Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Закон г. Москвы от 21.11.2007 N 45

(ред. от 23.11.2016)
«Кодекс города Москвы об административных правонарушениях»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 14.06.2011

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 № 10-П

«По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского Кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «о третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»


Президиум ВАС РФ обратился в КС РФ с просьбой признать положения п. 1 ст. 11 ГК РФ, п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах), ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о государственной регистрации), п. 1 ст. 33 и ст. 51 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) и ряда норм Закона РФ от 07.07.1993 N 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже» не соответствующими Конституции РФ.

В рассматриваемом Постановлении КС РФ (далее — Постановление N 10-П) указывается, что гражданско-правовые споры любого характера могут быть переданы на рассмотрение третейскому суду, если это предусмотрено соглашением сторон. Законодатель вправе установить запрет на рассмотрение определенных категорий споров в третейских судах, если считает это необходимым. Однако при отсутствии таких изъятий в законодательстве запрет на передачу каких-либо гражданско-правовых споров на рассмотрение третейского суда является нарушением основополагающего принципа свободы договора (п. 1 ст. 1 ГК РФ).

Оспариваемые нормы законодательства и их толкование в актах Конституционного Суда РФ до принятия Постановления N 10-П

Оспариваемые Президиумом ВАС РФ нормы российского законодательства содержат следующие положения.

В п. 1 ст. 11 ГК РФ указывается, что в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, защиту гражданских прав может осуществлять суд, арбитражный суд или третейский суд.

В ст. 28 Закона о государственной регистрации косвенно устанавливается, что запись в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество (далее — ЕГРП) может вноситься на основании решений суда, арбитражного суда или третейского суда. Дословное название данной статьи — «Государственная регистрация прав на недвижимое имущество, установленных решением суда, арбитражного суда или третейского суда». Однако в тексте указанной нормы третейский суд не упоминается.

Перечисленные выше статьи Закона об ипотеке оспаривались Президиумом ВАС РФ в части, которая устанавливает правомочность третейских судов рассматривать гражданско-правовые споры, касающиеся недвижимого имущества.

Производство относительно норм Закона РФ от 07.07.1993 N 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже» было прекращено КС РФ, поскольку данный нормативный акт не подлежал применению в рассматриваемом Президиумом ВАС РФ деле.

Очевидно, что все перечисленные нормы касаются рассмотрения третейским судом споров по поводу государственной регистрации прав на объекты недвижимости в ЕГРП.

Ранее КС РФ уже решал вопрос о конституционных основах третейского разбирательства. По сделанным КС РФ выводам само по себе рассмотрение спора третейским судом не противоречит Конституции РФ, а право на судебную защиту в этом случае обеспечивается возможностью обращения в государственный суд, к примеру, путем подачи заявления об отмене решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения (Определения КС РФ от 26.10.2000 N 214-О, от 15.05.2001 N 204-О, от 04.06.2007 N 377-О-О).

Наличие третейских судов представляет собой необходимую гарантию реализации сторонами права на свободу договора и осуществления ими права на судебную защиту в той процессуальной форме, которая была ими добровольно избрана и не исключает возможности обращения в суды по вопросам, возникшим в связи с рассмотрением дела в третейском суде (Определение КС РФ от 20.02.2002 N 54-О).

В запросе Президиума ВАС РФ указывается, что по смыслу ст. 118 Конституции РФ (в системной связи со ст. ст. 35 и 55) правосудие в России осуществляется судом в форме конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Третейские суды не включаются в российскую судебную систему, а термин «суд» в конституционно-правовом смысле на третейские суды не распространяется. Данный тезис подтверждается и правовой позицией КС РФ, который в Определении от 13.04.2000 N 45-О указал, что «ни Конституция Российской Федерации, ни Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года «О судебной системе Российской Федерации» не относят третейские суды… к судебной системе».

Однако непосредственно вопрос о том, конституционны ли положения законодательства, которые допускают рассмотрение в третейском суде споров, касающихся государственной регистрации прав на недвижимость, КС РФ ранее не затрагивал.

Выводы судебной практики

Согласно доводам Президиума ВАС РФ в правоприменительной практике отсутствует определенность в вопросах о том, является ли третейский суд государственным судом и, соответственно, являются ли решения третейского суда судебными решениями, на основании которых может происходить переход прав на недвижимое имущество. Также отсутствует определенность в вопросе о том, возможно ли внесение записей о государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество в ЕГРП на основании решений третейского суда. Президиум ВАС РФ просил разъяснить, на какие гражданско-правовые споры, касающиеся недвижимого имущества (в том числе в связи с их публично-правовой составляющей), компетенция третейских судов не распространяется.

