Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Закон г. Москвы от 21.11.2007 N 45

(ред. от 23.11.2016)
«Кодекс города Москвы об административных правонарушениях»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 11.06.2013

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

«Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного суда РФ 22.05.2013)

 

1. Подведомственность споров, возникающих из кредитных отношений с участием физических лиц >>>

2. Подсудность споров, возникающих из кредитных отношений с участием физических лиц >>>

3. Исковая давность по делам, связанным с кредитными отношениями с участием физических лиц >>>

4. Страхование заемщиком риска своей ответственности >>>

5. Правомерность отдельных условий кредитного договора, устанавливающих основания его досрочного расторжения >>>

6. Обеспечение исполнения кредитного обязательства несколькими способами >>>

7. Правовые последствия изменения основного кредитного обязательства >>>

8. Правовые последствия смерти поручителя по кредитному договору >>>

9. Уменьшение судом размера неустойки в делах, возникающих из кредитных правоотношений >>>

10. Реализация предмета залога, обеспечивающего исполнение кредитного договора с физическим лицом >>>

 

Верховный Суд РФ подготовил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с вопросами, возникающими в сфере кредитных отношений с участием физических лиц (далее — Обзор).

В Обзоре отмечается взрывной рост количества судебных споров по делам данной категории за последние несколько лет. Так, за 2009 — 2012 гг. их количество увеличилось более чем в три раза.

Кроме того, в Обзоре указывается на большое количество споров, связанных с обеспечением исполнения обязательства по кредитному договору. Вопросам, связанным с разрешением этих споров, в Обзоре уделено большое внимание.

 

1. Подведомственность споров, возникающих из кредитных отношений с участием физических лиц

 

Верховный Суд РФ напомнил, что споры, возникающие из кредитных отношений с участием физических лиц, подведомственны судам общей юрисдикции (п. 1 Обзора). Высшая судебная инстанция уже не в первый раз указывает на этот факт, однако в судебной практике до сих пор встречаются расхождения по вопросам подведомственности споров из кредитных отношений с участием физических лиц.

Тот факт, что кредитные отношения, а также отношения поручительства сами по себе не являются предпринимательской или иной экономической деятельностью, ВС РФ уже отмечал в ответе на вопрос 1 в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года (утв. ВС РФ 27.09.2006). Даже если кредитный договор заключен между банком и юридическим лицом, но поручителем по кредиту является физическое лицо, спор из данных правоотношений должен быть подведомствен судам общей юрисдикции.

Следует отметить, что в судебной практике встречается правовая позиция, согласно которой спор, связанный с обеспечением, предоставленным физическим лицом во исполнение обязательств между юридическими лицами, может относиться к подведомственности арбитражных судов, если исполнение этих обязательств связано с изменением состава акционеров акционерного общества, то есть имеет экономический характер (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 17095/09 по делу N А40-19/09-ОТ-13). Также нельзя не отметить правовую позицию Президиума ВАС РФ, согласно которой спор, который вытекает из договора поручительства, заключенного физическим лицом — единственным учредителем (участником) общества в целях обеспечения сделки этого общества, имеющей экономический характер, также имеет экономический характер и подлежит рассмотрению в арбитражном суде (Постановление от 13.11.2012 N 9007/12 по делу N А40-63017/11-23-510).

Сходная позиция также встречается и в практике судов общей юрисдикции. В качестве примеров можно привести Апелляционные определения Саратовского областного суда от 02.10.2012 по делу N 33–5700, от 07.08.2012 по делу N 33–4398, в которых суд указал на то, что поручители по кредитному договору являлись учредителями заемщика.

См. также: Аналитический обзор «Документ недели» от 31 января 2013 года >>>

Помимо этого, в п. 1 Обзора отмечается, что договором не может быть изменена подведомственность споров, которая определяется не волей сторон, а предписаниями закона (см. также Определение ВС РФ от 23.11.201018-В10-66). Следует отметить, что в данном судебном акте содержится правовая позиция, согласно которой целевое назначение расходования денежных средств не имеет значения для определения подведомственности с учетом сложившегося субъектного состава. Этот вывод достаточно часто встречается в судебной практике (Апелляционные определения Ставропольского краевого суда от 02.04.2013 по делу N 33–1686/13, Саратовского областного суда от 23.10.2012 по делу N 33–6055, Омского областного суда от 10.10.2012 по делу N 33–6182/12, Краснодарского краевого суда от 18.09.2012 по делу N 33–18676/12, Вологодского областного суда от 10.08.2012 N 33–3198/2012, Орловского областного суда от 03.04.2012 по делу N 33–533).

