Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 09.07.2013

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Конституционного суда РФ от 25.06.2013 № 14-П

«По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А. Е. Поповой»

 

В данном Постановлении (далее — Постановление N 14-П) Конституционный Суд РФ признал соответствующими Конституции РФ положения Федерального закона от 30.04.201068-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации) и Гражданского процессуального кодекса РФ, на основании которых заявителю было отказано в праве на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по причине того, что по возбужденному уголовному делу подозреваемые или обвиняемые лица не установлены.

Кроме того, КС РФ указал, что толкование норм Закона о компенсации, в соответствии с которым право на компенсацию не возникает лишь по формальному основанию отсутствия подозреваемых или обвиняемых по уголовному делу, не соответствует Конституции РФ.

 

Оспариваемые нормы законодательства и их толкование в актах Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ до принятия Постановления 14-П

 

Заявитель по жалобе, по которой принято Постановление N 14-П, указывал на то, что ч. 1 ст. 1, п. 1 ч. 1, ч. 6 и 7 ст. 3 Закона о компенсации, ч. 1 и 4 ст. 244.1 и п. 1 ч. 1 ст. 244.6 ГПК РФ противоречат положениям Конституции РФ, поскольку не позволяют получить компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок лицам, признанным потерпевшими по уголовным делам, по которым не установлены обвиняемые или подозреваемые.

Указанные нормы оспариваются заявителем по жалобе как неконституционные в связи со следующими обстоятельствами. По уголовному делу, по которому он был признан потерпевшим, с 7 июня 1999 г. по 29 октября 2010 г. принимались следующие процессуальные решения:

— о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, — 26 раз;

— о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, либо в связи с отсутствием признаков преступления, либо в связи с истечением сроков давности уголовного преследования — 27 раз;

— об отмене этих решений судом, прокурором и руководителем следственного органа и установлении в связи с этим сроков дополнительного следствия каждый раз на один месяц — 54 раза, при этом подследственность уголовного дела изменялась четыре раза (в одном случае соответствующее решение было отменено).

После прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) заявителю было отказано в получении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, поскольку по этому уголовному делу не были установлены подозреваемые или обвиняемые лица. Иные существенные обстоятельства рассмотрения уголовного дела, свидетельствующие о совершении правонарушений, в результате которых срок рассмотрения уголовного дела был чрезмерно затянут, а подозреваемые и обвиняемые не были установлены, при решении вопроса о присуждении компенсации в соответствии с Законом о компенсации судами не рассматривались.

КС РФ в своих актах неоднократно указывал, что правосудие можно считать отвечающим требованиям справедливости, если рассмотрение и разрешение дела судом осуществляется в разумный срок (см., к примеру, Постановления от 26.12.200514-П, от 17.11.200511-П, Определения от 17.07.20121389-О, от 12.05.2011618-О-О).

Эта правовая позиция КС РФ соответствует толкованию нормы о справедливом судебном разбирательстве (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключена г. Риме 04.11.1950, далее — Конвенция), выработанному Европейским судом по правам человека (далее — ЕСПЧ). Это отмечается, в частности, в Постановлениях ЕСПЧ от 25.02.2010 «Дело «Казюлин (Kazyulin) против Российской Федерации» (жалоба N 31849/05).

ЕСПЧ в своих актах указывал на то, что разумность срока разбирательства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов власти (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Пелисье и Сасси против Франции» (Pelissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, ECHR 1999–II, 67).

Позиция ЕСПЧ по вопросу о необходимости установления подозреваемого или обвиняемого по делу для разрешения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок заключается в следующем. Потерпевший от преступления согласно ст. 6 Конвенции не имеет права на «личную месть» или на actio popularis — право осуществлять публичное уголовное преследование преступника (Постановления от 12.02.2004 по делу «Перес (Perez) против Франции», от 12.12.2006 по делу «Байрами (Bajrami) против Албании» и от 07.01.2010 по делу «Ранцев против Республики Кипр и России»). В связи с этим публичное уголовное преследование может начинаться лишь с определения подозреваемого или обвиняемого уполномоченными на это правоохранительными органами.

