Время работы Центра оперативного консультирования:

ежедневно с 9.00 до 19.00  

Центр оперативного консультирования 7 дней в неделю
+7 (495) 967-67-10

КалендарьДекабрь 2016

пн вт ср чт пт сб вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  Налоги
  Отчеты
  Страховые взносы
  Акцизы
  Госпошлина
  Сведения
  Платежи

Документ дня

Распоряжение Мэра Москвы от 30.06.2014 N 542-РМ

(ред. от 30.11.2016)
«О предельных (максимальных) индексах изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в городе Москве»

Перейти в архив

Новые темы в блоге
«Умные мелочи»

14.01.2016 07:05

…Продолжение – Здорово же у него там, дедушка, на Ямале! – засмеялась Снегурочка. – Надо и нам с тобой на...

07.01.2016 11:53

…Продолжение Пообещали Дед Мороз со Снегурочкой Белого старца навестить, поблагодарили его за щедрые...

Rambler's Top100

Обзор за 19.02.2013

Обзор федерального законодательства подготовлен специалистами компании "Консультант Плюс"
Полные тексты всех документов представлены в СПС Консультант Плюс. Тексты отдельных документов представлены в разделе Документ дня.

«ОБЗОР ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ, СВЯЗАННЫМ С ДОБРОВОЛЬНЫМ СТРАХОВАНИЕМ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН» (УТВ. ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ 30.01.2013)

 

1. Страховой интерес >>>

2. Обязанность страхователя сообщить страховщику обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска >>>

3. Страховая сумма >>>

4. Толкование договора страхования >>>

5. Уведомление о наступлении страхового случая >>>

6. Наступление страхового случая вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя >>>

7. Возможность обусловить выплату страхового возмещения действиями страхователя, а не наступлением страхового случая >>>

8. Нарушение страхователем сроков уплаты страховых взносов как основание для прекращения договора страхования >>>

9. Освобождение страховщика от уплаты страховой суммы в связи с тем, что автомобилем управляло лицо, не указанное в страховом полисе >>>

10. Размер страховой выплаты >>>

11. Возмещение ущерба с учетом износа застрахованного имущества >>>

12. Утрата товарной стоимости застрахованного имущества >>>

13. Уплата процентов за пользование чужими денежными средствами при необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения >>>

14. Срок исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения >>>

 

Верховный Суд РФ совместно с верховными судами субъектов РФ подготовил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (далее — Обзор). Обзор по большей части носит описательный характер, в нем обобщается практика применения судами общей юрисдикции гражданского законодательства, касающегося вопросов добровольного страхования.

В Обзоре рассматривалась судебная практика по искам о недействительности договора страхования имущества, об освобождении страховщика от исполнения обязательств, о размере страховой выплаты, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и др.

Следует отметить, что до недавнего времени суды общей юрисдикции указывали на то, что законодательство о защите прав потребителей не применяется к отношениям по добровольному имущественному страхованию (ответ на вопрос 2 разд. «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 28.05.2008).

Однако судебная практика по этому вопросу изменилась после принятия Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». В данном Постановлении было указано, что законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по добровольному имущественному страхованию, если отсутствует специальное регулирование (например, в части определения подсудности спора) (см. также Определения Липецкого областного суда от 16.07.2012 по делу N 33-1643а/2012, Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 13.09.2012 по делу N 33–1107/2012, Санкт-Петербургского городского суда от 23.10.2012 N 33–15274/2012, Апелляционные определения Томского областного суда от 19.10.2012 по делу N 33–2905/2012, Новосибирского областного суда от 15.01.2013 по делу N 33–84/2013, Московского городского суда от 10.09.2012 по делу N 11–20185, от 09.07.2012 по делу N 11–13198). В связи с этим указанные выше разъяснения были отозваны Верховным судом РФ (см. п. 2 разд. «Информация для сведения» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года, утвержденного Президиумом ВС РФ 10 октября 2012 г.).