Позиция самого Президиума ВАС РФ по данному вопросу изначально была определена в п. 27 Информационного письма от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» (далее — Информационное письмо N 96). Согласно этому пункту арбитражный суд должен отказать в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, так как вопросы публично-правового характера (регистрация недвижимости) не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде. Впоследствии данный вывод был более подробно изложен и обоснован в Письме ВАС РФ от 23.08.2007 N ВАС-С06/ОПП-1200.

Судебная практика развивала эту позицию. В судебных актах указывалось на то, что любое требование, являющееся основанием для изменения права на объект недвижимости, относится к исключительной компетенции государственных, а не третейских судов (Определения ВАС РФ от 12.08.2010 N ВАС-6829/10, от 19.07.2010 N ВАС-9425/10, от 15.06.2009 N ВАС-5520/09, от 04.03.2009 N 17373/08, от 08.10.2008 N 71/08, от 23.06.2008 N 6025/08, от 28.05.2008 N 5520/08, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 30.11.2010 по делу N А21–6370/2010, ФАС Северо-Кавказского округа от 31.01.2011 по делу N А63–5043/2010).

Обоснованием данной позиции было то, что признание права собственности на объекты недвижимости, подлежащего государственной регистрации, затрагивает вопросы публично-правового характера, поэтому может быть осуществлено только на основании решения государственного, а не третейского суда (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 11.12.2008 по делу N А56–18949/2008, от 27.05.2010 по делу N А42–345/2010, ФАС Северо-Кавказского округа от 02.04.2008 N Ф08–1488/08, ФАС Дальневосточного округа от 22.06.2010 N Ф03–3060/2010, от 01.03.2010 N Ф03–388/2010, ФАС Московского округа от 20.10.2009 N КГ-А40/10854–09-П, ФАС Поволжского округа от 09.12.2010 по делу N А57–2504/2010, от 27.05.2008 по делу N А06–6715/07–20, ФАС Центрального округа от 27.10.2006 по делу N А62–2006/2006, ФАС Волго-Вятского округа от 18.11.2008 по делу N А38–2023/2008–22–34).

Вывод о публично-правовом характере подобных споров кажется очевидным, поскольку государственная регистрация представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество (п. 1 ст. 2 Закона о государственной регистрации). То есть разрешение частноправового спора о праве на недвижимое имущество предполагает в качестве последствия проведение публично-правовой процедуры — государственной регистрации права на это имущество.

Суды также отмечают, что на рассмотрение третейского суда не могут быть переданы споры о понуждении публичного субъекта — органа государственной власти совершить юридически значимые публичные действия, поскольку споры, передаваемые на разрешение третейского суда, могут носить исключительно частный характер. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является функцией специального государственного органа (в настоящее время — Росреестра), следовательно, спор о праве собственности на недвижимое имущество не может быть предметом третейского разбирательства (Постановление ФАС Уральского округа от 10.12.2009 N Ф09–10016/09-С5).

В судебной практике редко, но встречается несколько иная позиция. Она состоит в том, что не может быть отказано в выдаче исполнительного листа на решения третейских судов о признании права собственности на недвижимое имущество, если эти решения не содержат положений, обязывающих произвести государственную регистрацию (Постановление Президиума ВАС РФ от 12.05.2009 N 17373/08). Однако данный вывод мало что меняет на практике, так как почти любое существенное изменение в правовом положении объекта недвижимости требует регистрации.

Полностью противоположная судебная практика существует в отношении государственной регистрации договора аренды объекта недвижимости. Согласно выводам судов спор о регистрации такого договора является гражданско-правовым, поскольку «любой гражданско-правовой спор опосредованно связан со сферой публичных отношений, однако не изъят на этом основании из компетенции третейских судов» (Определения ВАС РФ от 03.03.2009 N 17481/08, от 03.03.2009 N 17476/08).

Но и по этому вопросу суды чаще признают недопустимым разрешение спора в третейском суде, если исполнение его решения влечет за собой государственную регистрацию договора аренды (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 29.12.2006 по делу N А28–8020/2006–46/2, ФАС Московского округа от 27.08.2007, 03.09.2007 N КГ-А40/8370–07).

Тем не менее позиция ВАС РФ по вопросу о правомерности рассмотрения третейскими судами споров, затрагивающих государственную регистрацию прав на объекты недвижимости, в настоящее время не так однозначна. В Определении ВАС РФ от 11.03.2010 N ВАС-530/10 по делу, которое и послужило основанием для обращения в КС РФ, декларируется существование двух различных подходов к решению данного вопроса. ВАС РФ указывает на отсутствие единообразного толкования и применения норм права в подобных ситуациях.

Таким образом, обращаясь в КС РФ за проверкой оспариваемых норм на соответствие Конституции РФ, Президиум ВАС РФ фактически обратился за разъяснением действующего законодательства в связи с отсутствием единства в судебной практике по данному вопросу.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ

Согласившись с мнением Президиума ВАС РФ, КС РФ в Постановлении N 10-П подтвердил, что в соответствии с положениями Конституции РФ и федеральных законов третейские суды не входят в систему государственных судов РФ и их решения не имеют законной силы, присущей актам государственных судов.