В судебной практике также можно отметить правовую позицию, согласно которой указание в анкете при оформлении договора заемщиком — физическим лицом сведений о роде своей деятельности как предпринимательской не означает, что кредитный договор заключен между банком и индивидуальным предпринимателем (Кассационное определение Саратовского областного суда от 15.02.2012 по делу N 33–921).

Кроме того, в Обзоре обращается внимание на то, что иск кредитора, предъявленный одновременно и к должнику, и к поручителю, отвечающим перед кредитором солидарно, подлежит рассмотрению в рамках одного дела (п. 1 ст. 363 ГК РФ) и не может быть разделен по подведомственности (ч. 4 ст. 22 ГПК РФ). Это разъяснение приводится на примере Определения ВС РФ от 06.11.201223-КГ12-5, в котором следует отметить важную правовую позицию о том, что суд не может изменить волю кредитора, потребовавшего взыскания не с одного из солидарных должников, а с обоих (п. 1 ст. 323 ГК РФ). Причем такой спор должен рассматриваться в суде общей юрисдикции, а не в арбитражном суде.

Эта правовая позиция встречалась и в иных судебных актах (Определения Санкт-Петербургского городского суда от 04.02.2013 N 33–1319/2013, от 17.01.2013 N 33–464/2013, Апелляционное определение Брянского областного суда от 01.11.2012 по делу N 33–3482(12), от 30.08.2012 по делу N 33–2769(12), «Разъяснения по вопросам, связанным с применением норм гражданского процессуального законодательства» Справки Кемеровского областного суда от 05.03.2009 N 01–26/160 «О практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2008 году по кассационным и надзорным данным», «Разъяснения по вопросам подведомственности» Обзора кассационной практики за 2008 год по гражданским делам, подготовленного Кировским областным судом).

В п. 1.1 Обзора разъясняется, что само по себе введение процедуры наблюдения в отношении должника по кредитному договору, обеспечение по которому выдано физическим лицом, не может изменять подведомственности спора о взыскании задолженности с поручителя.

Верховный Суд РФ указал, что действующее российское законодательство не предусматривает возможности рассмотрения арбитражным судом спора о взыскании с поручителя (физического лица) задолженности по обеспеченному кредиту, а отношения между банком и поручителем не охватываются сферой действия законодательства о банкротстве в ситуации, когда банкротом признается должник по обеспеченному кредиту (Определение ВС РФ от 06.04.201018-В10-27, п. 9 «Разъяснения по вопросам судебной практики по гражданским делам» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2010 года (утв. ВС РФ 08.12.2010) , Апелляционные определения Владимирского областного суда от 16.08.2012 по делу N 33–2471/12, Московского городского суда от 12.03.2012 по делу N 11–784, Ставропольского краевого суда от 12.02.2013, Саратовского областного суда от 04.09.2012 по делу N 33–5158, Кассационное определение Астраханского областного суда от 01.02.2012 по делу N 33–163012).

Должник и поручитель по солидарному обязательству должны привлекаться к участию в деле в качестве соответчиков (п. 1.2 Обзора). Если же кредитор требует взыскания долга только с поручителя, то в этой ситуации дело может быть рассмотрено в суде общей юрисдикции (в отношении поручителя) и в арбитражном суде (в отношении должника) одновременно. Суд может привлечь должника к участию в деле, при этом он обязан исследовать вопрос о том, не была ли уже взыскана сумма долга при рассмотрении дела в арбитражном суде.

 

2. Подсудность споров, возникающих из кредитных отношений с участием физических лиц

 

Значительное внимание в Обзоре уделено вопросам о подсудности споров, возникающих из кредитных правоотношений.

В первую очередь Верховный Суд РФ напомнил, что согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — Постановление N 17) предоставление банком кредитов (займов) физическим лицам является финансовой услугой и относится к сфере регулирования законодательства о защите прав потребителей (подп. «д» п. 3 Постановления N 17).