 

1. Страховой интерес

 

В Обзоре указывается, что ключевым моментом при решении вопроса о действительности договора добровольного страхования имущества является наличие страхового интереса у страхователя (выгодоприобретателя).

Как установлено в Обзоре, о наличии такого интереса может свидетельствовать существование юридической (правовой) связи лица, в пользу которого заключен договор страхования, с предметом страхования. Этот вывод согласуется с существующей практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 06.02.2012 по делу N 33–3102, от 11.11.2010 по делу N 33–35060, Приморского краевого суда от 30.05.2012 по делу N 33–4683, Апелляционное определение Самарского областного суда от 19.07.2012 по делу N 33–6774/2012, Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан от 06.02.2012 по делу N 33–1299/2012, а также Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.200916АП-1384/09 по делу N А63-7938/08-С1-40).

Из текста Обзора нельзя с полной определенностью сделать вывод о том, могут ли о наличии страхового интереса свидетельствовать иные факты. Президиум ВС РФ не исключает возможности существования страхового интереса и в иных случаях, но прямо их не называет.

При этом бремя доказывания отсутствия страхового интереса должно возлагаться на лицо, которое требует признать договор страхования недействительным. Страховщик должен доказывать негативный факт — отсутствие интереса страхователя.

Следует отметить, что схожая позиция отражена в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования». Эту позицию также разделяли некоторые суды общей юрисдикции, в том числе на основании того, что страховщик обязан проверять наличие и характер страхового интереса при заключении договора страхования (Определения Московского городского суда от 16.11.2010 по делу N 33–34776, Санкт-Петербургского городского суда от 06.12.2011 N 33–18016/2011, Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан от 06.02.2012 по делу N 33–1299/2012).

 

2. Обязанность страхователя сообщить страховщику обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска

 

В п. 1 ст. 944 ГК РФ установлено, что при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

В противном случае договор страхования может быть признан недействительным как совершенный под влиянием обмана.

В связи с этим в Обзоре отмечается, что специально установленные правовые санкции за нарушение страхователем указанной обязанности (п. 3 ст. 944 и п. 2 ст. 179 ГК РФ) могут применяться лишь в случае, если страхователь умышленно скрыл какие-либо обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска, либо представил заведомо ложные сведения. Таким образом, непредставление страховщику указанной информации в результате небрежности страхователя само по себе не может повлечь за собой признание договора страхования недействительным.

Эти выводы подтверждаются существующей судебной практикой (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 14.12.2010 по делу N 33–38631, от 24.06.2010 по делу N 4г/2–4979/10, Санкт-Петербургского городского суда от 20.09.2011 N 33–14258/2011, Апелляционные определения Саратовского областного суда от 02.10.2012 по делу N 33–5705, Омского областного суда от 05.12.2012 по делу N 33–7594/2012, Кассационные определения Курского областного суда от 05.07.2012 по делу N 33-1496-12, Волгоградского областного суда от 25.01.2012 по делу N 33–539).

 

3. Страховая сумма

 

В п. 2 ст. 947 ГК РФ закреплено, что страховая сумма не должна превышать действительную стоимость (страховую стоимость) застрахованного имущества. Однако данная норма является диспозитивной, и иное правило может быть установлено договором страхования.

При этом существует коллизия с положением п. 1 ст. 951 ГК РФ, в котором императивно установлено: если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, то договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Аналогичная норма содержится также в п. 2 ст. 10 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015–1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон о страховании).

В Обзоре рекомендуется разрешать данную коллизию следующим образом. Императивные нормы не могут быть нарушены, несмотря на наличие диспозитивного правила, допускающего иное регулирование отношений. Поэтому указанные нормы следует понимать как ограничивающие размер страховой суммы действительной стоимостью имущества. При нарушении этого правила должны наступать особые последствия, указанные в п. 1 ст. 951 ГК РФ.