КС РФ также отметил, что третейское судебное разбирательство не является собственно судебной формой защиты права и порождает только те правовые последствия, которые прямо указаны в законодательстве о третейских судах (п. 3.2 мотивировочной части Постановления N 10-П). Третейское решение принимается от имени третейского суда и исполняется сторонами добровольно в отличие от судебного решения (постановления или иного акта), которое принимается именем Российской Федерации и исполняется принудительно.

КС РФ указал в п. 3 мотивировочной части Постановления N 10-П, что при этом в третейский суд согласно ч. 2 ст. 1 Закона о третейских судах может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Российское законодательство не предусматривает никаких изъятий из данного правила, касающихся споров о правах на объекты недвижимости, которые требуют государственной регистрации в ЕГРП.

КС РФ признал ограниченность сферы действия третейских судов, уполномоченных разбирать любой спор, только если он вытекает из гражданских правоотношений. Однако дальнейшее ограничение компетенции третейского суда, по мнению КС РФ, не соответствует Конституции РФ и основополагающим принципам гражданского права.

Отмечая то обстоятельство, что рассмотрение спора в третейском суде — это реализация основополагающего принципа свободы договора, КС РФ в п. 2 Постановления N 10-П указал на то, что исключения из этого принципа должны быть прямо установлены федеральным законом. Ограничительное толкование арбитражными судами оспариваемых норм российского законодательства тем более странно, что п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах, ст. 28 Закона о государственной регистрации, п. 1 ст. 33 и ст. 51 Закона об ипотеке прямо и недвусмысленно определяют допустимость рассмотрения в третейских судах споров, касающихся государственной регистрации прав на объекты недвижимости.

КС РФ в п. 2 мотивировочной части Постановления N 10-П указывает на аналогичное толкование ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) Европейским Судом по правам человека (далее — ЕСПЧ). ЕСПЧ исходит из того, что стороны в гражданско-правовых отношениях могут, не прибегая к рассмотрению дела государственным судом, разрешить спор путем третейского разбирательства (Постановление от 27.02.1980 по делу «Девер (Deweer) против Бельгии»).

ЕСПЧ указывает на то, что слово «суд» в п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод может подразумевать, в том числе, орган, учрежденный для решения ограниченного числа особых вопросов, если соблюдаются необходимые гарантии (Постановления от 08.07.1986 по делу «Литгоу и другие (Lithgow and others) против Соединенного Королевства» и от 03.04.2008 по делу «Риджент Кампани (Regent Company) против Украины»).

Позиция Президиума ВАС РФ о том, что споры относительно объектов недвижимости являются спорами публично-правового характера, изложенная в п. 27 Информационного письма N 96, была признана КС РФ в п. 4 мотивировочной части Постановления N 10-П не соответствующей конституционно-правовому смыслу оспариваемых норм законодательства, выявленному КС РФ.

КС РФ указал, что «публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц». При этом требование государственной регистрации недвижимого имущества связано лишь с определенными характеристиками объекта правоотношения.

Таким образом, в соответствии с выводами КС РФ, отношения по поводу недвижимого имущества являются по своей природе частноправовыми, и государственная регистрация прав на такие объекты не влияет на их правовую природу. Дополнительно КС РФ указывает на то, что те же правоотношения с тем же составом участников, но относительно объектов движимого имущества не требуют, по общему правилу, государственной регистрации. Следовательно, требование государственной регистрации не свидетельствует об особой природе правоотношений, а лишь отражает особое внимание государства к обороту объектов недвижимого имущества (п. 4 мотивировочной части Постановления N 10-П).

КС РФ признал положения п. 1 ст. 11 ГК РФ, п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах, ст. 28 Закона о государственной регистрации, п. 1 ст. 33 и ст. 51 Закона об ипотеке соответствующими Конституции РФ. Таким образом, обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества на рассмотрение третейских судов.

Также следует обратить внимание на тот факт, что в п. 2 мотивировочной части Постановления N 10-П КС РФ указал на то, что любое третейское разбирательство предполагает наличие гарантий справедливости и беспристрастности, присущих любому судебному разбирательству в силу требований ст. 46 Конституции РФ во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следовательно, КС РФ косвенно указал на то, что только эти принципы из всех содержащихся в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязательны для третейских судов. Таким образом, можно сделать вывод, что принципы публичности и независимости судебного разбирательства, а также рассмотрения дела в разумный срок могут не распространяться на случаи разрешения спора путем рассмотрения в третейском суде.

Следует учитывать, что правоприменительная практика может быть приведена в соответствие с данной правовой позицией КС РФ при использовании процессуальных возможностей по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ и п. 3 ч. 3 ст. 311 АПК РФ).