Эта правовая позиция была повторена в п. 2 Обзора. Так, в Постановлении N 17 указывалось, что иски в защиту прав потребителей могут быть представлены в суд по месту жительства или пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации (ее филиала или представительства) или по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем (п. 22 Постановления N 17). Суды не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на неподсудность данного дела (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ), так как при альтернативной подсудности выбор между несколькими судами принадлежит истцу (ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей»). Это правило действует, даже если потребитель и продавец заключили соглашение о подсудности (п. 2 Обзора, п. 26 Постановления N 17).

Аналогичная позиция встречается в практике судов общей юрисдикции (Определения ВС РФ от 10.05.20115-В11-46, Ленинградского областного суда от 26.10.2011 N 33–5255/2011, Санкт-Петербургского городского суда от 06.06.2012 N 33–7497/12, от 16.01.2012 N 33–231, Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 33–41045/11, Постановление Президиума Московского городского суда от 18.05.2012 по делу N 44г-60/12, Апелляционные определения Верховного суда Удмуртской Республики от 21.03.2012 по делу N 33–890, Московского городского суда от 16.03.2012 по делу N 11–1246, Кассационное определение Тамбовского областного суда от 21.12.2011 N 33–3970). В частности, суды указывали, что потребитель не может быть ограничен условием о подсудности, которое включено в договор присоединения и на которое он не может повлиять, в своем праве обратиться в суд по месту жительства.

Эта правовая позиция тождественна выводам, к которым пришли арбитражные суды по аналогичному вопросу: установление договорной подсудности ущемляет права потребителей (п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», Постановление Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139).

Однако ранее в судах общей юрисдикции преобладал противоположный подход. Суды отмечали, что условие о рассмотрении споров между исполнителем и потребителем в суде по месту нахождения исполнителя (договорная подсудность) не ущемляет права потребителя (Письмо ВС РФ от 20.07.2009 N 8/общ 1936, Определения Московского областного суда от 03.08.2010 по делу N 33–14854/2010, Пермского краевого суда от 17.06.2010 по делу N 33–4816, Справка Кемеровского областного суда от 20.07.2010 N 01–07/26–506, Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 23.12.200944г-208, Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 06.10.2009).

При наличии договорной подсудности потребитель тем не менее может воспользоваться ею по своему выбору. Суд не может отказать в принятии от потребителя искового заявления в соответствии с договорной подсудностью, ссылаясь на неподсудность спора (п. 2 Обзора, п. 26 Постановления N 17).

В п. 2.1 Обзора разрешается вопрос о возможности применения договорной подсудности к спорам, связанным с залогом недвижимого имущества по кредиту. Верховный Суд РФ разъяснил, что данные споры не имеют самостоятельного характера и не относятся к спорам о праве на заложенное имущество. Таким образом, спор о реализации залогового недвижимого имущества не относится к числу споров, имеющих исключительную подсудность (ст. 30 ГПК РФ). Следовательно, спорные вопросы, связанные с реализацией такого залога, могут разрешаться в соответствии с договорной подсудностью.

Эта правовая позиция ранее уже достаточно часто встречалась в судебной практике (см., к примеру, Апелляционные определения Нижегородского областного суда от 31.07.2012 по делу N 33–5604, Новосибирского областного суда от 17.04.2012 по делу N 33–2822/2012 г., Кассационное определение Белгородского областного суда от 14.02.2012 по делу N 33–505, Определения Ленинградского областного суда от 12.10.2011, Московского городского суда от 20.01.2011 по делу N 33–1042, от 10.05.2011 по делу N 33–13445).

Следует отметить, что подобный вывод прямо вытекает из положений Постановления Конституционного Суда РФ от 26.05.201110-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона „О третейских судах в Российской Федерации“, статьи 28 Федерального закона „О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“, пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона „Об ипотеке (залоге недвижимости)“ в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», на что указывалось в судебных актах (см., к примеру, Апелляционные определения Московского городского суда от 28.01.2013 по делу N 11–2865/13, Тульского областного суда от 20.09.2012 по делу N 33–2425).