Также в Обзоре рекомендуется при определении страховой суммы исходить из действительной стоимости имущества, которая может быть эквивалентна рыночной стоимости имущества в месте его нахождения в день заключения договора страхования. При этом такие термины страхового законодательства как «действительная стоимость», «реальная стоимость», «разумная стоимость», «эквивалентная стоимость» рекомендуется понимать как рыночную стоимость. Следует отметить, что данная рекомендация сходна с положением ст. 7 Федерального закона от 29.07.1998135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

О применении обозначенной нормы к страхованию см. Постановления ФАС Московского округа от 21.01.2013 по делу А40-113591/10-59-1009 , Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2011 по делу А08-3739/2010-18Б , Апелляционное определение Вологодского областного суда от 12.09.2012 N 33–3798/2012.

Из доктринальных источников см. Фогельсон Ю. Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография. — М.: Норма, Инфра-М, 2012. — 576 с. —  Гл. 12, 1 .

В судебной практике также поддерживается вывод о том, что страховая сумма определяется по соглашению сторон договора страхования, но при этом не должна превышать действительную (рыночную) стоимость застрахованного имущества (см., к примеру, Определения Санкт-Петербургского городского суда от 04.09.2012 N 33–11982, от 13.12.2012 N 33–16615/2012, Верховного суда Республики Дагестан от 27.01.2012 по делу N 33–305/2012, Самарского областного суда от 15.02.2012 N 33–1651/2012, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 01.10.2012 по делу N 33–8122/2012, Кассационное определение Тульского областного суда от 02.02.2012 по делу N 33–306).

В Обзоре обращается внимание на то, что страховая сумма по договору имущественного страхования не может быть оспорена страховщиком, если он не воспользовался предоставленным ему правом и не произвел экспертизу страхуемого имущества в целях установления его действительной стоимости (п. 1 ст. 945 и ст. 948 ГК РФ), а согласился с указанной страхователем стоимостью имущества. В этой ситуации страховщик не сможет впоследствии сослаться на завышение стоимости застрахованного имущества, поскольку исходя из этой (завышенной, по заверениям страховщика) суммы последнему выплачивается страховая премия.

 

4. Толкование договора страхования

 

В Обзоре приводится пример судебного спора, из которого следует, что положения договора страхования при наличии неточностей и несоответствий должны толковаться в пользу страхователя (толкование contra preferentum), поскольку страховщик имел возможность их устранить при наступлении страхового случая.

Также в Обзоре указывается на то, что если в договоре страхования не были согласованы специальные условия о застрахованном имуществе, то согласно ст. 943 ГК РФ в такой ситуации необходимо применять стандартные правила страхования соответствующего вида, принятые, одобренные или утвержденные страховщиком либо объединением страховщиков (правила страхования).

 

5. Уведомление о наступлении страхового случая

 

Нарушение страхователем обязанности незамедлительно уведомить страховщика о наступлении страхового случая само по себе не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. В связи с этим в Обзоре поясняется, что страхователь (или выгодоприобретатель), не уведомивший о наступлении страхового случая, может оспорить отказ страховщика в выплате страхового возмещения. В такой ситуации страхователю необходимо доказать, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая из иного источника или что отсутствие у страховщика сведений о страховом случае не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 ГК РФ).

Относительно этого вопроса в Обзоре приводится пример из судебной практики, согласно которому страхователь, застраховавший автомобиль, несвоевременно уведомил страховщика о наступлении страхового случая, но в силу того, что факт наступления страхового случая был подтвержден документами о совершении административного правонарушения (протокол, справка ГИБДД и т. п.), страховщик не мог отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на несвоевременное уведомление о страховом случае. Этот вывод также встречается, к примеру, в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 26.11.2012 N 33–16353, разделе «Дела, возникающие из дорожно-транспортных происшествий» Обзора кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года (подготовлен Пермским краевым судом 24 июля 2007 г.).

