Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 19.06.2013

Обзор подготовлен специалистами компании "ЭЛКОД"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс.
Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

ПИСЬМО РОСПОТРЕБНАДЗОРА ОТ 29.04.2013 N 01/5020-13-32 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ ЗА 2012 ГОД — ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2013 ГОДА»

 

1. Соотношение между нарушением требований технических регламентов и нарушением санитарно-эпидемиологических требований >>>

2. Соотношение между административными правонарушениями, предусмотренными ч. 1 ст. 14.43 и ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ >>>

3. Соотношение между нарушением требований технических регламентов и нарушением законодательства о защите прав потребителей >>>

 

В рассматриваемом Письме Роспотребнадзор обращает внимание на практику арбитражных судов по делам, связанным с оспариванием постановлений о привлечении к административной ответственности за допущенные изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом отдельные нарушения требований технических регламентов (ч. 1 и 2 ст. 14.43 КоАП РФ). К Письму был приложен Обзор судебной практики рассмотрения судом дел об административных правонарушениях, заявлений об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности, ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) территориальных органов Роспотребнадзора, их должностных лиц (далее — Обзор).

В Обзоре разъясняется соотношение между указанными составами административного правонарушения и различными нарушениями санитарно-эпидемиологических требований (ст. ст. 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП РФ), нарушениями законодательства о защите прав потребителей (ст. ст. 14.5 и 14.8 КоАП РФ), а также соотношение между административными правонарушениями, предусмотренными ч. 1 ст. 14.43 и ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ.

Напоминаем, что за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ, установлена административная ответственность в виде наложения административного штрафа в размере:

— от 1 до 2 тыс. руб. — для граждан;

— от 10 до 20 тыс. руб. — для должностных лиц;

— от 20 до 30 тыс. руб. — для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

— от 100 до 300 тыс. руб. — для юридических лиц.

 

1. Соотношение между нарушением требований

технических регламентов и нарушением

санитарно-эпидемиологических требований

 

В п. 1 Обзора отмечается, что арбитражные суды к настоящему времени не выработали единой правовой позиции по вопросу о соотношении административных правонарушений, связанных с нарушением требований технических регламентов (ч. 1 и 2 ст. 14.43 КоАП РФ) и правонарушений, связанных с нарушением санитарно-эпидемиологических требований (ст. ст. 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП РФ).

Позиция Роспотребнадзора по этому вопросу заключается в следующем. Несоблюдение санитарно-эпидемиологических правил в сфере продажи продуктов питания населению образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ. В п. 1 Обзора приведен судебный акт, в котором отражена такая же правовая позиция (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.201217АП-13590/2012-АК по делу N А60-33816/2012). Роспотребнадзор обосновывает свой вывод таким образом: в п. 7 ст. 15 Федерального закона от 30.03.199952-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» установлено, что к отношениям, связанным с обеспечением безопасности пищевых продуктов, а также материалов и изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, применяются положения законодательства о техническом регулировании.

В судебной практике встречается и противоположная правовая позиция, согласно которой нарушение санитарно-эпидемиологических требований должно быть квалифицировано по ст. ст. 6.3, 6.4 или 6.6 КоАП РФ (Постановления ФАС Уральского округа от 11.10.2012Ф09-10021/12, Второго арбитражного апелляционного суда от 26.12.2012А29-6136/2012, Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.02.201306АП-6215/2012, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013А02-1694/12).

По мнению Роспотребнадзора, такое толкование норм права противоречит буквальному смыслу ч. 4 ст. 1 Федерального закона от 27.12.2002184-ФЗ «О техническом регулировании». В данной норме установлено, что названный Закон не распространяется, помимо прочего, на отношения, связанные с разработкой, принятием, применением и исполнением санитарно-эпидемиологических требований. Однако в той же норме указано, что этот нормативный акт действует в том числе в сфере отношений, связанных с разработкой, принятием, применением и исполнением требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. Следовательно, если было зафиксировано административное правонарушение, выражающееся в нарушении санитарно-эпидемиологических требований, которые напрямую касаются продукции и связанных с ней процессов проектирования, производства и пр., то такое правонарушение должно квалифицироваться как нарушение требований технических регламентов (ст. 14.43 КоАП РФ), а не как нарушение санитарно-эпидемиологических требований (ст. ст. 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП РФ).

Кроме того, в п. 1 Обзора Роспотребнадзор предостерег должностных лиц своих территориальных органов от неправомерных действий, заключающихся во внесении различных нарушений санитарно-эпидемиологических требований в один протокол об административном правонарушении. Необходимо учитывать, что различные нарушения санитарно-эпидемиологических требований в зависимости от конкретной ситуации могут квалифицироваться как по ст. ст. 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП РФ (если нарушения напрямую не касаются продукции и связанных с ней процессов), так и по ст. 14.43 КоАП РФ (если нарушения напрямую касаются продукции и связанных с ней процессов).

В Обзоре приводится пример подобного разграничения. Так, объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 14.43 КоАП РФ, образуют только те нарушения санитарно-эпидемиологических требований, которые относятся непосредственно к условиям транспортировки, приемки, хранения, переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов. Соответственно нарушения санитарно-эпидемиологических требований к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций торговли, а также условиям труда событий административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 или 2 ст. 14.43 КоАП РФ, не образуют. Данные разъяснения были даны по материалам Постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 26.12.2012 по делу N А29-6136/2012.

