Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 16.07.2013

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям»

 

1. Введение дополнительных мер противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем >>>

2. Изменения в законодательстве о государственной регистрации юридических лиц >>>

3. Ограничения на участие в управлении некоторыми видами юридических лиц >>>

4. Изменения в законодательстве о банкротстве >>>

5. Изменения в уголовном законодательстве >>>

6. Изменения в законодательстве о правоохранительной деятельности >>>

 

Федеральный закон от 28.06.2013134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» (далее — Закон N 134-ФЗ) предусматривает изменения, связанные с пресечением незаконных финансовых операций и борьбой с «фирмами-однодневками». На это, в частности, указывалось в пояснительной записке к законопроекту, который был принят в качестве Закона N 134-ФЗ.

Упомянутые нововведения затронули более чем 20 федеральных законов, включая:

— Гражданский кодекс РФ;

— Налоговый кодекс РФ;

— Уголовный кодекс РФ;

— Уголовно-процессуальный кодекс РФ;

— Федеральный закон от 07.08.2001115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон о противодействии преступным доходам);

— Федеральный закон от 02.12.1990 N 395–1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках);

— Закон РФ от 27.11.1992 N 4015–1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела);

— Федеральный закон от 22.04.199639-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг);

— Федеральный закон от 08.08.2001129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации);

— Федеральный закон от 26.10.2002127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и другие нормативные правовые акты.

Закон N 134-ФЗ за исключением отдельных положений вступил в силу 30 июня 2013 г.

С изменениями в налоговом законодательстве, внесенными Законом 134-ФЗ, можно ознакомиться в обзоре «КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск. «В целях выявления и пресечения незаконных финансовых операций расширены полномочия налоговых органов и введены новые обязанности налогоплательщиков» >>>

 

1. Введение дополнительных мер противодействия легализации

(отмыванию) доходов, полученных преступным путем

 

В первую очередь следует указать на то, что Закон N 134-ФЗ значительно ужесточил контроль за легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.

Из определения легализации (отмывания) таких доходов исключено положение о том, что данное понятие не применяется к ряду преступлений экономического характера (ст. ст. 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ). В новой редакции Закона о противодействии преступным доходам не предусматривается никаких исключений для квалификации отдельных действий в качестве легализации (отмывания) упомянутых доходов (абз. 3 ст. 3 Закона о противодействии преступным доходам). Тем самым существенно расширена область деятельности, характеризуемая уголовным законом как преступная.

Согласно Закону о противодействии преступным доходам под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступных путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступлений. В науке уголовного права последние определяются как предикатные преступления, то есть предшествующие легализации денежных средств. Иными словами, прежде чем установить факт отмывания доходов, необходимо доказать, что они были получены в результате совершения предикатного преступления. Однако до принятия Закона N 134-ФЗ законодатель не все преступления относил к предикатным. Например, таковыми не могли быть невозвращение из-за границы иностранной валюты в крупном размере (ст. 193 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), налоговые преступления (ст. ст. 198 — 199.2 УК РФ). Уголовная ответственность за отмывание денежных средств, полученных преступных путем, установлена в ст. ст. 174, 174.1 УК РФ.

Обратим внимание, что в юридической науке к вопросу о включении или невключении составов преступлений (в частности, налоговых) в понятие легализации сложилось два концептуальных подхода.

Согласно первому денежные средства, которые приобретены путем совершения не предикатных правонарушений, легализовать нельзя. Объясняется это следующим. В соответствии со ст. ст. 174, 174.1 УК РФ в результате совершения преступления денежные средства или иное имущество должны приобретаться, т. е. увеличивать имущество виновного лица. Между тем деяния, не отнесенные законодателем к числу предикатных, приводят к преступному неуменьшению, сохранению прежних размеров имущества.

Сторонники второго подхода считают предикатными и те категории преступлений, которые составляли исключения по действовавшему до недавнего времени уголовному законодательству. В защиту данной позиции можно привести такие аргументы: при совершении преступлений, упомянутых в ст. ст. 193, 194, 198 — 199.2 УК РФ, виновное лицо также приобретает незаконный доход, только иным путем. Например, при уклонении от уплаты налогов или таможенных платежей происходит увеличение имущества преступника за счет тех средств, которые должны были поступить в доход государства. Другими словами, виновное лицо удерживает то, что ему не принадлежит.