 

6. Наступление страхового случая вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя

 

Согласно п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. В то же время при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения только в случаях, предусмотренных законом.

В связи с этим в Обзоре указывается, что страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если докажет, что действия страхователя были направлены на причинение вреда имуществу и страхователь желал наступления негативных последствий.

В качестве примера ситуации, когда страховщик был освобожден от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности, в Обзоре приводится случай гибели катера, которая произошла вследствие нарушения страхователем правил пользования маломерными судами на водных объектах. Следует отметить, что освобождение страховщика от уплаты страхового возмещения в случае грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя) предусмотрено только в ст. 265 КТМ РФ.

В качестве специального основания освобождения от выплаты страхового возмещения по договору страхования транспортных средств в Обзоре указано наступление страхового случая при управлении страхователем транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения.

Президиум ВС РФ также указал, что нахождение страхователя за рулем в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения нарушает требование абз. 1 п. 2.7 Постановления Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 «О Правилах дорожного движения».

В Обзоре отмечается, что в судебной практике существует правовая позиция, согласно которой не имеет значения наличие причинно-следственной связи между наступлением страхового случая и алкогольным (наркотическим) опьянением страхователя, поскольку само по себе управление транспортным средством в таком состоянии является проявлением грубой неосторожности.

Арбитражные суды в своей практике также отмечают, что состояние алкогольного опьянения виновного лица является обстоятельством, способствовавшим наступлению страхового случая и освобождающим страховщика от выплаты страхового возмещения (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 07.09.2012ВАС-10979/12 по делу N А71-7986/2011-Г33).

Однако в судебной практике встречаются и судебные акты, в которых рассматриваемые обстоятельства не признаются основаниями, освобождающими страховщика от выплаты страхового возмещения (см., к примеру, Определение Пермского краевого суда от 03.10.2012 по делу N 33–8869, Апелляционные определения Вологодского областного суда от 25.07.2012 N 33–2960/2012, от 04.07.2012 N 33–2646/2012).

При этом целесообразно обратить внимание на следующее различие в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции при разрешении рассматриваемой проблемы. Арбитражные суды в соответствии со ст. ст. 963 и 964 ГК РФ допускают возможность установления в договоре страхования (или в правилах страхования) условия, согласно которому нахождение страхователя в состоянии алкогольного опьянения освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения (см. Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 19.04.2012 по делу N А29-1994/2011, ФАС Московского округа от 22.10.2012 по делу N А40-36287/12-151-331, ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2012 по делу N А56-63777/2011). Суды общей юрисдикции такую возможность ставят под сомнение (см., к примеру, Определение Верховного суда Республики Коми от 16.07.2012 по делу N 33-2897АП/2012, Кассационное определение Новосибирского областного суда от 04.08.2011 по делу N 33-5780-2011; противоположная позиция отражена в Апелляционном определении Тамбовского областного суда от 13.06.2012 по делу N 33–1562).

При этом в Обзоре отмечено, что условие об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения в связи с совершением страхователем дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения должно быть включено в договор добровольного страхования имущества и страхователь должен быть ознакомлен с таким условием.

 

7. Возможность обусловить выплату страхового возмещения действиями страхователя, а не наступлением страхового случая

 

В Обзоре указано, что непредставление страхователем паспорта транспортного средства, либо свидетельства о его регистрации, либо комплекта ключей, либо талона техосмотра не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения за угон (хищение) автомашины. Такое непредставление не может свидетельствовать об умысле страхователя (выгодоприобретателя), направленном на наступление страхового случая.