 

3. Исковая давность по делам, связанным с кредитными отношениями с участием физических лиц

 

В п. 3.1 Обзора дано важное разъяснение о том, что сроки исковой давности при возникновении спора о признании отдельного условия кредитного договора недействительным следует исчислять со дня, когда заемщик начал исполнение этой части сделки. Так, если возник вопрос о признании недействительным условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за открытие и ведение ссудного счета, сроки исковой давности следует считать со дня уплаты спорного платежа.

В то же время Президиум ВС РФ обратил внимание на то, что суды при рассмотрении споров такого рода должны обращать внимание на требования гражданского законодательства о прекращении обязательства надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Следовательно, суд должен отказать в признании условия кредитного договора об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета, если заемщик обратился за судебной защитой по истечении срока исковой давности с начала исполнения по этому кредитному договору.

В Обзоре особо отмечается, что к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, в действующем законодательстве предусмотрена специальная норма (п. 1 ст. 181 ГК РФ), в соответствии с которой течение срока давности по названным требованиям определяется не субъективным фактором (осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Эта правовая позиция достаточно часто встречается в судебных актах (см., к примеру, Определение КС РФ от 08.04.2010456-О-О, Апелляционные определения Белгородского областного суда от 04.12.2012 по делу N 33–3951, от 27.11.2012 по делу N 33–3821, от 09.10.2012 по делу N 33–3240, Красноярского краевого суда от 03.10.2012 по делу N 33–8552/2012, Ростовского областного суда от 28.05.2012 по делу N 33–5773/2012, от 20.02.2012 по делу N 33–2186/2012, а также Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 13.04.2011 по делу N А17-3203/2010, ФАС Московского округа от 09.03.2011КГ-А40/764–11 по делу N А40-30234/10-109-235).

Это правило о порядке исчисления срока исковой давности по требованию должника о возврате уплаченной комиссии за открытие и ведение ссудного счета нужно также учитывать и при досрочном исполнении кредитных обязательств. Президиум ВС РФ разъяснил, что суды должны отказывать в удовлетворении заявленных требований, если в процессе будет установлено, что истек срок исковой давности, а истец уплатил эту комиссию досрочно несмотря на то, что договор предполагал ее уплату периодическими выплатами. При этом срок исковой давности должен исчисляться не отдельно по каждому платежу в счет комиссии, а непосредственно с момента внесения первого платежа.

Следует отметить, что до настоящего времени в судебной практике встречался прямо противоположный подход к исчислению срока исковой давности по таким требованиям (см., к примеру, Апелляционные определения Камчатского краевого суда от 04.10.2012 N 33–1333/2012, от 04.10.2012 N 33–1320/2012, Верховного суда Удмуртской Республики от 03.09.2012 по делу N 33–2654, от 18.07.2012 по делу N 33–2302, Кассационные определения Суда Еврейской автономной области от 16.11.2011 по делу N 33–528/2011, Тверского областного суда от 29.09.2011 по делу N 33–3947, Хабаровского краевого суда от 27.04.2011 по делу N 33–2731). Согласно указанным судебным актам срок исковой давности исчислялся в отношении каждого периодического платежа отдельно.

Также в п. 3.1 Обзора было разъяснено, что в случае уплаты комиссии за открытие и ведение ссудного счета периодическими платежами пропуск срока исковой давности не лишает заемщика права прекратить платежи, поскольку такое условие недействительно с момента его включения в кредитный договор. Пропуск срока исковой давности означает лишь невозможность возврата уже уплаченных денежных средств (а также процентов за пользование денежными средствами) и не делает условие кредитного договора об этой комиссии действительным.

Кроме того, ВС РФ напомнил, что суды вправе выйти за пределы исковых требований и при рассмотрении споров, к примеру, о задолженности по кредиту указать на недействительность условия о комиссии за открытие и ведение ссудного счета, отказав во взыскании еще не уплаченных сумм по этой комиссии, независимо от того, ссылался ли на это заемщик. Примеры применения сходной правовой позиции уже можно видеть в судебной практике (Определение Красноярского краевого суда от 20.02.2012 по делу N 33–1348/2012).

В п. 3.3 Обзора обращается внимание на необходимость при разрешении вопроса о законности условий кредитного договора о выплате различных сумм установить, чем являются эти суммы: платой за оказание самостоятельной финансовой услуги либо платой за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор. В последнем случае такая комиссия не может признаваться законной.