Помимо этого, ратифицированные Россией международно-правовые акты предоставляют национальному законодателю возможность в определенных рамках самому решать, какие преступления должны рассматриваться в качестве предикатных для ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, а какие — нет. Например, положения ст. 6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000) устанавливают, что каждое государство в отношении криминализации отмывания доходов от преступлений должно стремиться к регламентации самого широкого круга основных (предикатных) правонарушений. Следовательно, нет никаких препятствий к тому, чтобы в качестве предикатных рассматривать преступления, составы которых установлены в ст. ст. 193, 194, 198 — 199.2 УК РФ.

До вступления в силу Закона N 134-ФЗ законодатель руководствовался первым из названных подходов. Однако с принятием данного закона в определении предикатных преступлений применяется второй подход, как наиболее отвечающий общественной опасности отмывания преступных доходов.

Кроме того, Закон N 134-ФЗ увеличивает сферу действия законодательства о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов тем, что расширяет перечень организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом (ст. 5 Закона о противодействии преступным доходам). В данный перечень включены следующие лица:

— страховые брокеры;

— общества взаимного страхования;

— негосударственные пенсионные фонды, имеющие лицензию на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию;

— операторы связи, имеющие право самостоятельно оказывать услуги подвижной радиотелефонной связи.

Таким образом, на перечисленные организации также будут распространяться требования Закона о противодействии преступным доходам и других нормативных актов, принятых в соответствии с ним.

Часть 2 ст. 5 Закона о противодействии преступным доходам в новой редакции предусматривает, что те же права и обязанности распространяются на индивидуальных предпринимателей, если они:

— являются страховыми брокерами;

— осуществляют скупку, куплю-продажу драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий;

— оказывают посреднические услуги при осуществлении сделок купли-продажи недвижимого имущества.

Серьезным изменениям подверглись меры по противодействию легализации (отмыванию) преступных доходов. Так, кредитные организации наделены правом не только отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом в случаях, предусмотренных Законом о противодействии преступным доходам, но и при определенных обстоятельствах расторгнуть договор банковского счета (вклада). Последнее возможно, если в течение календарного года приняты два и более решения об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции. Причиной отказа может быть непредставление клиентом необходимых документов или наличие у кредитной организации оснований считать такую операцию подозрительной (п. п. 5.2, 11 ст. 7 Закона о противодействии преступным доходам). Право отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) у кредитных организаций имелось и ранее, но оно имело более формальные основания, чем те, которые предоставляются Законом N 134-ФЗ. Последний предусматривает, что для такого отказа достаточно лишь подозрений о том, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

Кроме того, Закон N 134-ФЗ вводит дополнительные правовые инструменты, которые могут быть использованы в целях пресечения упомянутой деятельности. К ним относится возможность блокирования (замораживания) денежных средств или иного имущества организаций или физических лиц (ст. 7.4 Закона о противодействии преступным доходам).

Указанные меры могут применяться при отсутствии оснований для включения соответствующих организаций и физических лиц в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, но имеются достаточные основания подозревать их в причастности к террористической деятельности (в том числе к финансированию терроризма). Определять, насколько достаточны основания для подозрений, предстоит межведомственному координационному органу, осуществляющему функции по противодействию финансирования терроризма (абз. 2 п. 1 ст. 7.4 Закона о противодействии преступным доходам). Критерии или основания для выдвижения подобных подозрений в настоящее время не формализованы ни в законодательстве, ни в иных нормативных правовых актах.

Организация, осуществляющая операции с денежными средствами или иным имуществом, обязана не реже чем один раз в три месяца проверять наличие среди своих клиентов организаций и физических лиц, в отношении которых применены либо должны применяться меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, и информировать о результатах такой проверки Росфинмониторинг (подп. 7 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии преступным доходам).