Также в Обзоре обращалось внимание на то, что случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ, положения которых не содержат таких оснований, как непредставление указанных выше документов на автомобиль или комплектов ключей. При этом отмечается, что в случае непредставления таких документов (ключей) суд для принятия решения об отказе в выплате страхового возмещения должен исследовать вопрос о форме вины страхователя (выгодоприобретателя). Эти выводы были сделаны со ссылкой на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ N 5-В09-146.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ не в первый раз обращает внимание судов общей юрисдикции на незаконность подобных условий договора страхования имущества. Так, в п. 6 разд. «Судебная практика по гражданским делам» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.10.2012) указывалось на то, что условие договора имущественного страхования о выплате страхового возмещения в зависимости от определенных действий страхователя (представление страховщику свидетельства о регистрации транспортного средства для получения страхового возмещения), а не от наступления страхового случая, ничтожно.

В настоящее время в судебной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции такое толкование положений законодательства о том, что может пониматься под страховым случаем, является преобладающим (см. Определения ВС РФ от 24.04.20125-В12-24, от 12.01.20105-В09-146, Рязанского областного суда от 01.08.2012 N 33–1442, Апелляционные определения Рязанского областного суда от 04.07.2012 N 33–1156, Московского городского суда от 04.07.2012 по делу N 11–9060, от 02.07.2012 по делу N 11–12318/2012, Постановления Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4561/08 по делу N А49-3418-2007-151-9-ГК, ФАС Московского округа от 21.02.2012 по делу N А40-15747/11-59-165, от 11.03.2011КГ-А40/1248–11 по делу N А40-152004/09-151-1037, от 16.06.2010КГ-А40/4438–10 по делу N А40-92911/09-8-754, ФАС Поволжского округа от 31.01.2011 по делу N А72-4077/2010, ФАС Уральского округа от 25.01.2012Ф09-8536/2011 по делу N А76-3514/2011).

Следует отметить очень точную характеристику рассматриваемой ситуации, приведенную в ряде указанных выше судебных актов: «кража автомобиля вместе со свидетельством о государственной регистрации и ключом не устраняет объективности его утраты».

Также Президиум ВС РФ в Обзоре указал на то, что страховщик не может освобождаться от обязанности уплатить страховое возмещение по договору добровольного страхования в ситуации, когда страхователь после наступления страхового случая и оценки страховщиком стоимости восстановительных работ произвел ремонтные работы в целях восстановления застрахованного имущества, стоимость которых превысила стоимость восстановительного ремонта, определенную страховщиком.

В рассматриваемом документе по этому поводу указано, что если в договоре страхования закреплена обязанность страховщика возместить фактическую стоимость ремонта поврежденного застрахованного имущества, то страховщик может быть освобожден от обязанности выплатить страховое возмещение только в случае, если он оспорит стоимость документально подтвержденных произведенных затрат на ремонт.

См. подробнее по данной проблеме:

Дедиков С.В . Договорные основания освобождения страховщика от ответственности в автостраховании // Юридическая и правовая работа в страховании. 2012. N 1. — С. 65 — 75.

Кондратюк П . Освобождение страховщика от выплаты и исключения из покрытия // Консультант. 2011. N 17. — С. 34 — 38.

Старченко В.И . Официальное подтверждение страхового случая по договору страхования транспортного средства // Юридическая и правовая работа в страховании. 2012. N 1. — С. 76 — 82.

Фогельсон Ю. Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография. — М.: Норма, Инфра-М, 2012. — 576 с. —  Гл. 10, 3 .

 

8. Нарушение страхователем сроков уплаты страховых взносов как основание для прекращения договора страхования

 

В Обзоре отмечается, что нарушение страхователем сроков уплаты страховых взносов само по себе не прекращает и не расторгает договор страхования, поэтому страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения при просрочке уплаты страховых взносов. При этом Президиум ВС РФ обратил внимание на то, что по данному вопросу в судебной практике отсутствует единообразие.

Ряд судов, как указывается в Обзоре, полагает, что неуплата очередных страховых платежей свидетельствует о нарушении договора страхования, в связи с чем страхователь лишается права ссылаться на нарушение его прав страховщиком. Следовательно, такая неуплата влечет расторжение договора добровольного страхования.