Напоминаем, что схожее разъяснение было дано в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре», а также в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 16242/12 по делу N А40-124245/11-133-1062, от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139, от 17.11.2009 N 8274/09 по делу N А50-17244/2008.

 

4. Страхование заемщиком риска своей ответственности

 

В п. п. 4 и 4.1 Обзора указано, что в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заемщиком риска своей ответственности. Тем не менее условие кредитного договора, предусматривающее необходимость страхования жизни и здоровья заемщика, является действительным, если заемщик добровольно соглашается на такое страхование, имеет возможность отказаться от страхования жизни и здоровья и получить кредит на иных, но не дискриминационных условиях. Недискриминационный характер этих условий определяется сравнением процентных ставок по кредитам со страхованием жизни и здоровья и без такового. Эта разница должна быть разумной.

Кроме того, в Обзоре разъясняется, что включение в кредитный договор обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье является злоупотреблением свободой договора (п. 4.1 Обзора). Банк не может обуславливать получение кредита страхованием жизни и здоровья заемщика, который является экономически слабой стороной отношений и не может эффективно отстаивать свои интересы при получении кредита. Такие условия соглашения, по мнению Президиума ВС РФ, должны квалифицироваться как навязываемая услуга, что противоречит п. 2 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей».

Также в кредитном договоре не может быть установлена обязанность заключить договор страхования в конкретной страховой компании (п. 4.2 Обзора). Иначе будет нарушаться принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Следует обратить внимание на важное разъяснение, которое было дано в п. 4.3 Обзора. В нем указывалось, что страховщик должен возместить застраховавшемуся у него заемщику все убытки, которые он понес вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства. Это означает, что в ситуации, когда страховщик необоснованно отказался выплачивать страховое возмещение или выплатил его с просрочкой, он должен возместить заемщику сумму переплаты, которая возникла в силу этого обстоятельства. Эта разъяснение было основано на материалах Определения ВС РФ от 22.03.201177-В10-7.

Нельзя не отметить, что ранее судебная практика по вопросу о взаимосвязи кредитных отношений и отношений по страхованию не была единообразной. Так, в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах встречалась позиция, согласно которой факт выплаты или невыплаты страхового возмещения не влияет на обязанность заемщика погасить кредит в установленные сроки, оплачивать проценты, указанные в кредитном договоре (см., к примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.06.2011 N 8860, а также Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2011 по делу N А17-832/2010).

В то же время в судебной практике встречалась и правовая позиция, утверждавшая обратное: кредитный договор прекращается путем его исполнения при выплате страхового возмещения, а уплаченные заемщиком проценты по уже прекращенному договору подлежат возмещению заемщику со стороны страховщика, поскольку являются убытками заемщика (см., к примеру, Определение ВС РФ от 15.03.201150-В10-10, п. 9 раздела «Вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении споров, вытекающих из гражданских правоотношений» Справки Кемеровского областного суда от 20.02.2012 N 01–07/26–166 «О практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным», Апелляционные определения Верховного суда Республики Башкортостан от 08.02.2013 по делу N 33–241/2013, Московского городского суда от 20.12.2012 по делу N 11–30546, Саратовского областного суда от 11.09.2012 N 33–4934, Кемеровского областного суда от 06.09.2012 по делу N 33–7569, Постановление Президиума Тверского областного суда от 13.08.2012 N 44–41, а также Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 N 16327/11 по делу N А79-12041/2010).

В п. 4.4 Обзора разъясняется, что банки при кредитовании физических лиц могут заключать договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заемщиков. Такая услуга является платной и не противоречит положениям законодательства, если заемщик может добровольно отказаться от представительства банком его интересов при страховании.

Этот вывод уже встречался в судебной практике (Апелляционные определения Алтайского краевого суда от 10.04.2013 по делу N 33–2428/13, от 11.12.2012 по делу N 33–10046/2012, от 08.08.2012 по делу N 33–6459/12, Решение Орджоникидзевского районного суда города Перми от 17.09.2012 по делу N 2–1864/12). Также следует обратить внимание на Апелляционное определение Тульского областного суда от 11.10.2012 по делу N 33–2582, в котором указывалось на незаконность оказания банком такой платной услуги (подключение к программе страхования) без согласия заемщика.