В связи с принятием Закона N 134-ФЗ изменениям подверглись положения о контроле над конечными получателями денежных средств. Ранее в Законе о противодействии преступным доходам говорилось лишь о выгодоприобретателе как о лице, к выгоде которого действует клиент организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, при проведении соответствующих операций. Законом N 134-ФЗ введено новое понятие — «бенефициарный владелец». Под ним следует понимать физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25 процентов в капитале) клиентом — юридическим лицом либо имеет возможность контролировать действия клиента (абз. 13 ст. 3 Закона о противодействии преступным доходам).

Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны принимать обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по идентификации бенефициарных владельцев и применению к ним предусмотренных законом требований (абз. 14 ст. 3, подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии преступным доходам).

Интересно отметить, что если в результате предпринятых мер по идентификации бенефициарный владелец не будет выявлен, то им может быть признан единоличный исполнительный орган клиента (абз. 5 подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии преступным доходам). Однако условия такого признания в Законе о противодействии преступным доходам не установлены. Тем самым, насколько можно судить, единоличные исполнительные органы стимулируются к раскрытию информации о бенефициарных владельцах.

Законом N 134-ФЗ также установлено, что организация, осуществляющая операции с денежными средствами или иным имуществом, обязана предоставлять по запросу Росфинмониторинга информацию об операциях бенефициарных владельцев клиентов. Объем, характер и порядок ее предоставления определяются Правительством РФ. Кредитные организации должны, кроме этого, предоставлять сведения о движении средств по счетам (вкладам) своих клиентов в порядке, установленном Банком России по согласованию с Росфинмониторингом (абз. 1 подп. 5 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии преступным доходам).

Следует отметить, что на необходимость раскрытия информации о крупных собственниках акций и бенефициарных владельцах российских эмитентов указывалось еще в Распоряжении Правительства РФ от 01.06.2006793-р «Стратегия развития финансового рынка на 2006 — 2008 годы», однако тогда решение проблемы виделось связанным с уточнением понятия «аффилированные лица».

 

2. Изменения в законодательстве о государственной регистрации юридических лиц

 

Закон N 134-ФЗ предусматривает несколько новелл, имеющих антирейдерский характер.

Эффективность введения таких норм в действующее законодательство декларируется в п. п. 2.1, 2.2 разд. III Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, в которой указано, что сочетание правовых инструментов позволит снизить количество корпоративных захватов, «фирм-однодневок», случаев регистрации юридических лиц по украденным или потерянным документам.

Так, в связи с принятием Закона N 134-ФЗ п. 3 ст. 51 ГК РФ предусматривает обязанность регистрирующего органа проверять достоверность сведений, включаемых в ЕГРЮЛ.

Кроме того, заинтересованным лицам в установленном порядке будет заблаговременно сообщаться о внесении каких-либо изменений в устав юридического лица или иные сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ, если такие изменения затрагивают их интересы (п. 4 ст. 51 ГК РФ). Упомянутые лица смогут направить в регистрирующий орган письменные возражения относительно предстоящих изменений устава юридического лица или сведений в ЕГРЮЛ (абз. 2 п. 4 ст. 51 ГК РФ).

Возникший в этой ситуации спор будет разрешать регистрирующий орган, который примет решение либо о внесении необходимых изменений, либо об отказе в нем.

Важно отметить, что согласно п. 3 ст. 9 Закона о государственной регистрации информация о факте представления документов в регистрирующий орган будет размещаться на официальном сайте последнего не позднее рабочего дня, следующего за днем получения документов.

Закон 134-ФЗ установил новые основания для отказа в государственной регистрации (подп. «к» — «р» п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации). Теперь решение об отказе может быть мотивировано также следующими причинами:

— сведения об удостоверяющем личность российского гражданина документе, указанные в заявлении о государственной регистрации, не соответствуют сведениям, полученным регистрирующим органом от органов, осуществляющих выдачу или замену таких документов;

— регистрирующим органом получены возражения физического лица относительно предстоящего внесения данных о нем в ЕГРЮЛ;

— в течение срока, установленного для госрегистрации, но до внесения записи в ЕГРЮЛ или принятия решения об отказе в госрегистрации в регистрирующий орган поступил судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащий запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий;