В то же время другие суды общей юрисдикции отмечали, что страховщик не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования (ст. 954 ГК РФ). Такая сумма должна рассчитываться пропорционально не уплаченным страхователем денежным средствам, если страховая премия вносилась в рассрочку. Автоматически действие договора страхования в такой ситуации не прекращается.

В Обзоре указывается, что для предотвращения таких спорных ситуаций страховщик должен известить страхователя о том, что он расторгает договор страхования в связи с допущенной просрочкой или отказывается от исполнения договора страхования (если это предусмотрено договором).

В связи с этим судам при разрешении вопроса о возможности освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение страхователю при допущенной просрочке в выплате страховой премии рекомендуется обращать внимание на следующие обстоятельства:

— какие последствия нарушения сроков и порядка уплаты страховых взносов закреплены в правилах страхования;

— установлен ли факт принятия (непринятия) страховщиком уплаченной после наступления страхового случая просроченной части страховой премии;

— установлен ли факт возврата (невозврата) страховщиком уплаченной с просрочкой премии страхователю;

— установлен ли факт уведомления (неуведомления) страховщиком страхователя о расторжении договора страхования в связи с просрочкой внесения указанных платежей.

В судебной практике по этому вопросу отмечается, что отказ в выплате страхового возмещения при невнесении страхователем в установленный срок очередного страхового взноса необоснован, поскольку не предусмотрен законом (см., к примеру, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 22.06.2012 N 33–2500/2012, Кассационное определение Тюменского областного суда от 31.01.2011 по делу N 33–345/2011). В разд. «Дела, возникающие из дорожно-транспортных происшествий» Обзора кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года (подготовлен Пермским краевым судом 24 июля 2007 г.) отмечается, что выплата страхового возмещения не производится до уплаты суммы задолженности страхователем.

Следует отметить, что схожая правовая позиция применяется к случаям, когда в договоре имущественного страхования закреплена необходимость уплаты дополнительной страховой премии для получения страхового возмещения при причинении застрахованному имуществу вреда, превышающего определенные в договоре размеры (Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 21.08.2012 по делу N 33–6184). В указанном деле суд признал необоснованным отказ страховщика выплатить страховое возмещение без получения дополнительной страховой премии.

В то же время существует и иная позиция, согласно которой отказ в выплате страхового возмещения в случае неуплаты страхователем в установленные сроки очередных страховых взносов соответствует принципу свободы договора (см., к примеру, Определение Тверского областного суда от 17.01.2012 по делу N 33–202).

 

9. Освобождение страховщика от уплаты страховой суммы в связи с тем, что автомобилем управляло лицо, не указанное в страховом полисе

 

В Обзоре обращается внимание на следующее: тот факт, что транспортным средством управляло лицо, не указанное в страховом полисе, не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения по риску «Ущерб». Этот вывод был сделан на основе ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ, которые (как и иные нормы страхового законодательства) не предусматривают такого основания для освобождения страховщика от уплаты страхового возмещения.

Еще один довод, подтверждающий этот вывод, вытекает из определения страхового случая, под которым следует понимать только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь между ними. Указание на какие-либо сопутствующие наступлению страхового случая обстоятельства не должно иметь правового значения.

Также в Обзоре указывается, что такая позиция не является единственной в существующей судебной практике по этому вопросу. Некоторые суды считают, что при включении такого основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в условия договора страхования страховое возмещение может не выплачиваться. Однако Президиум ВС РФ не поддержал эту позицию в Обзоре.

Следует отметить, что сходная позиция встречалась в практике судов общей юрисдикции и ранее (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.08.2010 N 33–10704, Кассационное определение Белгородского областного суда от 31.01.2012 по делу N 33–300).

 

10. Размер страховой выплаты

 

В Обзоре указывается, что при взыскании со страховщика страхового возмещения в виде разницы между произведенной страховой выплатой и фактическими расходами на восстановление застрахованного имущества следует исходить из конкретных условий договора имущественного страхования.