В то же время согласно позиции ЕСПЧ расследование преступления не является обязанностью по достижению результата, но лишь обязанностью по принятию мер. Вследствие этого сам по себе факт длительного ведения расследования преступления еще не свидетельствует о нарушении права потерпевшего, поскольку задержки в проведении досудебных процедур могут быть вызваны различными объективными факторами, связанными со сложностью расследования обстоятельств преступления (Постановление ЕСПЧ от 24.07.2008 по делу «Владимир Романов против России», Решение ЕСПЧ от 11.10.2011 по жалобе N 11680/03 «Алоян и Надрян против России»). Исходя из этого, ЕСПЧ указывает, что при решении вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок суду надлежит выяснить, какими обстоятельствами была вызвана задержка в проведении расследования.

Также в Постановлении N 14-П большое значение придается правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ от 24.04.20037-П. Согласно данной позиции существует обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде. Более того, КС РФ неоднократно в своих актах утверждал, что лицо не может быть лишено права на судебную защиту и на доступ к правосудию без неоправданной задержки на том основании, что оно не имеет статуса потерпевшего (см., к примеру, Определения РФ от 28.06.20121258-О, от 22.01.2004119-О).

 

Выводы судебной практики по проблеме присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по уголовным делам, по которым не был установлен подозреваемый или обвиняемый

 

В судебной практике по рассматриваемому вопросу отмечается, что при отсутствии подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу потерпевший не может рассчитывать на получение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, так как это не предусмотрено Законом о компенсации и действующим процессуальным законодательством (Определения Верховного Суда РФ от 29.03.20115-Г11-35, Московского городского суда от 18.05.2012 по делу N 11–710612, Верховного суда Республики Калмыкия от 02.02.2012 по делу N 3–94/2012, Апелляционные определения Саратовского областного суда от 23.05.2013 по делу N 33–2972, от 22.11.2012 по делу N 33–6810/2012, Тамбовского областного суда от 15.04.2013 по делу N 33–1111, Московского городского суда от 04.05.2012 по делу N 11–5722, от 18.11.2011 по делу N 11–0122, от 28.09.2011 по делу N 11–0099, от 06.04.2011 по делу N 11–0005, Красноярского краевого суда от 10.04.2013 по делу N 33–3365/2013).

Эта практика является единообразной, что позволяет утверждать, что потерпевший от преступления, по которому не установлен подозреваемый или обвиняемый, признается судами не имеющим права на судопроизводство в разумный срок. Этот вывод суды делают, исходя из закрытого перечня имеющих данное право субъектов, предусмотренного Законом о компенсации, а также исходя из того, что проведение расследования до начала уголовного преследования определенных лиц не относится к понятию судопроизводства.

Помимо этого, суды указывают: доводы потерпевшего о том, что правоохранительными органами, проводившими расследование, были неверно определены обстоятельства уголовного дела, не имеют правового значения (Определение Верховного Суда РФ от 29.03.20115-Г11-35). Также отсутствует нарушение права на судопроизводство в разумный срок, если задержки в проведении процессуальных действий были вызваны объективными обстоятельствами или поведением самого потерпевшего (Определение Верховного Суда РФ от 20.11.2012АПЛ12-678).

Кроме того, следует отметить, что смерть установленного подозреваемого также может служить препятствием для получения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 28.05.2012 по делу N 33–5530).

 

Правовая позиция Конституционного Суда РФ

 

КС РФ в п. 3 мотивировочной части Постановления N 14-П обращает внимание на то, что право на осуществление судебного разбирательства в разумный срок является неотъемлемой частью конституционного права на справедливое судебное разбирательство.

В связи с тем что публичное уголовное преследование может осуществляться только при установлении конкретного лица, в отношении которого оно ведется (подозреваемого или обвиняемого), факт установления такого лица является крайне важным для определения сроков осуществления процессуальных действий органами дознания и предварительного следствия (ч. 4 ст. 244.1 ГПК РФ). Однако факт установления подозреваемых или обвиняемых по уголовному делу не может быть единственным критерием, в соответствии с которым можно установить чрезмерную длительность досудебного производства по уголовному делу.