— физическое лицо — учредитель (участник) юридического лица, являющегося коммерческой организацией, или физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, на основании вступившего в силу приговора суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок, и такой срок не истек;

— физическое лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени юридического лица (в том числе от имени управляющей организации), дисквалифицировано в связи со вступившим в силу постановлением по делу об административном правонарушении, и срок данного административного наказания не истек;

— индивидуальный предприниматель, являющийся управляющим юридического лица, дисквалифицирован в связи со вступившим в силу постановлением по делу об административном правонарушении, и срок данного административного наказания не истек;

— регистрирующий орган располагает подтвержденной информацией о недостоверности содержащихся в представленных документах сведений об адресе (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица.

Следует отметить, что практика применений указанных оснований отчасти уже существует. Так, суды в ряде случаев отказывают в государственной регистрации данных о месте нахождения хозяйственного общества, если единоличный исполнительный орган не находится по адресу, указанному в заявлении. Однако существуют примеры противоположной позиции по данному вопросу. Подробнее об этом и о других основаниях для отказа в государственной регистрации в ЕГРЮЛ см.:

— Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Государственная регистрация изменений, вносимых в устав общества с ограниченной ответственностью и сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ >>> ;

— Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Государственная регистрация изменений, вносимых в устав акционерного общества и сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ >>> .

Изменяется значение ЕГРЮЛ. В п. 2 ст. 51 ГК РФ теперь указывается, что лицо, добросовестно полагающееся на данные, отраженные в этом реестре, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. При этом юридическое лицо не может ссылаться на сведения, не отраженные в ЕГРЮЛ, в отношениях с лицом, полагавшимся на данные из реестра, а также указывать на недостоверность содержащихся в реестре данных. Исключение предусмотрено лишь для случаев, когда недостоверные сведения о юридическом лице внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли самого юридического лица.

Закон N 134-ФЗ предусматривает, что юридическое лицо должно будет возместить убытки, причиненные другим участникам гражданского оборота вследствие непредставления, несвоевременного представления или представления недостоверных данных о нем в единый государственный реестр юридических лиц.

Новая редакция ст. 51 ГК РФ допускает возможность признания недействительной государственной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер. Кроме того, включенные в ЕГРЮЛ данные о юридическом лице могут быть оспорены в суде, если они недостоверны или включены в упомянутый реестр с нарушением закона (п. 6 ст. 51 ГК РФ).

В п. 7 ст. 51 ГК РФ теперь прямо указано, что убытки, причиненные незаконным отказом в государственной регистрации юридического лица, уклонением от регистрации, включением в ЕГРЮЛ недостоверных данных о юридическом лице либо нарушением порядка государственной регистрации, предусмотренного Законом о государственной регистрации юридических лиц, по вине уполномоченного государственного органа, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации. Данная норма дополняет положение, закрепленное в п. 2 ст. 24 Закона о государственной регистрации.

Следует отметить, что схожие изменения законодательства предлагалось произвести путем принятия проекта Федерального закона N 47538–6/2 «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», однако вступление в силу Закона N 134-ФЗ опередило эти планы.

О реформировании законодательства о регистрации юридических лиц в рамках реформы гражданского законодательства подробнее см.: КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (Законопроект N 47538–6/2)» >>>

 

3. Ограничения на участие в управлении некоторыми видами юридических лиц

 

Закон 134-ФЗ вносит многочисленные сходные по содержанию изменения в отдельные федеральные законы, связанные с введением ограничений на занятие должностей в различных юридических лицах, а также контролем за такими назначениями. Следует отметить, что подобные меры по контролю до настоящего времени действовали лишь в отношении кредитных организаций (ст. 16 Закона о банках).

К примеру, согласно ст. 3 Закона N 134-ФЗ руководителем (единоличным исполнительным органом) субъекта страхового дела, его главным бухгалтером, членом совета директоров (наблюдательного совета) или членом коллегиального исполнительного органа не могут быть:

— лица, осуществлявшие функции единоличного исполнительного органа финансовых организаций в момент совершения этими организациями нарушений, за которые у них были аннулированы (отозваны) лицензии на осуществление соответствующих видов деятельности, или нарушений, повлекших приостановление действия указанных лицензий и их аннулирование (отзыв) вследствие неустранения этих нарушений, если со дня такого аннулирования (отзыва) прошло менее трех лет;

— лица, в отношении которых не истек срок действия административного наказания в виде дисквалификации;

— лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономической деятельности или преступления против государственной власти.