Так, при определении размера страхового возмещения по застрахованному имуществу, на которое распространяется гарантия производителя, необходимо исходить из данных, предоставленных соответствующими дилерами. Если же застрахованный автомобиль находится на гарантийном обслуживании в сервисном центре, то размер страхового возмещения напрямую зависит от стоимости технического обслуживания и ремонта в этом сервисном центре. Также в Обзоре указывается на то, что обслуживание застрахованного имущества в иных сервисных центрах повлечет увеличение убытков страхователя, поскольку при этом прекратятся гарантийные обязательства официальных сервисных центров.

В случаях, когда определение тех или иных обстоятельств требует наличия специальных знаний, может назначаться экспертиза, в частности, для определения стоимости страхового возмещения.

 

11. Возмещение ущерба с учетом износа застрахованного имущества

 

Президиум ВС РФ разъяснил, что выплата страхового возмещения по договорам добровольного страхования имущества не должна производиться с учетом износа и амортизации застрахованного имущества. Основным доводом, приведенным в рассматриваемом документе в пользу указанной правовой позиции, являлась ссылка на то, что при выплате страхового возмещения компенсации подлежит вред и причиненные убытки, связанные с величиной расходов на восстановление нарушенного права. При этом право страхователя должно быть восстановлено в том объеме, в котором оно находилось до причинения вреда, и застрахованное имущество не может быть приведено в худшее состояние, чем до причинения вреда (до наступления страхового случая).

Также в Обзоре указывалось на то, что законом не предусмотрена возможность уменьшения суммы страховой выплаты с учетом износа и амортизации застрахованного имущества.

При этом в судебных актах встречается ссылка на то, что расчет страхового возмещения может осуществляться с учетом износа и амортизации застрахованного имущества (см., к примеру, Определение Московского областного суда от 22.06.2010 по делу N 33–12021). Также в этом судебном акте отмечалось, что такой расчет страхового возмещения может быть оспорен страхователем.

Вместе с тем Президиум ВС РФ отметил, что в судах общей юрисдикции еще не сложилась единообразная судебная практика по этому вопросу. Также в Обзоре констатировалась распространенность практики выплаты страхового возмещения в полном объеме при отказе страхователя от своих прав на застрахованное имущество (п. 5 ст. 10 Закона о страховании).

 

12. Утрата товарной стоимости застрахованного имущества

 

В Обзоре установлено, что утрата товарной стоимости (далее — УТС) застрахованного имущества является составной частью реального ущерба, который понес страхователь. Президиум ВС РФ обосновал этот тезис тем, что страхователь вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не установлено иное (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

УТС представляет собой уменьшение стоимости застрахованного имущества, а под реальным ущербом согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Следовательно, УТС — это составная часть реального ущерба страхователя, поскольку УТС застрахованного имущества нарушает права страхователя.

Следует отметить, что квалификация УТС как составной части реального ущерба достаточно распространена в судебной практике (ответ на вопрос 18 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2005 года, утвержденного 10 августа 2005 г., Определения Ленинградского областного суда от 29.11.2012 N 33–5139/2012, Самарского областного суда от 30.05.2012 по делу N 33–4928, Апелляционные определения Ростовского областного суда от 23.08.2012 по делу N 33–9689, Нижегородского областного суда от 10.07.2012 по делу N 33–4388). Однако в некоторых случаях утрата товарной стоимости была квалифицирована как упущенная выгода (см., например, Определение Кемеровского областного суда от 14.12.2011 по делу N 33–13993).

Также в Обзоре отмечается, что отсутствие в договоре добровольного имущественного страхования указания на возмещение УТС само по себе не означает, что это обстоятельство не является основанием для отказа в возмещении страхового возмещения на эту сумму. УТС не является самостоятельным страховым риском. Президиум ВС РФ указал на то, что УТС является составной частью страхового риска «Ущерб», потому что также входит в объем материального ущерба, причиненного застрахованному имуществу.