В Постановлении N 14-П указано, что и потерпевший, и иное заинтересованное лицо, обратившееся в защиту своих прав с требованием возбудить уголовное дело, не могут быть лишены права на судебную защиту и на доступ к правосудию лишь потому, что по данному уголовному делу не установлены подозреваемые или обвиняемые (п. 4.1 мотивировочной части, п. 2 резолютивной части). Сам по себе этот факт является формальным и недостаточным основанием для отказа в присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

КС РФ в рассматриваемом Постановлении отметил, что лицо, пострадавшее от преступления, имеет равное право с лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, на судопроизводство в разумный срок (п. 5.2 мотивировочной части Постановления N 14-П). Следовательно, законодатель, по мнению КС РФ, не мог не учитывать этот факт при принятии Закона о компенсации, поэтому такое толкование норм процессуального законодательства, при котором отдается предпочтение защите прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, перед защитой прав потерпевших от преступления, не соответствует положениям Конституции РФ.

Для отказа в присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, по мнению КС РФ, необходимо установить, что судом, прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем в пределах их компетенции приняты все должные меры в целях своевременного завершения судопроизводства и установления подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления лиц с учетом общей продолжительности производства по делу (п. 4.2 мотивировочной части Постановления N 14-П).

Следовательно, в заявлении о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок должны быть указаны известные подающему это заявление лицу обстоятельства, повлиявшие, по его мнению, на длительность судопроизводства по делу. Одного лишь факта отсутствия подозреваемого или обвиняемого по уголовного делу еще недостаточно для удовлетворения или отказа в удовлетворении требования о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (п. 5.1 мотивировочной части Постановления N 14-П).

Длительный срок досудебных процедур по уголовному делу может быть обусловлен как правовой и фактической сложностью уголовного дела, так и бездействием правоохранительных органов или допущенными ими правонарушениями при осуществлении различных процессуальных действий (п. п. 4.2 и 5.1 мотивировочной части Постановления N 14-П). Сам по себе длительный срок досудебных процедур еще не свидетельствует о нарушении прав лиц на судопроизводство в разумный срок.

В этой связи в рассматриваемом Постановлении КС РФ указал, что сами по себе оспариваемые нормы законодательства не противоречат Конституции РФ. Также КС РФ дал конституционное толкование этим нормативным положениям. В соответствии с данным толкованием потерпевшему или иному заинтересованному лицу, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен физический или имущественный вред, может быть отказано в признании за ним права на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок на том формальном основании, что подозреваемый или обвиняемый по делу не был установлен, если в таком заявлении не приведены данные, свидетельствующие о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства (п. 1 резолютивной части Постановления N 14-П).

В то же время не может быть отказано в присуждении такой компенсации при наличии данных, свидетельствующих о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства, в том числе в связи с непринятием должных мер судом, прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем в целях своевременного осуществления досудебного производства по уголовному делу и установления подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления лиц, с учетом общей продолжительности производства по уголовному делу (п. 2 резолютивной части Постановления N 14-П).

Кроме того, в п. 3 резолютивной части Постановления N 14-П отмечается, что законодателю надлежит внести в законодательство соответствующие изменения, направленные на уточнение порядка и условий подачи потерпевшими заявлений о присуждении компенсации за нарушение данного права. Однако, по особому мнению судьи КС РФ Жилина Г.А., внесение каких-либо уточнений и изменений в Закон о компенсации и действующее процессуальное законодательство не требуется, поскольку отсутствует какая-либо неопределенность в содержании оспариваемых в Постановлении N 14-П норм права. Соглашаясь с выводом КС РФ о том, что толкование этих норм правоприменительной практикой не соответствует положениям Конституции РФ, судья Жилин Г.А. не видит в связи с этим необходимости внесения каких-либо изменений в законодательство.