Кроме того, п. 7 ст. 32.1 Закона об организации страхового дела предусматривает, что действующий член совета директоров (наблюдательного совета) при наступлении указанных выше обстоятельств считается выбывшим со дня вступления в силу соответствующего решения уполномоченного органа либо суда.

Иные ограничения установлены Законом N 134-ФЗ в отношении участников (акционеров) страховой организации. Так, в п. 8 ст. 32.1 Закона об организации страхового дела определено, что физическое лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономической деятельности или преступление против государственной власти, не вправе прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) самостоятельно или совместно с иными лицами, связанными с ним договорами, предметом которых является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) страховой организации, получать право распоряжения 10 и более процентами голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал страховой организации.

Если какое-либо лицо получило право подобного распоряжения 10 и более процентами голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал страховой организации, то оно обязано направить уведомление страховой организации и ФСФР России (п. 9 ст. 32.1 Закона об организации страхового дела).

Если страховая организация не получила такого уведомления или указанное лицо не соответствует установленным требованиям, то оно вправе распоряжаться только количеством голосов, приходящихся не более чем на 10 процентов упомянутых акций (долей) (п. 11 ст. 32.1 Закона об организации страхового дела). Остальные акции (доли), принадлежащие данному лицу, при определении кворума для проведения общего собрания акционеров (участников) страховой организации не учитываются.

Особое внимание следует обратить на ограничения права пользования и распоряжения своим имуществом, установленные для физических лиц, имеющих судимость по определенным преступлениям.

Эти нормы права, вводящие запреты на участие в управлении хозяйственным обществом, а также на возможность пользования и распоряжения имущественными правами, которые принадлежат лицам с судимостью за определенные преступления, являются беспрецедентными для российского законодательства. Сходные положения можно обнаружить в п. 6 ст. 84.2 Федерального закона от 26.12.1995208-ФЗ «Об акционерных обществах», но этой нормой защищаются интересы миноритарных акционеров, тогда как нововведения Закона N 134-ФЗ фактически дополняют правовые последствия установления судимости по определенным составам преступлений. В этой связи также может возникнуть вопрос об обратной силе положений законодательства, предусматривающих ограничения возможности пользоваться и распоряжаться имуществом лица в связи с наличием у него судимости.

Сходные изменения Законом N 134-ФЗ были внесены и в другие федеральные законы:

— Закон о рынке ценных бумаг;

— Федеральный закон от 29.11.2001156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»;

— Федеральный закон от 02.07.2010151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

Следует отметить, что в соответствии со ст. 11 Закона N 134-ФЗ в Федеральный закон от 29.10.1998164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» были внесены изменения, согласно которым лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономической деятельности или преступление против государственной власти, не может являться:

— руководителем (лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа) лизинговой компании;

— членом совета директоров (наблюдательного совета) лизинговой компании;

— членом коллегиального исполнительного органа лизинговой компании;

— главным бухгалтером лизинговой компании.

 

4. Изменения в законодательстве о банкротстве

 

Закон N 134-ФЗ устанавливает презумпцию того, что несостоятельность (банкротство) юридического лица наступила вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

— причинение вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения лицом или в пользу этого лица либо одобрения таким лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве;

— отсутствие определенных документов бухгалтерского учета и (или) отчетности или их неполнота либо искажение к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

По последнему из указанных оснований отвечает лицо, на которое возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности несостоятельного должника (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

 

5. Изменения в уголовном законодательстве

 

Рассматриваемым Законом вводятся дополнительные уголовно-правовые меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

Среди этих мер особо следует отметить расширение перечня преступлений, совершение которых может повлечь конфискацию имущества (ст. 104.1 УК РФ).