Кроме того, в п. 1 Обзора обращается внимание на то, что обнаружение факта несоблюдения установленных государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами требований к личной гигиене персонала и производственному контролю может составлять событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ. Для привлечения к административной ответственности за такое правонарушение необходимо доказать, что выявленное нарушение санитарно-эпидемиологических требований ставит под угрозу безопасность продукции. Если указанные требования к личной гигиене и производственному контролю изложены в техническом регламенте, то соответствующее правонарушение в любом случае необходимо квалифицировать по ст. 14.43 КоАП РФ.

 

2. Соотношение между административными правонарушениями,

предусмотренными ч. 1 ст. 14.43 и ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ

 

В п. 2 Обзора указываются различия в составах административных правонарушений, предусмотренных в ч. 1 ст. 14.43 и ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ. Согласно разъяснениям Роспотребнадзора разница заключается в том, что, если правонарушение создает реальную угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан, оно квалифицируется по ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, если нет — по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ.

К примеру, реализация пищевых продуктов с истекшим сроком годности, с неудовлетворительными результатами микробиологических исследований, а также без обязательной и необходимой информации для потребителя подлежит квалификации в соответствии с ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, поскольку создает реальную угрозу жизни и здоровью граждан. По мнению Роспотребнадзора, арбитражные суды неверно квалифицировали такое правонарушение по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ (см., к примеру, Постановления ФАС Поволжского округа от 22.11.2012 по делу N А57-10885/2012, Пятого арбитражного апелляционного суда от 05.10.201205АП-7375/2012 по делу N А51-12332/2012, Первого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012 по делу N А38-1087/2012).

Кроме того, в п. 2 Обзора отмечается, что территориальные органы Роспотребнадзора в каждом конкретном случае при рассмотрении вопроса о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ должны доказывать и обосновывать факт возникновения угрозы для жизни и здоровья граждан вследствие нарушения субъектом обязательных требований, даже если такая угроза очевидна. В качестве примера судебной практики, отражающей негативные результаты отсутствия таких доказательств, в Обзоре приводится Решение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 01.06.2012 по делу N А38-1087/2012. В данном деле арбитражный суд на основании требования о привлечении лица к ответственности по ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ квалифицировал правонарушение по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ, так как отсутствовали доказательства того, что возникновение угрозы жизни и здоровью граждан связано с обнаружением несоответствия состава продукции заявленному, а также с обнаружением в данной продукции бактерий группы кишечной палочки (БГКП).

В другом деле арбитражный суд привлек нарушителя к ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, поскольку территориальным органом Роспотребнадзора было доказано возникновение угрозы жизни и здоровью граждан в связи с реализацией молочной продукции с «авансовой маркировкой» (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.201217АП-5529/2012-АК по делу N А50-3135/2012).

Напоминаем, что за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, установлена административная ответственность в виде наложения административного штрафа в размере:

— от 2 до 4 тыс. руб. с конфискацией предметов административного правонарушения либо без таковой — для граждан;

— от 20 до 30 тыс. руб. — для должностных лиц;

— от 30 до 40 тыс. руб. с конфискацией предметов административного правонарушения либо без таковой — для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

— от 300 до 600 тыс. руб. с конфискацией предметов административного правонарушения либо без таковой — для юридических лиц.

 

3. Соотношение между нарушением требований технических

регламентов и нарушением законодательства

о защите прав потребителей

 

В п. 3 Обзора Роспотребнадзор отмечает, что по общему правилу составы административных правонарушений, предусмотренные ст. 14.43 КоАП РФ, являются специальными по отношению к составам административных правонарушений в сфере защиты прав потребителей (ст. 14.5 и ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ), так как для привлечения лица к ответственности по ст. 14.43 КоАП РФ необходимо закрепление в техническом регламенте обязательных требований к информации для потребителя.

Однако при отсутствии соответствующих технических регламентов на продукцию или санитарно-эпидемиологических требований к ней, изложенных в санитарных правилах, в судебной практике возникают сложности. Также трудности могут возникнуть, если на момент выявления административного правонарушения у Роспотребнадзора отсутствовали полномочия по осуществлению государственного контроля за соблюдением требований технических регламентов Таможенного союза (п. 3 Обзора).

В данных ситуациях арбитражные суды квалифицируют действия нарушителей по ст. ст. 14.5 или 14.8 КоАП РФ, поскольку нет оснований для привлечения к ответственности по ст. 14.43 КоАП РФ (см., к примеру, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.02.2013 по делу N А46-26115/2012, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2012 по делу N А19-15781/2012). Однако Роспотребнадзор не поддерживает эту правовую позицию.

В п. 3 Обзора указывается, что в соответствии с ч. 2 ст. 40 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей» и Постановлением Правительства РФ от 02.05.2012 N 412 «Об утверждении Положения о федеральном государственном надзоре в области защиты прав потребителей» федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей осуществляет Роспотребнадзор. Таким образом, начиная с мая 2012 г. территориальные органы Роспотребнадзора уполномочены организовывать и проводить проверки соответствия товаров обязательным требованиям, обеспечивающим безопасность продукции для жизни и здоровья потребителей, окружающей среды, предупреждать действия, вводящие потребителей в заблуждение, и предотвращать причинение вреда имуществу потребителей. В силу этого факта вывод об отсутствии у Роспотребнадзора полномочий на проведение указанных проверок является неверным, в связи с чем отсутствуют основания для переквалификации административного правонарушения со ст. 14.43 КоАП РФ на ст. 14.5 или ст. 14.8 КоАП РФ.