 

5. Правомерность отдельных условий кредитного договора, устанавливающих основания его досрочного расторжения

 

Президиум ВС РФ в п. 5 Обзора указал, что условия кредитного договора, которые содержат основания его досрочного расторжения, не предусмотренные законом, недействительны. К числу допустимых условий расторжения кредитного договора с физическим лицом в Обзоре отнесены:

— нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (п. 2 ст. 811 ГК РФ);

— невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита (ст. 813 ГК РФ);

— утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает (ст. 813 ГК РФ);

— нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (п. п. 1 и 2 ст. 814 ГК РФ).

Соответственно, иные основания для досрочного расторжения договора следует считать нарушающими права потребителя, если такие условия включены в типовые формы кредитного соглашения и заемщик не может повлиять на его содержание. Это вывод был сделан в соответствии с материалами Определения ВС РФ от 19.06.201277-КГ12-2.

В Обзоре приведены примеры таких незаконных оснований для досрочного расторжения договора:

— если заемщик намерен изменить или уже изменил место жительства либо прекратил трудовые отношения со своим работодателем и не имеет другого постоянного источника дохода;

— если независимо от причины ухудшилось техническое состояние закладываемого автомобиля, повлекшее уменьшение его залоговой стоимости на 40 процентов и более;

— если заемщик заявил о расторжении договора банковского вклада до востребования, заключенного с кредитором;

— если заемщик в течение 10 календарных дней не представил по требованию кредитора справку о доходах за испрашиваемый период.

Указанный вывод был сделан на основе материалов Определения ВС РФ от 19.06.201277-КГ12-2. Следует отметить, что в арбитражных судах сложился схожий подход к разрешению вопроса о допустимости включения в кредитный договор с гражданином дополнительных оснований для его досрочного расторжения (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 26.11.2009 по делу N А44-2297/2009, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2010 по делу N А55-1180/2010).

 

6. Обеспечение исполнения кредитного обязательства несколькими способами

 

В п. 6 Обзора разъясняется, что при обеспечении кредитного обязательства несколькими способами (залог, поручительство) недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства.

Например, в одном из дел Верховный Суд РФ указал на то, что действующее законодательство не предусматривает такого основания прекращения поручительства без согласия поручителя, как изменение договора залога, заключенного в обеспечение кредитного договора (Определение от 13.09.201139-В11-5). Изменение иных, помимо поручительства, способов обеспечения исполнения обязательства без согласия поручителя также не предусмотрено в качестве основания прекращения поручительства.

Следует отметить, что схожий вывод о том, что различные способы обеспечения не носят по отношению друг к другу взаимообуславливающего характера, ранее уже встречался в судебной практике (см., к примеру, Определения ВС РФ от 26.07.201111-В11-11, Санкт-Петербургского городского суда от 16.10.2012 N 33–10873/12, Апелляционные определения Хабаровского краевого суда от 22.08.2012 по делу N 33–5377, Воронежского областного суда от 05.06.2012 N 33–2891, Томского областного суда от 03.04.2012 по делу N 33–749/2012).

 

7. Правовые последствия изменения основного кредитного обязательства

 

В п. 7 Обзора была повторена правовая позиция, согласно которой изменение кредитного обязательства, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для обеспечивающего его исполнение поручителя, прекращает поручительство. Оно прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство, если на изменение не было получено согласия поручителя в предусмотренной договором форме. Согласие должно быть выражено прямо, недвусмысленно и таким способом, который исключал бы сомнения относительно намерения поручителя отвечать за должника в связи с изменением обеспеченного обязательства. Само по себе молчание поручителя не может быть истолковано как его согласие на изменение условий кредитного соглашения.

Сходное разъяснение уже встречалось в практике Верховного Суда РФ. Так, в п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года (раздел «Судебная практика по гражданским делам») разъясняется, что согласие поручителя на изменение основного обязательства, если это может повлечь увеличение размера его ответственности, должно быть выражено «прямо, недвусмысленно и таким способом, который исключал бы сомнения относительно намерения поручителя отвечать за должника в связи с изменением обеспеченного обязательства», то есть в письменной форме.