В соответствии с Законом N 134-ФЗ такая мера может применяться к ст. ст. 174 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем»), 174.1 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления») и 200.1 («Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов») УК РФ.

Кроме того, значительные изменения внесены в ст. 193 УК РФ, в которой детализированы способы уклонения от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или в российской валюте. Также следует отметить, что была снижена граница крупного размера, предусмотренного для этого преступления. Ранее она составляла 30 млн руб, после вступления в силу Закона N 134-ФЗ — 6 млн руб.

Если сумма незачисленных или невозвращенных денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации по однократно либо по неоднократно в течение одного года проведенным валютным операциям превышает 30 млн руб., то такое преступление будет квалифицироваться как особо крупное. За него предусматривается более жесткая уголовная ответственность: лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Уголовный кодекс РФ дополнен новой статьей, устанавливающей ответственность за совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов (ст. 193.1 УК РФ). Такое преступление карается штрафом в размере от 200 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Законом N 134-ФЗ в Уголовный кодекс РФ вводится также новая статья о контрабанде наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (ст. 200.1 УК РФ). Теперь незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наличных денежных средств и (или) денежных инструментов, совершенное в крупном размере, влечет наказание в виде штрафа в размере от трехкратной до десятикратной суммы незаконно перемещенных наличных денежных средств и (или) стоимости незаконно перемещенных денежных инструментов или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет.

 

6. Изменения в законодательстве о правоохранительной деятельности

 

До принятия Закона N 134-ФЗ в ряде норм российского законодательства предусматривалось, что кредитные организации в определенных обстоятельствах выдают органам внутренних дел справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Это делается при проведении расследований налоговых преступлений, при выполнении правоохранительными органами функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений, а также при получении налоговыми органами соответствующих запросов от иностранных уполномоченных органов.

Законом N 134-ФЗ эти нормы были признаны утратившими силу (п. 1 ст. 1, ст. 23 указанного Закона).

Вместе с тем некоторые изменения внесены в Федеральный закон от 07.02.20113-ФЗ «О полиции» (далее — Закон о полиции). Так, данный Закон предусматривает, что полиция вправе запрашивать и получать на безвозмездной основе от государственных и муниципальных органов, общественных объединений, организаций, должностных лиц и граждан сведения, справки, документы (их копии), иную необходимую информацию, в том числе персональные данные граждан. Мотивированный запрос может быть направлен в связи с расследуемыми уголовными делами, находящимися в производстве делами об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции.

В этой норме имеется оговорка, что полиция не вправе запрашивать и получать такую информацию, в отношении которой федеральным законом установлен специальный порядок ее получения (п. 4 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции).

Однако Законом N 134-ФЗ из указанной статьи Закона о полиции было исключено упоминание о том, что при выявлении и пресечении налоговых преступлений полиция вправе запрашивать и получать от кредитных организаций справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Кроме того, в  Закон о банках были внесены изменения, отменяющие положение о том, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут раскрываться лишь при пресечении и расследовании налоговых преступлений.

В ч. 5 ст. 26 Закона о банках определено, что справки по операциям и счетам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по операциям, счетам и вкладам физических лиц выдаются на основании судебного решения кредитной организацией должностным лицам органов, уполномоченных осуществлять оперативно-разыскную деятельность, при выполнении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению преступлений по их запросам, направляемым в суд в порядке, предусмотренном ст. 9 Федерального закона от 12.08.1995144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД), при наличии сведений о признаках подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлений, а также о лицах, их подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Кроме того, ч. 5 ст. 26 Закона о банках установлено, что справки по операциям и счетам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по операциям, счетам и вкладам физических лиц выдаются на основании судебного решения.

Следует отметить, что в соответствии с новой редакцией Закона об ОРД (ч. 3 ст. 11) результаты оперативно-розыскной деятельности могут направляться в налоговые органы для использования:

— при реализации полномочий по контролю и надзору за соблюдением налогового законодательства;

— по обеспечению представления интересов государства в делах о банкротстве;

— при реализации полномочий в сфере государственной регистрации юридических лиц.

Кроме того, налоговые органы были добавлены в список органов, имеющих право на получение результатов оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 11 Закона об ОРД).