Целесообразно обратить внимание, что, как правило, суды также исходят из того, что УТС не является самостоятельным страховым риском, а представляет собой часть риска «Ущерб» (см., например, Кассационное определение Астраханского областного суда от 26.10.2011 по делу N 33–3456/2011, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.02.2013 по делу N А32-3980/2012). Однако есть случаи, когда УТС была квалифицирована как самостоятельный страховой риск, если так его обозначил страховщик (см., к примеру, Определение Свердловского областного суда от 11.11.2010 по делу N 33–12952/2010).

В Обзоре не поддерживается практика отдельных судов общей юрисдикции, которые отмечают, что УТС не должна возмещаться страховщиком, поскольку указание на возмещение этой суммы не внесено в условия договора страхования. Президиум ВС РФ отметил, что принципы диспозитивности и свободы договора не могут ограничивать выплату страхового возмещения в этой части.

 

13. Уплата процентов за пользование чужими денежными средствами при необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения

 

В Обзоре обращается внимание, что в судебной практике нет единства относительно того, с какого момента необходимо начислять проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) при необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения. В Обзоре указывается, что судам следует начислять проценты за пользование чужими денежными средствами с момента необоснованного отказа страховщика в выплате страхового возмещения или выплаты его не в полном объеме.

Однако в судебной практике, как отмечается в Обзоре, встречается и иная позиция, согласно которой проценты по ст. 395 ГК РФ следует исчислять с момента вступления в силу судебного решения о присуждении сумм страхового возмещения. Эта позиция не была поддержана Президиумом ВС РФ.

 

14. Срок исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения

 

В ст. 966 ГК РФ установлен сокращенный двухгодичный срок исковой давности по спорам, вытекающим из правоотношений по имущественному страхованию.

В Обзоре отмечается, что срок исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения должен исчисляться с момента, когда страховщик отказал в выплате страхового возмещения или выплатил его не в полном объеме. Этот вывод обосновывается тем, что в п. 2 ст. 200 ГК РФ установлено: течение исковой давности по обязательствам, срок которых не определен либо определен моментом востребования, должно начинаться с момента, когда у кредитора возникает право требовать исполнения обязательства.

Президиум ВС РФ в Обзоре указал, что суды не должны исходить из того, что срок исковой давности по таким требованиям начинает течь с момента наступления страхового случая. Такая правовая позиция не основана на законе.

Следует отметить, что подобная точка зрения существовала в доктринальной литературе (Фогельсон Ю. Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография. — М.: Норма, Инфра-М, 2012. — 576 с. — Гл. 10, 2). Однако на момент подготовки настоящего аналитического обзора в практике судов общей юрисдикции преобладает именно позиция об исчислении срока исковой давности с момента наступления страхового случая (см., к примеру, Определения Санкт-Петербургского городского суда от 13.12.2012 N 33–17638, от 28.11.2012 N 33–15927/2012, от 18.09.2012 N 33–11614/2012, Пермского краевого суда от 25.07.2012 по делу N 33–6196, Апелляционные определения Верховного суда Республики Башкортостан от 11.12.2012 по делу N 33–14202/12, Московского городского суда от 06.08.2012 по делу N 11–13926, Орловского областного суда от 03.10.2012 по делу N 33–1869, Кассационные определения Вологодского областного суда от 06.04.2012 N 33–1199/2012, Мурманского областного суда от 14.12.2011 по делу N 33-3492-2011).

Также суды указывают на то, что срок исковой давности по таким спорам начинает течь по окончании срока исполнения обязательства (см., к примеру, Определение Владимирского областного суда от 24.11.2011 по делу N 33–3934/11).

Кроме того, в Обзоре обращается внимание на то, что к требованиям страховщика, полученным им в порядке суброгации, исковая давность должна применяться в соответствии с нормативными актами, регулирующими отношения между страхователем и лицом, ответственным за причинение вреда.