Также стоит обратить внимание на несколько иную правовую позицию, изложенную в Определении ВС РФ от 13.09.201139-В11-5. В этом судебном акте указывается на то, что изменение обеспеченного обязательства само по себе не может повлечь прекращения поручительства, поскольку в результате такого изменения, не согласованного с поручителем, объем его ответственности не увеличивается. Этот вывод в ряде случаев находит поддержку в практике судов общей юрисдикции (см., к примеру, Апелляционные определения Липецкого областного суда от 17.01.2013 по делу N 33–69/2013, Верховного суда Удмуртской Республики от 08.10.2012 по делу N 33–3131).

Следует отметить, что по этому вопросу наблюдается заметное расхождение в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Так, в п. п. 16 и 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» указывается, что увеличение основного обязательства само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, поскольку в этой ситуации поручитель будет отвечать перед кредитором на прежних условиях. В связи с этим вопрос о форме выражения согласия поручителя на изменение основного обязательства становится не столь важен, поскольку даже в отсутствие такого согласия поручительство не прекращается автоматически, но продолжает действовать на прежних условиях.

Как подчеркивается в п. 7 Обзора, увеличение процентной ставки по обеспеченному кредиту без согласия поручителя влечет прекращение отношений поручительства по данному основанию (см., к примеру, Определение Верховного Суда РФ от 13.09.201177-В11-9). Эта правовая позиция ранее также встречалась в п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года (раздел «Судебная практика по гражданским делам»), Апелляционных определениях Верховного суда Республики Коми от 08.10.2012 N 33–4534/2012 г., Самарского областного суда от 02.08.2012 по делу N 33–7201/2012, Верховного суда Чувашской Республики от 18.06.2012 по делу N 33-1777–2012, Саратовского областного суда от 06.06.2012 по делу N 33–2917.

Иное толкование схожих положений законодательства о прекращении другого акцессорного обязательства дается в п. 10 Обзора, где установлено, что при изменении кредитного обязательства, обеспеченного залогом, залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения, если стороны залоговых отношений не согласовали заранее возможность изменения основного обязательства. Таким образом, само по себе изменение кредитного обязательства не может прекращать залоговое обязательство. Этот вывод был сделан на основе материалов Определения Верховного Суда РФ от 19.04.201146-В10-27.

 

8. Правовые последствия смерти поручителя по кредитному договору

 

В п. 9 Обзора разъясняется, что смерть поручителя не относится к тем обстоятельствам, с которыми закон связывает возможность прекращения поручительства. Президиум ВС РФ напомнил, что в случае смерти поручителя следует придерживаться правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании». В нем указано, что поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручитель дал согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками (п. 62 данного Постановления). Если поручительство сохраняется в случае смерти должника, то поручитель несет ответственность по долгам наследодателя перед кредитором лишь в пределах стоимости наследственного имущества.

Кроме того, в п. 9 Обзора ВС РФ напомнил, что наследники поручителя солидарно отвечают в пределах стоимости наследственного имущества по тем обязательствам поручителя, которые имелись на время открытия наследства, включая обязательства из договора поручительства. Каждый из наследников отвечает в пределах стоимости перешедшего к ним наследуемого имущества.

Также в Обзоре разъясняется, что кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или непосредственно к наследственному имуществу.

 

9. Уменьшение судом размера неустойки в делах, возникающих из кредитных правоотношений

 

В п. 11 Обзора даны некоторые разъяснения относительно применения положений ст. 333 ГК РФ о снижении размера неустойки при рассмотрении споров, вытекающих из кредитных правоотношений.

Президиум ВС РФ указал, что для применения этой нормы суд должен установить явную несоразмерность размера неустойки последствиям нарушения обязательства. Для оценки таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.). Подобные разъяснения ранее уже встречались в п. 42 Постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В дополнение к этому в п. 11 Обзора указывается на возможность учета таких обстоятельств, как наличие у заемщика на иждивении неработающей супруги и малолетнего ребенка.

Следует отметить, что в практике судов общей юрисдикции уже встречаются случаи отказа в применении положений ст. 333 ГК РФ в связи с тем, что ответчик не заявлял ходатайство о снижении размера неустойки (см., к примеру, Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 15.04.2013 по делу N 33–3764).

