публичном порядке не должна применяться (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.10.2010 по делу N А67-1438/2010).

 

7. Отдельные случаи применения оговорки о публичном порядке

 
А. Возложение иностранным судом на российскую сторону судебного разбирательства обязанности по уплате судебного залога как условие апелляционного обжалования

Президиум ВАС РФ в п. 7 Информационного письма N 156 обратил внимание на то, что в некоторых иностранных правопорядках апелляционное обжалование иностранных судебных решений допускается лишь при условии внесения судебного залога. Само по себе такое требование не является дискриминационным и не нарушает российский публичный порядок.

В рассматриваемом документе было обращено внимание на соответствие института судебного залога фундаментальным процессуальным гарантиям доступа к суду, что было подтверждено Европейским судом по правам человека в Постановлении от 13.07.1995 по делу "Толстой-Милославский против Соединенного Королевства". В то же время требование о внесении судебного залога может быть признано нарушающим процессуальные гарантии доступа к суду, а следовательно, и российский публичный порядок, если будет установлено явное несоответствие суммы залога примерной оценке затрат стороны на возмещение судебных расходов, которые сторона по делу вынуждена будет понести в случае апелляционного пересмотра, инициатором которого не является.

Также Президиум ВАС РФ отметил, что права подателей апелляционной жалобы могут быть нарушены установлением в судебном приказе о необходимости внесения судебного залога коротких сроков на его исполнение, делающих такое исполнение невозможным в силу ограничений банковского и валютного законодательства (п. 7 Информационного письма N 156).

Насколько можно судить, в указанном в п. 7 Информационного письма N 156 примере использованы материалы спора, по которому было вынесено Определение ВАС РФ от 26.07.2012 N ВАС-6580/12 по делу N А40-119397/11-63-950.

 
Б. Взыскание убытков по договору, который не был одобрен в соответствии с требованиями иностранного законодательства об одобрении крупных сделок

В п. 8 Информационного письма N 156 подчеркивается, что российская сторона третейского спора, возникшего в результате нарушения условий внешнеторговой сделки, не может ссылаться на то, что его иностранный контрагент не одобрил должным образом этот договор в соответствии с требованиями своего личного закона.

Президиум ВАС РФ обосновал этот вывод тем, что российская сторона арбитражного разбирательства не может указывать на несоблюдение иностранной компанией порядка одобрения сделки, так как этот факт не может вступать в противоречие с российским публичным порядком. Положения иностранного законодательства об особом порядке одобрения крупных сделок преследуют цель защиты акционеров (участников) иностранной компании и поэтому не могут повлечь нарушение прав российского контрагента по внешнеторговой сделке, который не является ее акционером (участником).

Схожая правовая позиция представлена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 9899/09 по делу N А56-60007/2008.

Кроме того, в п. 8 Информационного письма N 156 отмечено, что факт неодобрения должным образом крупной сделки никак не влияет на наличие задолженности российской компании по внешнеторговой сделке.

 
В. Вынесение решения по спору без участия в иностранном судебном или арбитражном разбирательстве супруга должника

Президиум ВАС РФ указал, что особенности российского правового режима совместной собственности супругов, предусматривающего возможность обращения взыскания на имущество одного из них, а при недостаточности - выделения доли, причитающейся ему при разделе совместного имущества супругов, не могут служить основанием для отказа в экзекватуре иностранных судебных или арбитражных решений, как противоречащих российскому публичному порядку (п. 9 Информационного письма N 156).

Таким образом, в случае вынесения иностранного судебного или арбитражного решения, предусматривающего взыскание с российского гражданина денежных средств или передачу иного имущества, российский государственный суд не может признать такое судебное или арбитражное решение противоречащим публичному порядку, если в рассмотрении спора не участвовал супруг российского гражданина. Президиум ВАС РФ обратил внимание на то, что в силу п. 2 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Такие сделки могут быть признаны недействительными только при наличии доказательств того, что контрагент по этим сделкам при их заключении заведомо знал об отсутствии согласия супруга на их совершение.

 
Г. Наличие опечатки в иностранном судебном или арбитражном решении

В п. 10 Информационного письма N 156 отмечается, что само по себе наличие в арбитражном решении опечатки, не влияющей на его существо и смысл, не может служить основанием для признания такого арбитражного решения противоречащим российскому публичному порядку.

В примере, приведенном в указанном пункте Информационного письма N 156, описывалась следующая ситуация. Сторона спора обратилась в российский суд с требованием о признании противоречащим публичному порядку арбитражного решения, в резолютивной части которого была допущена опечатка в дате письма. Российский государственный суд посчитал, что наличие такой опечатки не влияет на существо и смысл арбитражного решения, поэтому не может быть отказано в экзекватуре этого решения в связи с противоречием его российскому публичному порядку.

Насколько можно судить, в указанном в п. 7 Информационного письма N 156 примере были использованы материалы спора, по которому было вынесено Постановление ФАС Московского округа от 12.05.2011 N КГ-А40/3936-11 по делу N А40-117740/10-52-1024.

 
Д. Процедура арбитражного разбирательства

Президиум ВАС РФ разъяснил, что арбитражное решение соответствует российскому публичному порядку, если будет установлено, что процедура арбитражного разбирательства обеспечивала соблюдение гарантий независимости и беспристрастности арбитров (п. 11 Информационного письма N 156).

Данное разъяснение особенно важно для случаев, в которых сторона, заявляющая требование о применении оговорки о публичном порядке, указывает на нарушение принципов независимости и беспристрастности при вынесении арбитражного решения. Если будет установлено, что такие нарушения не имели места, то к арбитражному решению не может быть применена оговорка о публичном порядке.

Если же российский государственный суд установит, что при вынесении арбитражного решения один из арбитров был способен оказывать влияние на действия стороны в силу своего должностного статуса и полномочий, то такое арбитражное решение должно быть признано нарушающим российский публичный порядок (п. 12 Информационного письма N 156).

Следует отметить, что в российской судебной практике уже встречалась такая правовая позиция, не допускающая признание и приведение в исполнение арбитражного решения, если при его вынесении были нарушены принципы независимости и беспристрастности (см., к примеру, Постановления ФАС Московского округа от 17.05.2012 по делу N А41-21119/11, от 07.03.2012 по делу N А41-21121/11, от 10.10.2011 по делу N А40-35844/11-69-311).