Однако столь же часто суды обращают внимание на правовую позицию Конституционного Суда РФ, в которой он указывает, что применение правил о снижении неустойки является не правом суда, а его обязанностью, если в рассматриваемом споре возникает необходимость установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) ущерба (Определение КС РФ от 21.12.2000263-О, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.04.2013 N 33–4807). Кроме того, встречаются и такие судебные акты, согласно которым неустойка снижалась в соответствии со ст. 333 ГК РФ независимо от того, заявлял ли заемщик ходатайство об этом (см., к примеру, Апелляционное определение Мурманского областного суда от 30.05.2012 по делу N 33-1116–2012).

 

10. Реализация предмета залога, обеспечивающего исполнение кредитного договора с физическим лицом

 

В п. 12 Обзора разъясняется, что при обращении взыскания на заложенное в обеспечение кредитного договора недвижимое имущество необходимо выяснить, было ли существенным допущенное должником нарушение договорного обязательства. Также необходимо установить законные основания для обращения взыскания.

Президиум ВС РФ указал, что согласно п. 1 ст. 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. Следовательно, взыскание на заложенное имущество может быть обращено лишь при существенном нарушении основного обязательства. Также не может быть обращено взыскание на заложенное имущество за безвиновное нарушение обязательства должником (залогодателем), если оно не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Кроме того, в п. 12 Обзора указано, что в случае спора начальная продажная цена заложенного имущества в целях его реализации устанавливается судом независимо от соглашения сторон договора ипотеки относительно стоимости заложенного имущества. Также суд должен учитывать, что цена реализации заложенного имущества, установленная в договоре ипотеки, может существенно отличаться от действительной рыночной цены такого объекта недвижимости. Данная ситуация может возникнуть, к примеру, из-за длительного промежутка времени, прошедшего с момента заключения договора ипотеки и возникновения спора по этому вопросу. В любом случае суд не может автоматически согласиться с начальной продажной ценой заложенного имущества, указанной в договоре ипотеки, но должен исследовать все обстоятельства дела.

Данные разъяснения были приведены в Обзоре на основе материалов Определения ВС РФ от 24.05.20115-В11-31. Помимо названного судебного акта схожие выводы можно найти и в иных материалах судебной практики (см., к примеру, Определение ВС РФ от 24.03.20095-В09-14, п. 5 «Вопросов, возникающих в судебной практике при рассмотрении споров, вытекающих из гражданских правоотношений» Справки Кемеровского областного суда от 20.02.2012 N 01–07/26–166 «О практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным», Апелляционные определения Московского городского суда от 16.01.2013 по делу N 11–49, от 11.10.2012 по делу N 33–18328/2012, Определения Верховного суда Республики Дагестан от 24.08.2012 по делу N 33–2344/2012, Алтайского краевого суда от 18.01.2012 по делу N 33-11520-11, Московского городского суда от 22.12.2011 по делу N 33–40550).

Следует отметить, что в практике арбитражных судов также доминирует правовая позиция, согласно которой залоговая стоимость, указанная в договоре о залоге, является лишь примерной величиной, используемой судом при установлении начальной продажной цены (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге»).

Если цена заложенного имущества существенно изменилась в ходе исполнительного производства, то при наличии соответствующего заявления заинтересованного лица суд после признания торгов на реализацию заложенного имущества несостоявшимися может изменить начальную продажную стоимость предмета залога в порядке, предусмотренном в ст. ст. 203 или 434 ГПК РФ для изменения способа и порядка исполнения судебного решения и индексации присужденных денежных сумм (п. 13 Обзора). Чаще всего это становится необходимым после существенного снижения цены заложенного имущества, при котором становится практически невозможным его продажа по начальной цене.

Верховный Суд РФ указывает на то, что такое изменение начальной цены реализации предмета залога не означает изменения ранее принятого решения суда.

Для изменения первоначально установленной судом цены реализации залога заинтересованное лицо должно представить суду доказательства, подтверждающие, что рыночная стоимость заложенного имущества существенно отличается от его оценки, произведенной сторонами в договоре о залоге, а также в решении суда.

Следует отметить, что в судебной практике нередко встречались случаи, не допускающие изменения начальной продажной цены заложенного имущества (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 23.12.2011 по делу N 33–41658, от 02.11.2012 по делу N 11–24395, Краснодарского краевого суда от 06.09.2012 по делу N 33–18109/12, Ленинградского областного суда от 08.08.2012 N 33–2968/2012).